Хирург Доолотбек Ибраимов 6 июля пожаловался на руководство Городской больницы №1 в Бишкеке, в которой лечат пациентов с коронавирусом и пневмонией. Он назвал ситуацию в клинике «невыносимой» и обвинил главврача Жусупа Бошкоева в коррупции.

Бошкоев опроверг все обвинения и назвал Ибраимова «скандальным человеком, который любит жаловаться».

«Клооп» приводит краткий пересказ обращения врача и позицию главврача этой больницы Жусупа Бошкоева.

Ибраимов: Мы сами все сделаем, только не мешайте нам.

Уважаемое руководство страны, обращаюсь к вам, так как в Городской клинической больнице №1 города Бишкек сложилась невыносимая ситуация.

Мы научились лечить эту заразу. Мы делаем свою работу, несмотря ни на что. Больные начали выздоравливать. Наши специалисты уже научились лечить больных с коронавирусом и пневмониями. Уже летальности меньше. У нас получается. Мы знаем, когда может наступить дыхательная недостаточность, когда надо больным ИВЛ проводить, когда надо подключить кислородный аппарат.

Но, к сожалению, из-за одного горе-чиновника страдает вся наша работа. Не соблюдаются элементарные правила обсервации, санэпиднадзора. Наши врачи каждый день сталкиваются в зоне обсервации с людьми, которые проходят через наше здание — терапевтический корпус — в рядом находящуюся частную клинику главного врача. Главврач, не пускайте через зону обсервации простых граждан. Они через нас проходят в вашу частную клинику.

Наш главный врач вместо того, чтобы создать элементарные условия, препятствует нашей работе. Того ложи, этого не ложи. Какие-то записки нам пишет, с какими-то фамилиями. А люди у порога нашей больницы умирают, не могут попасть к нам.

Главврач не может поставить даже душевые кабины. В течение четырех дней мы потные выходим из красной зоны, а там нет горячей воды. Мылись под холодной водой, теперь видите, хрипим. А нам еще дышать через эту маску.

И питание — спасибо нашим волонтерам, которые днем и ночью нам помогают и едой, и мыломоющими средствами, элементарными лейкопластырями, которые вы тарите у себя в кабинете и не выдаете.

Мы сейчас отменили ручное оформление истории болезни, электронно пытаемся оформлять. Но как? Один компьютер во всем отделении и то не работает. Как нам передавать друг другу, какая динамика у больного, как откорректировать лечение?

Вместо того, чтобы быстро выйти, отдохнуть и обратно зайти, мы по часу сидим и объясняем друг другу. В одном отделении 53 человека лежат и каждому хотя бы минут пять-десять надо уделить, чтобы зашедшему сотруднику объяснить, как и что надо делать.

Все наши сотрудники, врачи, медсестры, санитарки боятся говорить правду в лицо этому горе-чиновнику, потому что боятся потерять работу. Он грозится, если мы расскажем про какие-то проблемы, уволить нас с работы. У меня есть все видеозаписи, весь этот беспредел, который творится в нашей больнице. Я все покажу соответствующим органам. Уже просто сил нет.

Вы ни разу не удосужились зайти в красную зону [карантинная зона с тяжелобольными]. Как вы будете корректировать нашу работу, не зная, что там внутри творится? Сидя у себя в джипе с телефоном в руках, думаете, получится побороть нас? Совесть у вас есть, совесть? Элементарная? Профессор называется, главный анестезиолог-реаниматолог республики.

Вы один раз зайдите в эту красную зону, посмотрите, что там творится, как люди там мучаются, хватают ртом воздух, а мы без сил стоим. Санитаров, которым по 60-65 лет, медсестер запускают в красную зону вновь и вновь в жару. Я прошу вас, не мешайте нам. Мы сами все сделаем, все у нас есть.

Когда каждый специалист на вес золота, реаниматологов не хватает, вы сидите, направляя больных в свою частную клинику. Когда вы наедитесь? 15 лет главный врач. Мы работаем, несмотря ни на что. Заставляете за мной следить наших же сотрудников. Что я делаю, что я говорю. Совесть есть у вас есть? Совесть же должна быть у таких хапуг. Вы когда наедитесь, скажите мне? Рядом с больницей частную клинику построили, хоромы, элитки. Ну, сколько можно? Дышать не могу я уже. Хрен собачий…

Сидите у себя на джипе с телефоном или у себя в кабинете, пейте кофе и не мешайте нам работать. Простым хирургам, терапевтам, невропатологам, кардиологам, ординаторам нашим бедным, студентам старших курсов.

Мы согласны в одной комнате всемером или восьмером ютиться, мы можем на улице сидеть на скамейке, чтобы хотя бы дать возможность болеющим нашим сотрудникам изолироваться от нас. Не можете выдать болеющим сотрудникам лекарства, мы сами скидываемся, покупаем болеющим сотрудникам лекарства и сами их лечим.

Сейчас государство более или менее оправилось. Нам все предоставили, все средства индивидуальной защиты, лекарствами обеспечили. Правительство, президент каждый день работают. Все есть. Вы грамотно распределите эти средства индивидуальной защиты, по размерам. Маски — молодым девочкам дают большие, а нам взрослым мужикам — малюсенькие.

Есть такое понятие, если вы не знаете, сортировка [поступающих пациентов]. Вы же медицинский вуз заканчивали, профессор хренов, очень извиняюсь за такое выражение. Все у нас есть, просто грамотно надо распределить, провести сортировку, соблюдать правила санэпиднадзора. У нас все получится, мы знаем. Мы уверены, что победим.

Да ради Бога, увольняйте. Мы найдем себе работу. Но нет, мы сейчас не уйдем. Назло вам, мы профессионально будем выполнять свою работу. Из-за нехватки специалистов приходится работать, хотя я могу уйти. У меня отец хирург, ему 80 лет, он в группе риска, заболел коронавирусом. Но я, видя ситуацию в клинике и стране, остался, надеясь на профессионализм моих коллег в регионе, которые лечат моего отца. У меня болеет жена, родная сестра, у нее температура 40 градусов, дышать не могут. А мы работаем.

Берегите себя, надевайте маски, перчатки, старайтесь никуда не выходить. Понимаю, у всех дела, все стоит, заработка нет. Но жизнь важнее всех этих денег, всех этих богатств. Будет время и все вы заработаете, эти машины, особняки. Мы все умрем. Зачем нам машины эти, особняки? Здоровье важнее, берегите себя.

Бошкоев: Я бы судился с Ибраимовым, но некогда.

Главврач больницы Жусуп Бошкоев дал интервью изданию 24.kg, в котором ответил на обвинения в коррупции.

Главврач заявил, что среди пациентов больницы нет его знакомых и родственников. Он также опроверг, что пишет записки сотрудникам с фамилиями людей для госпитализации.

«У моей жены пневмония, она в тяжелом состоянии. Я даже ее не положил в больницу. А Доолот Ибраимов лечит своих родных. Мы все болезнь переносим на ногах и продолжаем работать», — сказал Бошкоев.

По словам Бошкоева, у него самого на 25% повреждены легкие, а Ибраимов притворяется больным.

«Доолот Ибраимов на видео говорит, что болеет, но отказывается от госпитализации и продолжает работать. Могу представить доказательства, где в день записи этого видеообращения он был здоров и даже ругался со мной», — заявил главврач.

Бошкоев сообщил, что все медсотрудники клинической больницы №1 обеспечены средствами индивидуальной защиты с запасом на 20 дней, а частная клиника, про которую говорил хирург никак к нему не относится.

«К этой клинике я не имею никакого отношения. А Доолот Ибраимов — скандальный человек, привыкший жаловаться. В марте он также написал жалобу на своих коллег, которая потом не подтвердилась. Я бы судился с ним, но сейчас такое время, некогда», — говорит главврач.

Также Бошкоев сказал, что позже проведет проверку по заявлению пациентки о том, что Ибраимов забрал у нее аппарат ИВЛ для лечения своей сестры. По его словам, Ибраимов поменялся с коллегой для того, чтобы пройти на дежурство в красную зону, потому что там находились его жена и сестра.

Главврач объяснил отсутствие горячей воды в отделении, где лечат больных с пневмонией, сезонным отключением для ремонта водопровода. По его словам, больницу начали готовить к приему больных срочно, поэтому была возможность обустроить только по одному корпусу за раз.

«За считанные дни провели всю работу, сделали душевую кабину, поставили водонагреватель. Сразу же вместо 92 больных приняли 110. Всего сейчас у нас 224 койки, из них 12 — реанимационные», — заключил Бошкоев.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!