Четвертая серия документального фильма о киргизских женщинах-мигрантках, которые уехали в Москву. Асель оставила на родине пятерых детей и уже четыре месяца работает в России швеей. Она говорит, что в трудные моменты ей придают силы лишь мысли о детях: «Говорю себе, что должна работать ради детей»

Оригинал материала опубликован на сайте «Настоящее время». Автор статьи – Лазат Жаныбек кызы.

По подсчетам экспертов, в России в миграции сегодня находятся более миллиона кыргызстанцев, и половина из них – женщины. Как они живут вдали от родных, и с какими проблемами сталкиваются в чужой стране?

Асель живет в Москве уже четыре месяца, работает швеей. На родине у нее остались пятеро детей.

«У меня две дочери и три сына. На момент развода с супругом младшему ребенку был всего год, — рассказывает она. — В Оше снимала квартиру, было действительно сложно, вот и решила приехать сюда. Здесь тоже нелегко: тоскуешь по детям, они сейчас с супругом».

«Мой четвертый ребенок, сын Амангельды, он так плакал, когда расставались: “Мама, не уезжай в Россию, не уезжай!” Все тоскую, вспоминая об этом», — вспоминает Асель.

Развод не улучшил ее отношений с бывшим мужем. Наоборот: мужчина стал воспринимать Асель только как основного работника в семье и постоянно требует от нее денег.

«Отправляю домой деньги, в неделю по пять-шесть тысяч рублей. А этого ни на что не хватает, ведь пять-шесть тысяч — это не деньги, — рассказывает Асель. — Не хочу ничего говорить о муже плохого, ведь он все-таки отец пятерых моих детей. Но просишь его выслать какую-нибудь справку, а он требует отправить деньги».

Асель признается, что в мигрантских швейных цехах, как в том, который работает она, не соблюдается трудовой кодекс и другие законы, которые защищают российских работников.

«Иногда приходиться работать сутки напролет. В три-четыре ночи организм не выдерживает, устает, — говорит женщина. — Тогда умоюсь холодной водой — и дальше за работу. В такие трудные моменты я думаю о детях, мысли о них придают мне силы. Я собираюсь с духом и говорю себе, что должна работать ради детей».

Она часто созванивается с детьми, но говорит, что мессенджеры и скайп не заменят живого общения:

«Я очень скучаю по ним, каждый день созваниваюсь. Они шлют фотографии по WhatsApp. Младший уже начал говорить, учит стихи, но я его не понимаю, он будто на китайском разговаривает. Читают стихи и каждый день мне отправляют видео. Дочкам я доверяю: пусть они и маленькие, но очень умные. С детства так воспитаны. Такие дела. Каждый день плачу, вспоминая своих деток».

Разлука с семьей — обычное дело для матерей-гастарбайтеров, которые по полгода и больше проводят в России, зарабатывая деньги для семьи:

«Я думала, что не выдержу без детей, буду скучать и уеду обратно, — признается Асель. — Но все мне твердили, что вначале всегда так, потом привыкнешь. Все через это прошли. Всем сложно. Что бы ни было, — я молюсь за детей, чтобы с ними все было в порядке. И чтобы свиделись с ними».

Асель пока не знает, сколько сможет проработать в России:

«Сразу ничего не получается, конечно, а мне нужно заработать на дом. Хочу иметь собственный дом, в котором буду жить вместе с детьми», — твердит она.

По теме:

  • «Стеснялась, что кто-то из знакомых увидит меня с тряпкой в руках». История Гулнары
  • «Каждый год обещаю семье, что уеду, но снова откладываю». История Эркеайым
  • «У меня трое сыновей, но они выросли без меня»: История Айнур