В Бишкеке во временном стационаре для больных с COVID-19 и пневмонией, развернутом на базе гостиницы «Discovery», 13 июля скончалась 21-летняя студентка КГМА Адинай Мурзабекова. Её коллеги сообщают, что она до этого была здорова. Но минздрав сообщил, что она скончалась от двухсторонней пневмонии.

Что говорят её коллеги

Подробности произошедшего коллеги Мурзабековой рассказали информагентству «Апрель».

Коллега Мурзабековой отмечает, что в стационар на базе отеля «Discovery» берут пациентов в состоянии средней тяжести и там нет никаких реанимационных мероприятий, препаратов и аппаратуры.

«Вчера Адинай сдала свою смену, покушала и легла спать. После ее нашли в бессознательном состоянии. […] Врачи включились, два раза попытались ее откачать, на третий раз не получилось. Мы ездили на станцию скорой помощи по адресу Чуй-Исанова, но там сказали, что нет реаниматологов. Когда мы попросили дать нам реанимационный набор, они отказали, сказали, что так не положено. Мы говорили, отдадим все, что угодно — паспорт, ключи от машины, что хотите. Они отказали. На обратном пути, нам позвонили, сказали: «Можете не торопиться. Мы не успели». Номер 118 был занят. На протяжении получаса мы не могли дозвониться до скорой», — говорит он.

«Работаем на износ»

По словам коллеги студентки, в стационаре было всего 18 медработников. Четыре из них медики с поликлиники №6, остальные студенты с КГМА.

«Студенты 1-3 курсов работали санитарами, 5-6 курс — медсестрами, было три ординатора и один врач», — говорит он.

Коллега умершей пожаловался, что медики-студенты работают на износ, вынуждены носить СИЗы по 12 часов в день и работать по 85-90 часов в неделю.

«СИЗы не дышат, обеспечение плохое, маски тоже. Было наплевательское отношение к студентам и врачам», — говорит он.

«Мы работаем 13-й день, в обсервации за то время не было ни одной смерти пациента. Нас обеспечили всем, СИЗы были, не было только противошоковых препаратов. Нам сказали, вы не реанимация, но пообещали привезти», — говорит другой коллега.

Один из коллег Мурзабековой отметил, что руководство пытается их запугать и снять с себя ответственность.

«Нам сказали, что мы не надеваем СИЗы. У нас сотрудница умерла, вчера нам было не до них. А нам пришли и права качают, что мы сами виноваты. […] Они сидят в кабинетах и рассуждают про нашу жизнь. Хотя в клинике не работали, не знают, как это носить СИЗы по 12 часов в день. Они ничего этого не знают!», — говорит он.

Также в сети появилось обращение медика, который назвался коллегой умершей студентки. Он заявил, что руководство попытается скрыть причину смерти Мурзабековой.

«Пришла верхушка для того, чтобы прикрыть себя. Они попытаются все скинуть на нас. Будут говорить, что мы не придерживались каких-то эпидемиологических норм, не носили СИЗ. Мы носили их, это могут подтвердить все наши пациенты, которых мы выходили. Мы делали ровно то, что предписано в протоколе Минздрава. Мы осматривали себя каждый день после работы, вечером», — говорит он.

Также он уверен, что у Мурзабековой не было пневмонии, коронавируса или других сопутствующих заболеваний.

«Все эти дни, начиная с вечера 2 июля до вечера 13 июля ни разу за ней не было замечено, что с ней что-то не так», — говорит медик.

Что говорит Минздрав

Минздрав сообщил, что 13 июля примерно в 19:45 вечера студентке резко стало плохо и у неё начались судороги.

«Была начата сердечно-легочная реанимация, на фоне 40-минутной реанимации больная скончалась в 20:45 вечера. Со слов ее коллег ранее она не жаловалась на плохое самочувствие», — говорится в сообщении ведомства.

Проведено вскрытие и по предварительным данным причиной смерти стала двусторонняя пневмония.

«Окончательный диагноз будет известен после судебно-медицинских исследований», — отметили в Минздраве.

Семья погибшей с минздравом несогласна. Ее сестра сообщила изданию “Вести”, что Мурзабекова была здорова и пневмонии у нее не было. Девушка считает, что ее сестра скончалась из-за инфаркта. Тем не менее семья тоже ждет окончательный диагноз.

Сестра Мурзабековой также сообщила, что власти давят на волонтеров, не желая брать на себя ответственность за смерть студентки. 

Почему студенты спасают пациентов?

Из-за пандемии коронавирусной инфекции наблюдается нехватка медперсонала. По этой причине к работе с больными c коронавирусом и пневмонией стали привлекать и студентов медицинских факультетов.

А премьер-министр Кубатбек Боронов 8 июля заявил, что необходимо отозвать всех медработников, находящихся в трудовом отпуске. Хотя в отпуски в начале пандемии отправили пожилых медиков и медработников с хроническими болезнями.

Минздрав продолжает делить статистику на пациентов с коронавирусом и на больных с пневмонией, хотя врачи считают, что фиксируемая сейчас вирусная пневмония не что иное, как тяжелая форма течения COVID-19. При этом минздрав ежедневно озвучивает лишь статистику по пациентам с положительными тестами на коронавирус, не говоря о пациентах с пневмонией, теми же симптомами, но отрицательным тестом. Озвучивание только части информации выглядит как приуменьшение масштабов пандемии. Единственное, что регулярно озвучивается по пневмонии — это ежедневная смертность, и она в разы больше ежедневно озвучиваемой смертности “от коронавируса” ( как правило, в последнее время это 2-5 скончавшихся с коронавирусом к 40-45 умершим с пневмонией).

С подтвержденным коронавирусом скончались за все время пандемии 149 человек и 497 человек с пневмонией.

Заражение и смертность среди медработников

По данным минздрава, в Кыргызстане на 14 июля зарегистрировано зарегистрировано 1875 медработника заразились коронавирусом. Из них выздоровели 570 медработников.

Официально минздрав признал, что умерли только 5 медиков с коронавирусом. Но кыргызстанцы в соцсетях сообщают о большем количестве смертей медработников с пневмонией или коронавирусом.

У скольких медработников выявили пневмонию при отрицательном тесте на COVID-19, минздрав не сообщает. 

В “Списке памяти” “Клоопа” уже больше 20 скончавшихся медиков — и это только те случаи, о которых стало известно журналистам.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!