Иллюстрация: Алина Печенкина.

Пандемия коронавируса повлияла на все сферы жизни кыргызстанцев. Особенно сильно изменилась повседневная рутина, когда люди вынуждены находиться в самоизоляции из-за опасности распространения инфекции. Это уже привело к всплеску домашнего насилия в стране. «Клооп» собрал рекомендации, которые помогут выжить, если вы остались наедине с агрессором.

История Элины

Муж Элины избил ее 4 мая, когда вся страна уже больше месяца находилась в режиме самоизоляции. О насилии со стороны мужа брат Элины узнал совершенно случайно, когда позвонил зятю, чтобы узнать, как у них дела. У Элины на тот момент не было телефона уже несколько месяцев и связь с родственниками поддерживалась через ее мужа.

«‌Примерно в 21:30 трубку взяла сестра. Я услышал ее плачущий голос, она еле как смогла сказать: “Он меня бьет, всегда бьет, помоги…”. Параллельно слышны были и какие-то грубые реплики со стороны мужа, попытался нормально поговорить, но сестре явно было трудно говорить. Я сразу вызвал милицию, а самому с мамой и тетей выехать было тяжело из-за комендантского часа. Все же нам удалось найти транспорт и доехать до сестры», — описывает произошедшее в своем фейсбуке Аман Озубеков.

По словам Озубекова, его зять стоял во дворе с двумя милиционерами, когда он, его мама и тетя приехали к Элине. «Милиционеры особо не беспокоились по поводу инцидента», — пишет он.

В доме были две следовательницы, которые всерьез восприняли насилие и приняли заявление сестры. Элина рассказала следовательницам, как муж пинал ее так сильно, «что она описалась, когда лежала на полу, таскал ее за волосы на глазах у двух маленьких детей».

«Неделю назад также во время избиения соседи вызвали милицию, а когда правоохранители приехали, то зять отправил их обратно, и послал куда подальше соседей, которые беспокоились за сестру!» — пишет Озубеков.

Во время рассказа об этом инциденте, Элина поведала, что муж постоянно избивал ее до потери сознания и угрожал, что заберет двоих маленьких детей.

Элину после избиения увезла скорая помощь, а дети остались с ее родителями. Сейчас этим случаем занимается Ассоциация кризисных центров.

История Айнуры*

Муж Айнуры избил и выгнал ее на улицу 15 апреля, тоже во время карантина. Айнура – сирота. Она родилась в Нарынской области, а воспитывала ее бабушка. Около десяти лет назад женщина вышла замуж, переехала в Каракол и родила двух мальчиков. Сейчас им 5 и 7 лет. Муж Айнуры раньше был военным, но его уволили из армии за утерю табельного оружия и приговорили к условному сроку. Сейчас он работает физруком в школе.

Это уже третий раз, когда мужчина издевается над Айнурой. В январе этого года, после второго избиения, Айнура не выдержала и написала заявление в милицию.

Она заполнила стамбульский протокол, прошла судмедэкспертизу, где зафиксировали огромное количество синяков на ее теле. Дело уже было передано в суд, когда муж выкрал одного из ее сыновей. Шантажируя ее тем, что она больше никогда не увидит сына, он заставил ее забрать заявление.

После избиения 15 апреля Айнура обратилась в кризисный центр. Учитывая, что муж всю жизнь запрещал Айнуре работать, денег у женщины не было даже на еду. Ей и старшему сыну центр предоставил жилье и еду. Но с агрессором оставался младший сын Айнуры.

Специалисты кризисного центра, несмотря на режим ЧП и ограничение передвижения, смогли добраться в семью мужа Айнуры и добиться возвращения мальчика к маме. Отец же начал угрожать и Айнуре, и сотрудникам центра, и до сих пор держит в страхе весь центр.

*Имя изменено.
История предоставлена кризисным центром «Мээрман».

История Айпери*

Айпери замужем уже около пяти лет, у нее четверо детей. Старшему три года, а младший ребенок родился совсем недавно — во время карантина.

Роды начались сразу после того, как Айпери в очередной раз избил муж. Схватки начались очень быстро, и Айпери родила, едва доехав до роддома. В это время мужа не было рядом, он лишь передал ей ее одежду. Выписывалась из роддома она в одиночку — с новорожденным младенцем ей пришлось ехать домой на маршрутке.

Айпери не впервые испытывала насилие со стороны мужа — он начал ее избивать вскоре после замужества. Периодически он выгонял ее с детьми на улицу, а потом возвращал. После этого опять продолжалось насилие. Неделю назад он вновь ее избил. Айпери подозревает, что у нее могут быть сломаны ребра — ей тяжело дышать и она чувствует боли в грудной клетке.

Не выдержав, девушка позвонила в один из кризисных центров Бишкека. Проблема была в том, что нужно было действовать быстро, а у Айпери не было документов — она заложила паспорт в обмен на продукты.

Ограничения введенные властями, не остановили сотрудников центра, и они вывезли Айпери, когда ее муж ушел из дома. Сейчас Айпери с детьми живет в приюте, где ее обеспечили продуктами и лекарствами. Муж уже пытается угрожать ей и сотрудникам кризисного центра.

*Имя изменено.
История предоставлена кризисным центром «Шанс».

Всплеск домашнего насилия

Уже в начале года страну шокировали несколько случаев домашнего насилия, приведших к смерти женщин. Спустя три месяца МВД заявило, что количество фактов домашнего насилия за первый квартал 2020 года выросло на 65% по сравнению с тем же периодом в прошлом году.

По информации МВД всего за январь-март милиция зарегистрировала 2319 обращений по фактам семейного насилия. Рост насилия произошел в каждом из трех месяцев 2020 года.

Домашнее насилие — это не только побои и издевательства: в новом году на почве семейного насилия было убито 7 женщин.

В режиме ЧП семейное насилие выросло в два раза

В конце марта власти страны ввели по всей стране режим ЧС, а на некоторых территориях ЧП из-за выявленных случаев инфицирования COVID-19. Власти призвали граждан соблюдать самоизоляцию и ограничили их передвижения. Вынужденная самоизоляция в результате привела к еще большему росту семейного насилия.

Согласно данным Ассоциации кризисных центров, в период с 25 марта по 9 апреля было зарегистрировано 354 проступка по статье «Насилие в семье». Это в два раза больше, чем в прошлом году, когда в среднем 350 фактов фиксировалось за месяц.

«Уже за 15 дней карантина мы видим, что семейное насилие заняло второе место среди зарегистрированных проступков после мелкого хулиганства. Фактически каждый 6 проступок — это семейное насилие», — говорит Зульфия Кочорбаева, гендерная экспертка.

По словам Кочорбаевой, чрезвычайное положение и невозможность работать привели к «усугублению ситуации» и домашнее насилие стало «очень масштабным явлением и серьезным вызовом для всех нас».


Ситуация осложняется тем, что и приюты кризисных центров не работают. Шелтер одного из крупнейших бишкекских кризисных центров «Сезим» до сих пор закрыт на карантин.


«К нам обратилась молодая женщина. Она вызвала милицию из-за избиения мужем. Милиционеры увезли ее вместе с мужем в ГОМ, зарегистрировали факт насилия, выдали охранный ордер, и вместе с мужем ночью отпустили домой. В 4 утра она добиралась домой к детям с мужем, который продолжал ее избивать. […] В условиях ЧП и карантина, мы не можем оказать полноценную помощь женщинам, пострадавшим от насилия», — говорится в обращении центра.

В такой ситуации риски для жизни женщин, живущих с агрессорами, увеличиваются в разы. Мы собрали рекомендации, которым нужно следовать, чтобы выжить, если вы остались наедине с агрессором.

Памятка создана Организацией объединенных наций, Ассоциацией кризисных центров, Инициативой «Луч света», при участии Европейского союза.

Редактура: Анна Капушенко.
Иллюстрации: Алина Печенкина.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!