«Права человека – превыше всего». Как прошел ЛГБТ-марш в Киеве

Воскресный «Марш равенства», прошедший в Киеве, стал поводом для руководства Национальной полиции Украины заявить о своей профессиональной работе. Но впечатление от слаженной работы полицейских испортили избиение одного человека после марша и реакция на этот случай.

Повествование ведется от лица корреспондента «Громадського радио» Григория Пырлика, специально для Kloop.kg.

«12 июня в Киеве будет “кровавая каша”, — так пресс-секретарь «Правого сектора» Артем Скоропадский призывал организаторов «Марша равенства» отменить его за неделю до начала. Заявление прозвучало от представителя организации, «варившей» «кровавую кашу» год назад — на предыдущем марше ЛГБТ-сообщества.

Сделать наименее травмоопасным «Марш равенства» организаторы пытались и в прошлом году — до последнего момента скрывали место сбора. Но 6 июня 2015 года картинка с Оболонской набережной Киева облетела украинские и мировые телеканалы. Противники ЛГБТ-движения, в том числе из «Правого сектора», напали на митингующих. Тогда пострадали более 20 человек, среди которых около 10 участников акции, девять милиционеров и несколько противников «Марша».

Милиция задержала 30 человек.

В этот раз организаторы назвали место сбора досрочно — вход в главный корпус Киевского национального университета имени Шевченко. Но предварительная работа — и полиции, и организаторов — оказалась несомненно более кропотливой.

Организаторы несколько раз встречались с руководством киевской полиции, прорабатывали маршруты и меры безопасности. Не обошлось и без «проработки» общества. В канун марша в киевском метро развесили баннеры с лозунгом «Я поддерживаю КиевПрайд». На них были фотографии журналистов, представителей общественных организаций и некоторых депутатов Верховной Рады — с объяснением, почему они выступают за форум. Отмечу, что среди людей, публично поддержавших КиевПрайд, были и гетеросексуалы, некоторые из них — давно семейные.

Ко дню акции полиция и организаторы выработали совместные меры безопасности.

Ведущая и редактор «Громадського радио» Ирина Славинская. Надпись на плакате: «В ноябре 2013 года я вышла на Евромайдан с лозунгом «права человека – превыше всего».
Ведущая и редактор «Громадського радио» Ирина Славинская. Надпись на плакате:
«В ноябре 2013 года я вышла на Евромайдан с лозунгом «права человека – превыше всего».

Представители марша разослали памятку с призывом не надевать по дороге на марш характерную символику, неброско одеваться, уезжать организованно — всех участников развозили на отдельном поезде метро и специально выделенных автобусах, не афишируя, где высадят. А глава Национальной полиции Хатия Деканоидзе предупредила — маршрут марша по периметру будет оцеплен, на входах выставят металлодетекторы, любые провокации полиция будет пресекать.

«Свобода слова, свобода демонстрации и мирных собраний — серьезный приоритет. Мы приняли присягу не для того, чтобы защищать выборочно людей, мы должны защищать каждого», — заявила Деканоидзе за день до акции в интервью «Громадському радио».

Я работаю на этой радиостанции в службе новостей — и на марш ходил делать прямые включения в эфир. Могу сказать по собственному опыту и по впечатлениям «вип-участников» — полиция при досмотре не делала исключений ни для кого.

Депутат Европарламента Ребекка Хармс сказала мне в интервью, что она сознательно не брала с собой никаких вещей, но у ее ассистента полицейские тщательно проверили сумку.

Меня на входе попросили открыть все отделения в рюкзаке, вытащив каждую мелочь. Отдельно меня проверили сначала ручным металлодетектором, затем попросили пройти через рамку.

Меня на входе попросили открыть все отделения в рюкзаке, вытащив каждую мелочь.
Меня на входе попросили открыть все отделения в рюкзаке, вытащив каждую мелочь.

«Лучше мы лишний раз проверим, чем потом кто-то пострадает», — объяснил полицейский.

Возразить на это мнение было нечего.

Едва ли не первым, что бросилось в глаза, был одиночный пикет противницы ЛГБТ-движения — женщина стояла внутри огороженной для участников марша территории. Стояла с плакатом «Киевляне против пропаганды содомского греха» — стояла спокойно, никак иначе не привлекая внимания участников акции и не провоцируя их. Активисты на нее реагировали также спокойно.

«На самом деле, вот это — про демократию. Когда человек, который против, мирным путем высказывает свой протест», — сказала об одиночном пикете директор форума «КиевПрайд», ЛГБТ-активистка Анна Шарыгина.

В интервью журналистам она пыталась донести мысль о том, что устроенная ЛГБТ-сообществом акция — не про сексуальную жизнь, а про гражданские права.

«Это про права человека, которые не доступны ЛГБТ-людям: право на мирные собрания, на семью, право на частную жизнь. Обратная сторона — это преступления на почве ненависти, когда к геям и лесбиянкам применяют насилие. Это доступ в больничные, реанимационные палаты — являются ли такие пары родственниками или нет. Это про брачные союзы, про вопросы наследства. Нам говорят: вы все вопросы можете решить по-другому. Но непонятно, почему налоги мы должны платить такие же, как и гетеросексуальные люди, но достигать своих целей с большими препятствиями», — сказала Шарыгина.

От представителей СМИ вопросы звучали порой несколько экстравагантные.

«Как вы относитесь к тому, что ЛГБТ-активисты разных стран, в том числе Италии и Аргентины, ведут себя агрессивно, нападают на церкви?» — вопрошал «коллега».

«Я против любого насилия», — сказала Шарыгина в ответ.

Одна из участниц акции, Ирина, в беседе с корреспондентом «Громадського радио» рассказала, что приехала на марш из Львова — по сути, сбежала на него из дома. Говорит: об ориентации публично никому не заявляла.

«Я не знаю, что скажут люди, когда я им расскажу. Не знаю, как отреагируют, это всегда стресс. Каминг-аут, выход из шкафа — всегда переживание», — сказала она.

Среди участников марша по количеству телекамер вокруг можно было распознать публичных людей — народных депутатов Украины Сергея Лещенко, Мустафу Найема, Светлану Залищук, посла Франции в Украине Изабель Дюмон, уже упомянутого депутата Европарламента Ребекку Хармс.

Строить в колонны митингующих помогали волонтеры. Участники выглядели весьма пестро — с радужной символикой, некоторые — с ярко выкрашенными волосами, цветными париками. Среди них можно было выделить и однополые пары, и вполне «традиционные» — пришедшие поддержать правозащитную акцию.

13413697_1253095111382346_3090831621041631409_n

На плакатах были надписи «Любовь не имеет пола», «Права человека – превыше всего». Был и человек с цитатой из Высоцкого на плакате: «Я не люблю себя, когда я трушу, и не терплю, когда невинных бьют». По дороге выкрикивали слова «Права человека превыше всего» и «Бунтуй, люби, права не отдавай».

Всего, по оценкам полиции, на акцию пришло около полутора тысяч человек. На каждого участника пришлось четверо полицейских — на охрану марша руководство Нацполиции вывело 6700 своих сотрудников.

Охранные мероприятия дали свой результат — километр маршрута до его конечной точки активисты прошли спокойно. Перед началом марша полиция за руки и ноги вынесла одного противника акции — он пытался вырвать у участника марша украинский флаг, требуя «не осквернять его».

Всего, по сообщению главы Нацполиции Хатии Деканоидзе, стражи порядка задержали 57 противников марша — тех, кто, по мнению полицейских, провоцировал активистов. На 10 из них полиция составила административные протоколы о мелком хулиганстве — за такой проступок положен штраф до 119 гривен (примерно 320 сомов), до 46 часов общественных или до двух месяцев исправительных работ. Никакого оружия, запрещенных предметов, по словам Деканоидзе, никто пронести не пытался.

Вдоль маршрута за цепью полиции выстроились противники акции. Я пообщался с одним из них — Юрий Сметана рассказал, что он специально приехал из Запорожья, чтобы высказать свою позицию.

«До этого времени они были, им никто не мешал. Пускай они по клубам своим собираются, мы не держим свечку. Пускай они, что хотят, то и делают. Но нельзя это пропагандировать на улице. Вы посмотрите, что они говорят: “Бунтуй, люби и права свои забирай”. Они скажут потом: уберите из Конституции, что семья — это мужчина и женщина, оставьте просто, что человек. А потом скажут, что педофилия — это нормально!» — возмущался Юрий.

Противник

Противники марша в воскресенье провели альтернативный митинг, тоже в центре города.

13416829_1012430755500083_766464254447647366_o

Участников было около ста. Их основным девизом был: «Мама, папа — хорошо, папа, папа — плохо». Акция прошла в целом спокойно, но четверых агрессивно настроенных участников полиция задержала — они вошли в общую статистику из 57 задержанных.

Сам «Марш равенства» длился не больше часа. И сразу после него на улицы вышли радикалы, пытаясь отловить не уехавших участников. Но всех из центра города полиция к тому моменту эвакуировала. В соцсетях к тому моменту уже распространялись восторженные отзывы — не только о том, что марш состоялся, но и о работе полиции.

13417026_1012430565500102_1874705304049843140_o

«Очень радуюсь, что полиция сдала этот экзамен [часть полиции остается формально переаттестованной, но не реформированной – ред.]. И новая, и, что важно, старая. Полицейские спокойно относились к обеим сторонам. Людей в самом парке с плакатами против Прайда, которые вели себя не агрессивно, просто отгородили и держали в поле зрения. В метро к нам подошел солидного возраста полицейский и спокойно объяснил, каков план действий и как нам лучше безопаснее уйти. Впечатлена. Благодарю», — написала общественная активистка Марина Цапок.

Не скрывала радости по поводу того, как все прошло, и глава Нацполиции Хатия Деканоидзе.

«Были группы провокаторов, однако все их попытки были локализованы. Это — хорошая полицейская практика», — сказала она, назвав работу полиции профессиональной и добавив, что сообщения об избитых участниках в полицию не поступали.

Новость об одном избитом пришла уже после того, как пресс-конференция полиции закончилась. Возле станции метро «Выставочный центр», куда вывозили активистов, трое неизвестных набросились на участника марша — вне зоны видимости полиции. Несколько раз ударили, повалили на землю. Кричали, как пересказывала очевидица нападения Екатерина Миронова, слова «Бей п…расов!», и скрылись. Медики передали информацию в полицию. Пресс-секретарь Нацполиции Ярослав Тракало заявил: избитый отказался отвечать на вопрос, был ли участником марша.

Пострадавшему при нападении сломали нос и нанесли несколько ушибов. Сообщение об инциденте ни на сайте Нацполиции, ни на сайте столичного управления ведомства так и не появилось.

Мелкие претензии к правоохранительным органам у организаторов все же были.

«Известно о двух людях, задержанных на пунктах пропуска — они оба бородаты. Почему так случилось, мы еще будем обсуждать с полицией», — сказал в нашем эфире соорганизатор марша Зорян Кись.

Лично у меня впечатление от акции осталось в целом положительное. Я не принадлежу к ЛГБТ-сообществу и не стал бы в ряды участников хотя бы потому, что журналистов, в моем понимании, сама профессия обязывает быть в стороне от любых демонстраций. Но право людей выходить на улицы с мирными акциями я считаю неотъемлемым. И то, что не случилось анонсированной радикалами «кровавой каши», меня безусловно порадовало.

Эмоции подпортило единственное нападение — даже, скорее, реакция на него. Неопубликованное на полицейских сайтах сообщение о происшествии при поставленной в главные новости цитаты Хатии Деканоидзе: «Во время Марша равенства полиция сработала профессионально» — добавило налет «совковости» в «послевкусие» от Марша, в остальном прошедшего вполне «по-европейски».

Фото на обложке: УНIАН