1 min read
Обвиняемые в теракте на судебном заседании 4 апреля. Фото: Анастасия Рожкова / «Бумага»

Издание «Медуза» опубликовало репортаж об уроженцах из Средней Азии, которых обвиняют в организации теракта в метро Санкт-Петербурга в апреле 2017 года. Тогда жертвами взрыва стали 17 человек, более сотни получили ранения. Следствие называет исполнителем теракта уроженца Кыргызстана Акбаржона Жалилова, который погиб при взрыве.

Суд Петербурга начал рассматривать дело 2 апреля — за день до второй годовщины теракта. На скамье подсудимых 11 человек: 10 мужчин и одна женщина. Их объединяет одно — все они отрицают свою причастность к теракту.

Женщину зовут Шохиста Каримова. Она выступает громче мужчин, которые сидят за ее спиной, и называет обвинение сфабрикованным. Когда Каримову задержали, сотрудники ФСБ нашли у нее гранату, детонаторы и микросхемы — женщина утверждает, что все это ей подбросили.

«При обыске подложили гранату. Поэтому я здесь и нахожусь […] Перед Россией у меня никакой вины нет… Моя совесть чиста», — говорит она.

Гранату нашли и при задержании другого обвиняемого Акрама Азимова. Федеральная служба безопасности России (ФСБ) сообщила о его задержании 19 апреля 2017 года. Тогда спецслужбы опубликовали видео с задержанием Азимова на одной из остановок Москвы, а в его сумке нашли гранату.

Задержание Акрама Азимова. Скриншот: Видео ФСБ

Адвокат Азимова Ольга Динзе назвала видео «постановочным», а также заявила, что ее подзащитного секретно вывезли из Кыргызстана, где он лечился в одной из больниц.

Жалобы на пытки

Как минимум трое обвиняемых по делу о теракте жаловались на пытки в так называемой «секретной тюрьме» ФСБ. Аброр и Акрам Азимовы, а также Мухамадюсуп Эрматов утверждают, что их удерживали в незнакомом здании в течение нескольких недель в мае 2017 года.

Мужчины говорят, что их избивали, пытали током, а также не давали спать и есть. Кроме этого, Акрам Азимов описывал психологические пытки — его жену угрожали изнасиловать на его глазах.

По словам обвиняемых, от них требовали признаться в планировании теракта, а также в знакомстве с предполагаемым исполнителем Акбаржоном Джалиловым.

Достоверно убедиться в существовании «секретной тюрьмы» не удалось — журналисты издания Republic предположили, что здание тюрьмы может находиться где-то на юге-западе Москвы.

Махамадюсуп Эрматов. Скриншот: Видео НТВ

Источник «Медузы» в правоохранительных органах сообщил, что после теракта спецслужбы задерживали всех, кто мог быть как-то связан с предполагаемым исполнителем взрыва Акбаржоном Джалиловым. Силовики могли себе это позволить, основываясь на том, что задержанные попадали под статью о несообщении о преступлении.

В российском законодательстве не прописан четкий список источников, из которых человек может узнать о подготовке теракта: это может быть как личный разговор, так и переписка в мессенджере.

«Главной задачей после теракта было не допустить повторных взрывов. Их не было — значит, сотрудники [спецслужб] справились», — утверждает источник «Медузы».

У родителей обвиняемых нет денег на адвокатов

В суде практически нет родственников подсудимых. Мать одного из обвиняемых Яркинай Мирзаалимова рассказала, что многие не могут позволить себе накопить даже на то, чтобы приехать в Санкт-Петербург. «Часть семей даже на адвоката не могут накопить», — говорит Мирзаалимова.

Интересы сразу четырех обвиняемых в суде защищает юрист Марат Сагитов, но судья не дает ему времени на дополнительное ознакомление с материалами дела.

Азимовы — не единственные братья, обвиняемые по делу о теракте. Ибрагимжон и Мухамадюсуп Эрматовы тоже обвиняются в организации теракта.

Их отец — Баходыр Эрматов — уверен в невиновности своих сыновей. Он считает, что следствие считает их виновными только потому, что его дети работали вместе с Джалиловым в кафе «Суши Вок» в 2015 году.

«Мой сын несколько лет не видел и не общался с Джалиловым, а стал подсудимым. По такому принципу можно назвать террористом кого угодно. Я сам еще в феврале жил в этой квартире на Товарищеском проспекте [следствие считает, что квартира была жильем организаторов теракта]. Если бы не уехал, то и сам стал бы обвиняемым», — говорит Бахадыр Эрматов.

Яркинай Мирзаалимова. Фото: Федеральное агентство новостей

Его поддерживает и Яркинай Мирзаалимова: «Мой сын просто оказался не в то время не в том месте — в этой квартире. Мы — законопослушные граждане России. Как мы могли совершить что-то плохое, если Россия кормит нас?» — говорит женщина.

Она утверждает, что ее совесть перед народом России чиста и рассматривает возможность обращения к президенту Владимиру Путину. «Будь прокляты эти террористы! Из-за таких подонков и сволочей сейчас сидят невинные парни. Для нас в Кыргызстане слово “террорист” как клеймо убийцы», — говорит она.