Валерий Руппель, «Политическая ботаника Валерия Руппеля», 2006 год, 1600 долларов.

Пока весь мир пытается стойко выдержать глобальный вирус, сфера искусства и культуры – словно рыба, выброшенная на берег, испытывает колоссальные финансовые потери. Художники на всей планете едва сводят концы с концами. И если у крупных игроков мира искусства на западе есть достаточно средств, чтобы быстро сориентироваться и приспособиться к ситуации, переводя свои проекты и мероприятия онлайн, по-прежнему получая достаточно большую прибыль, как Сотбис и другие гиганты, к примеру, то художественные сообщества из менее развитых стран гораздо более уязвимы.

Именно поэтому стихийная инициатива из Кыргызстана, самопровозглашенный Художественный базар – это яркое пятно на обособленной центральноазиатской периферии современного искусства. Учитывая то, что арт-предпринимательство в пяти странах Центральной Азии и без того находилось на зачаточной стадии развития, а теперь еще и столкнувшись с глобальной пандемией, местные арт-профессионалы решили действовать быстро и взяли инициативу. 


«Спасение утопающих – дело рук самих утопающих».


Идея Художественного базара принадлежит кыргызскому архитектору и художнику Медеру Ахметову, кыргызской художнице Дарине Манасбек и германскому гражданскому активисту Филиппу Райхмуту. Это буквально группа на Фэйсбуке, созданная три недели назад.

Художественный базар вдохновлялся другим проектом из России, который называется «Шар и крест». Ссылаясь на описание группы, «базар немного отличается. Мы предпочитаем пластичность в отношениях между всеми членами. Это социально-ориентированная инициативная платформа для художников, коллекционеров и заинтересованных людей, чтобы было общее пространство в карантинное время».

Мунара Абдукахарова, панно тканное «Сухие ветки не всегда дрова» 2019 г., 1500 сомов.

Через три недели своего существования, Художественный базар, изначально закрытая группа для друзей и знакомых развилась в сообщество, состоящее примерно из 800 человек по странам СНГ и за его пределами.

Известные центральноазиатские профессионалы из мира современного искусства – Саид Атабеков, Диляра Каипова, Улан Джапаров, Сауле Сулейменова, Валерий Руппель, Елена и Виктор Воробьевы, Марат Раимкулов, Сауле Дюссенбина, Олеся Роскос и другие выставляют свои работы, поддерживая друг друга и молодых художников.

«Художественный базар – это интересный феномен: здесь видишь восходящие поколения новых кураторов и художников, а еще развивающуюся культуру коллекционирования предметов искусства», — делится Улан Джапаров, куратор из Кыргызстана, находящийся на передовой совриска в стране, который основал «Первоапрельский конкурс» искусства, проходящий ежегодно с 2003 года.

Правила покупки-продажи очень просты: автор публикует изображения работ, указывает описание и цену. 


Если художник продает три работы, то обязан купить одну у другого; если продает десять, то отдает одно произведение в фонд базара для будущих выставок и аукционов.


Анна Иванова, «Ханум», смешанная техника (картон, акрил, гуашь, масляная пастель, кое-где коллаж), 26х39см, 20$

Особым пунктом является цена: она не должна превышать 20 000 сомов (250$) в самой дорогой категории, и 5000 сомов ($65) для работ, выполненных на бумаге – хотя при этом многие работы продаются всего по 500 сомов ($7). Могут быть исключения: если автор/ка решает продать какую-то более дорогую работу, тогда это обсуждается с администраторами группы.

Так произошло со значимым произведением «Политическая ботаника Валерия Руппеля», созданное по следам «тюльпановой революции» 2005 года, которое было продано за 1600 долларов – что на сегодня самая дорогая цена на базаре.

Логистические вопросы типа перевода оплаты или транспортировки проданных работ решаются там же в группе: участники сделки договариваются отправить произведения искусства сразу же, как только ситуация с пандемией прояснится, и почта заработает в нормальном режиме.


Это вопрос доверия.


«Это вопрос доверия», — говорит Медер Ахметов. — «Большинство из нас хорошо знает друг друга, и мы можем обсуждать вещи открыто, чтобы прийти к обоюдному согласию. В группе есть и новые люди, которые также спокойно соглашаются на условия и это показывает, что такие темы можно спокойно решить даже в сложные времена».

Виктория Цой, «Двое», х/м, 55х45см, 6000 сомов.

По оценкам создателей Художественного базара, общий доход за три недели существования составил примерно между 10-15 тысячами долларов США.


Это исключительное событие на просторах совриска Центральной Азии. 


Было продано минимум 150 произведений искусства, из которых 40-60 куплено художниками у художников, а 80-100 – покупателями вне профессионального круга.

«Мы сейчас наблюдаем, куда наша инициатива нас приведет – планируем организовать выставку переданных в фонд работ, а дальше посмотрим, будет ли институционализация проекта хорошей идеей, или же инициатива исчезнет сама по себе после завершения карантина», — сказал Филипп Райхмут.

Саид Атабеков. 2019 год, 10000 сомов.

«Базар для молодых “новых” художников — это место для знакомств с уже сформировавшимся художественным сообществом. Оно может дать “насмотренность”, обсуждение, “заражение” от местных художников и художественных работ. Думаю, что легче найти свою “болезнь” и импульс для искусства!» — считает Дарина Манасбек.

Ситуация глобальной пандемии, без сомнения, очень трудное время для всего мира. Именно поэтому неожиданные креативные решения могут развиться так быстро и так успешно. Пример Художественного базара пока подтверждает собой явление «оказаться в правильное время в правильном месте» — мы до сих пор полностью не осознаем, насколько исторически важен этот момент для летописи современного искусства Центральной Азии.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!