18 сентября прошли заключительные дебаты среди молодых кандидатов в депутаты.

  • «Чон Казат» представлял Бекжан Рысмендеев, консультант АБР (Азиатский банк Развития);
  • «Замандаш» представлял Жакшылык Матанов, бывший журналист ЭлТР;
  • От лица «Ата Мекен» выступал бизнесмен-аграрник Тилек Токтогазиев;
  • Молодым представителем «Биримдик» был Акылбек Жамангулов, экс-депутат и бывший глава «Мегаком», раньше был членом «Республика — Ата-Журт»;
  • «Бир Бол» представлял Нурсултан Кубанов — он был советником министра образования и науки на общественных началах;
  • «Бутун Кыргызстан» представляла Орозайым Нарматова, гендир ОО «Жаштар Коому».

Эффектное знакомство

Кандидатам дали минуту, чтобы представиться. Наиболее эффектным было выступление Тилека Токтогазиева — рассказав о себе он выжал лимон-коррупционера в стакан-бюджет. Вот как это было.

Рысмендеев коротко рассказал о «Чон Казат», Матанов успел прочитать на скорости программу партии «Замандаш», Жамангулов рассказал о себе и том, что в «Биримдик» есть прогрессивная молодежь, Кубанов рассказал о своем стремлении к образованию и том, что пошел в парламент для того, чтобы бороться с кризисом в образовании, Нарматова рассказала о партии и том, что для «Бутун Кыргызстана» важны трудовые мигранты.

1 раунд — вопросы от ведущих

Иногда в парламенте законы принимают пачками сразу в трех чтениях, а потом при введении их в силу возникают проблемы. Многие законы продвигают интересы депутатов, а не народа. Как можно улучшить законотворчество?

Бекжан Рысмендеев:

«В парламенте сидят базаркомы, которые и слова то полностью прочитать не могут — все мы это знаем. Законопроекты они даже прочитать не успевают», — пожаловался Рысмендеев. Он напомнил, что депутаты, чьи голоса были отданы за тот или иной законопроект, потом говорят, что проголосовали по незнанию (или не знают, кто за них проголосовал). Депутатам — нет доверия, тем более, что они выполняли волю то одного президента, то другого. 

Жакшылык Матанов:

«Наши депутаты копируют законопроекты России, Казахстана, Узбекистана, просто меняя в тексте РФ на Кыргызстан», — вспомнил Матанов. Он считает, что депутаты просто жали кнопку, не вдумываясь в законопроекты и призвал избирателей не голосовать за старых депутатов, они теперь бегают и покупают голоса избирателей — а завтра они продадут будущее страны.

Тилек Токтогазиев:

«Как получилось, что законы стали принимать пачками? Одна из причин — президент. Чтобы расставить все по местам, нужен сильный парламент, а не послушный», — заявил Токтогазиев и начал хвалить своих однопартийцев.

Он считает, что новое дыхание «Ата Мекена» в лице нынешнего состава партии сможет сделать парламент сильным.

«И мы поставим президента на место — он перестанет вмешиваться в работу парламента, правительства и соцсистемы. Он должен быть как английская королева — символом Кыргызстана. Потому что так написано в нашей конституции и мы должны сделать так, чтобы она заработала», — заявил он.

Акылбек Жамангулов:

«Как и говорили мои оппоненты, законы часто принимаются пакетами, и депутаты не интересуются мнением граждан. Но ведь не только депутаты работают над законами. 70 процентов — это аппарат парламента, секретариат, помощники, они тоже работают над законами. Иногда эти кадры подбираются неправильно. Цель «Биримдика» — сделать ревизию и убрать противоречащие друг-другу законы», — сказал Жамангулов.

Нурсултан Кубанов:

««Бир Бол» создал приложение, которое можно скачать в Appstore и Play Market. В нем мы будем публиковать законопроекты, чтобы избиратели могли с ними ознакомиться. Совсем недавно многие депутаты одобрили закон «О манипулировании информацией» — мы такие законопроекты будем представлять общественности, чтобы они могли проголосовать за или против», — рассказал Кубанов.

Орозайым Нарматова

Орозайым Нарматова:

«Законы должны писать люди, которые знают, чем живет народ. У нас же депутаты — базаркомы и бизнесмены, пришедшие в парламент для защиты своих интересов. Они никогда не думали о жизни людей и не будут писать законы для этих людей», — считает Нарматова. Она говорит, что «Бутун Кыргызстан» уже 10 лет не представлен в парламенте, зато находится среди людей и знает, каково им и сможет работать для народа.

Размер внешнего долга превысил четыре миллиарда долларов. В условиях пандемии страна была вынуждена обращаться к иностранным донорам, а дефицит бюджета прогнозируют до 30 миллиардов сомов. Какие меры управления внешним долгом являются наиболее эффективными?

Бекжан Рысмендеев:

«В этом году мы взяли в долг миллиард долларов — но, по моему, ни один из нас не почувствовал этого вливания. За эти деньги можно было построить железную дорогу Балыкчи — Кочкор — Кара-Кече, кольцевую дорогу вокруг Иссык-Куля, модернизировать аэропорты и много других инфраструктурных проектов. Но мы этих денег не видим — и отчет по ним никто еще не дал», — заявил Рысмендеев.

Он недоволен тем, что депутаты шестого созыва вместо того, чтобы требовать отчет во время пандемии, «вероломно» покинули свои посты и ушли на каникулы. А когда приступили к обязанностям, опять взяли каникулы — потому что 103 депутата обратно баллотируются. Придя в парламент его партия будет требовать отчета, конфискует незаконное имущество, пройдет по олигархам и спросит, откуда у них деньги.

Жакшылык Матанов:

«Из четырех миллиардов 70% — внешний долг. Большая часть — долг Китаю. Кыргызстан должен договориться с Китаем об облегчении процентов с долга. Нужно попросить финпомощи у АБР, оптимизировать бюджет правительства. Также нужно полностью искоренить коррупцию», — заявил Матанов.

Тилек Токтогазиев:

«На данный момент госдолг — четыре миллиарда 600 миллионов долларов. Из них миллиард 700 миллионов — долг Китаю. Сам размер внешнего долга не так важен, как его соотношение к ВВП (валовый внутренний продукт). На 2019 год он был восемь миллиардов долларов — впервые за историю Кыргызстана внешний долг превысил 60 %. Нам нужно срочно пересмотреть наше отношение к внешнему долгу», — рассказал Токтогазиев.

Он говорит, что кыргызский бюджет меньше двух миллиардов долларов и только на обслуживание внешнего долга уходит порядка 30 миллиардов сомов.

«Что нам необходимо делать? В первую очередь, бороться с коррупцией. Коррупция как дырявая бочка — сколько в нее не заливай налоговых и таможенных денег, она не наполнится. Китайцы говорят, что к нам в Кыргызстан товаров поступает на шесть миллиардов долларов, мы говорим, что на полтора миллиарда. Разница — 4,5 миллиарда долларов — если налоги и таможня с них к нам попадет, это порядка миллиарда долларов ежегодно. Это то, что мы недополучаем. Это воровство с таможни, нужно вернуть деньги в бюджет. Помимо этого, в других госорганах тоже воруют», — сказал он.

Также он предложил пересмотреть отношение к долгу Китаю из-за агрессивной политики соседа — он забирают земли у должников. Токтогазиев считает, что долг Китаю нужно рефинансировать  другими долгами, пока не поздно.

Акылбек Жамангулов

Акылбек Жамангулов:

«Это беспокоит всех нас, потому что рано или поздно мы должны будем заплатить эти деньги с процентами. Мы должны сделать ревизию — у кого, на какой срок и на каких условиях мы взяли кредиты. Основной пик ожидается на 2025-28 года. Наш бюджет с текущим трендом (видимо имелось в виду темпом. прим. ред) роста не сможет покрыть те расходы», — сказал Жамангулов.

Он считает, что через дипломатические каналы Минфин, правительство и парламент должны вести переговоры по пролонгации и процентным ставкам по всем кредитам. А правительство должно увеличить налоги за счет создания новых рабочих мест, производства, промышленности, горнодобывающей области.

Нурсултан Кубанов:

«Основные средства, которые поступают, уходят на дороги. Все обратно портится, мы заново берем в кредит и на грантовой основе и, таким образом, попадаем в ловушки. ВВП у нас больше 600 миллиардов, но эксперты считают, что не поступает еще 40 % из-за теневой экономики. Но я скажу вам больше — больше 60 % не поступает из-за теневой экономики», — сказал Кубанов. Он считает, что ежегодно страна теряет ту же сумму, что поступает в бюджет за счет налогов — более триллиона сомов. Считает, что проблему решат квалифицированные кадры — и намекает на свою партию. 

Орозайым Нарматова:

«Так как я работала и училась в Москве, я очень люблю русский язык. Поэтому позвольте мне ответить на государственном языке (на кыргызском. прим. ред). Мы говорим о долгах. Можно ли было без долгов идти в будущее? Кто крадет наше будущее? Этот вопрос у всех нас в сердцах. Наша партия отрежет руки ворам, укравшим наше будущее. Сейчас в политику идут партии, которые в том числе украли эти кредиты», — так выступила Нарматова.

2 раунд — вопросы из ячеек по выбору

Орозайым Нарматова:

О том, почему депутаты не инициируют законов о науке: Нарматова заявила, что «Бутун Кыргызстан», в отличие от других партий, обратил внимание на культуру и образование. А вот до нее необразованные, не знающие о жизни людей депутаты тяп-ляп писали законы, а соответствующее им правительство не могло справится с их воплощением.

О демократии и НПО: Кандидатка заявила, что кыргызы — народ, воспитанный в определенных традициях, но отучившись за границей, научившись демократии, не сохраняет свои обычаи и правила.

«Конечно, среди НПО есть реальные организации, отстаивающие законы и права человека. Все же я думаю, мы должны сохранять свои традиционные правила», — сказала она.

О законодательной власти:

«Президент влез во во все сферы власти, почему парламент не может делать что-то для народа? Потому что его сдерживают, давят на депутатов, имеют на них компромат. Вот если пройдут в парламент чистые люди, то могут работать для людей создавать законы», — сказала она.

На четвертый вопрос Нарматова ответить не успела, потому что после каждого ответа рассказывала, что «Бутун Кыргызстан» — партия чистых незапятнанных политиков.

Нурсултан Кубанов

Нурсултан Кубанов:

О границах и внешней политике:

«Вопросы границ — это принципиальные вопросы. Взглянем на Баткен — как долго там не решаются приграничные вопросы. Почему на границе случаются конфликты? Потому что до сих пор нет четкой линии границ», — он сказал, что в его партии есть специалисты, способные решить эту проблему, но конкретных сроков давать не будет, ведь это популизм.

О трудовых мигрантах:

«В год более двух миллиардов присылают в Кыргызстан мигранты. Но давайте обратим внимание на то, почему люди вынуждены уезжать? В первую очередь, проблема в образовательной системе», — сказал Кубанов и предложил ввести ваучерную систему и выделять по 15 тысяч сомов семьям, чтобы ученики могли сами выбрать, где учиться, тогда среди школ вырастет конкуренция.

Что изменило Кыргызстан к лучшему:

«Не знаю, что изменило Кыргызстан к лучшему, расскажу о том, что изменило Кыргызстан к худшему. Идут три силы — первая провластная. Уже 300 тысяч людей оформились по форме №2, кочуют, так подкупают. Вторая сила — радикальная оппозиция. Они хотят менять конституцию, то они предлагают делать революцию, то они предлагают какие-то радикальные вещи. А вот мы — конструктивная оппозиция. Мы сможем изменить мир к лучшему», — дальше Кубанов хвалит партию и ее членов и не успевает ответить на четвертый вопрос.

Акылбек Жамангулов:

Об экологии и экономике:

«Экология в последние годы стала приоритетом не только в Кыргызстане, но и других странах мира. Если мы сейчас не займемся проблемами экологии, через несколько лет она будет уже плохой», — дальше Жамангулов возмутился мусором на пике Ленина и отходами горнодобывающей промышленности, в том числе вспомнил о Кумторе.

«Нужно вводить новые технологии, чтобы не наносить вреда природе. Как пример, можно посмотреть на опыт Китая — они много сделали для улучшения экологии у себя, а ведь у них раньше в городах были заводы», — сказал он.

О дефиците бюджета:

«В приоритете нашей программы — новые рабочие места, открытие заводов, промышленности. 80% товаров в Кыргызстане — это импорт и только 20 мы производим сами. Мы будем давать социально-уязвимым слоям населения карточку с 1000-3000 сомов, на которые можно будет приобрести только местные товары. Мы уменьшим импорт и увеличим местную производительность», — сказал Жамангулов. Он успел ответить только на два вопроса из четырех.

Тилек Токтогазиев

Тилек Токтогазиев:

Токтогазиев сначала обратился к избирателям, которые намерены голосовать против всех. Молодой политик заявил, что такое голосование выгодно лишь для «коррупционеров» в «партиях власти», потому что эти голоса не будут отданы за оппозицию.

О парламентской системе:

«У нас парламентская система правления — в ней есть конкуренция. Соперничество заставляет быть более качественным. Но сейчас мы формально парламентская страна, потому что по факту получается, что мы супер-президентская. Все законы спускаются с 7 этажа (там кабинет президента). Мы (Ата Мекен) против этого», — сказал кандидат. Он считает, что когда придут сильные и образованные депутаты, они смогут наладить парламентскую систему правления, как это и полагается по конституции.

«Вы же помните, что они ее потеряли — видимо все еще не нашли, но мы вернем конституцию обратно», — пообещал Токтогазиев.

О туристическом потенциале:

«Туризм — сфера, которая может весьма благотворно повлиять на нашу экономику. Для начала мы должны улучшить аэропорты, ведь большинство туристов попадают в страну именно воздушным путем. Мы пригласим больших инвесторов, чтобы в нашем аэропорту были представлены самые разнообразные авиакомпании со всего мира. Чтобы они летали прямыми рейсами и привозили своих туристов», — сказал Токтогазиев и похвалил своего однопартийца Абдывахапа Нурбаева за законопроект об открытом небе.

«Мы должны привлечь инвесторов и для развития инфраструктуры — но для этого в Кыргызстане должны работать законы. Пока законы не работают, ни одного инвестора к нам не заманишь», — также сказал он.

О привилегиях депутатов:

«Никаких привилегий не должно быть. Депутат — слуга народа и должен жить жизнью обычного человека, чтобы понимать его. Нас абсолютно не устраивает, откуда появились эти спецбольницы? Почему депутаты и чиновники должны лечиться в специальных условиях? Если они будут лечиться в обычных больницах, тогда они поймут, что менять. Спецмашины, привилегии — депутат становится слепым и не видит нужды народа. Спецбольницы нужно отдать под детские больницы», — сказал он.

О результатах через год после прохождения в парламент:

«Я могу обещать, что мы будем бороться с коррупцией, создавать комиссии. У нас есть список самых коррумпированных органов. Мы наведем там порядок. Будем контролировать, чтобы ни один сом из бюджета не воровался и все, что должно попасть в бюджет, в него попало», — Токтогазиев успел ответить на все вопросы и даже замахнулся на пятый вопрос.

О законах:

«На самом деле у нас неплохие законы — но они не работают. Мы видим это и в парламенте, когда депутаты нажимают друг за друга кнопки. Если законотворцы нарушают законы в месте, где эти законы принимаются…», — сказал он.

Жакшылык Матанов

Жакшылык Матанов:

О том, что готова делать партия:

«Мы должны зрить в корень. Коррупция и другие проблемы — это ветки и листья, а в чем корень проблем? Сколько не ломай ветки, если корень в земле, все продолжит расти. Мы должны найти корень всех проблем», — сказал Матанов. Где и в чем корень — он так и не сказал. 

Зато обратил внимание на госпрограмму по обеспечению кыргызских сел чистой водой — и пообещал, что его партия, придя к власти, выполнит программу быстрее и эффективнее. Он говорит, что зарубежные фонды готовы приступить к решению этой проблемы — но мешают им местные чиновники.

О военной службе:

Матанов считает, что главная вещь в стране — это армия. И он недоволен плохими условиями проживания в казармах и некачественной формой солдат. Он считает, что правительство должно снабдить солдат всем необходимым для службы.

О молодых семьях:

Матанов обещает, что с приходом его партии к власти, проценты ипотеки для молодых семей снизят на 2-3 %. На четвертый вопрос ответить он не успевает.

Бекжан Рысмендеев:

О налоговой реформе:

Он считает, что налоговую систему нужно оцифровать. Он недоволен тем, что, например, рестораны работают по патенту — потому что так дефицит бюджета никогда не станет профицитом. А в дефицитный бюджет вливают дотации и гранты.

«Допустим, я плачу налоги. А мой конкурент не платит. Многие крупные компании и корпорации недоплачивают налоги. А ведь в Америке и других странах уклонение от налогов одно из самых больших преступлений», — рассказал Рысмендеев и напомнил, что Аль-Капоне посадили не за убийства множества людей, а за неуплату налогов. По его мнению, предприниматели платили бы налоги, если бы была честная конкуренция.

О цифровизации:

«Мы уже много лет идем к цифровизации, но во время пандемии видели, как для прохождения постов обладателям электронных паспортов приходилось идти за бумажной справкой к домкому», — посмеялся он. Однако Рысмендеев признает важность цифровизации — считает, что это очень облегчило бы работу госслужб.

Он привел пример Эстонии, где выборы прошли электронно и сказал, что это вполне реально, голосовать через телефоны отпечатками пальцев.

О цифровизации и фермерах:

«Простой фермер отдален от госполитики. Если минсельхоз устранят, фермеры и не заметят. Сажая весной какую-либо культуру фермер как-будто играет в казино — по какой цене он сможет продать ее осенью? А иногда продают ниже себестоимости», — перечислил проблемы фермеров кандидат.

Он задался вопросом, как горная страна с субконтинентальным климатом может делать «локомотивом экономики» сельское хозяйство. И тут же привел пример цифровизации в сельском хозяйстве, рассказав, как в тепличном бизнесе поливом и другими задачами управляют дистанционно.

О том, как увеличить выгоду от ЕАЭС: «Прежде всего, искоренить коррупцию на таможне», — считает Рысмендеев.

3 раунд — вопросы оппонентам

Бекжан Рысмендеев

Бекжан Рысмендеев Акылбеку Жамангулову:

“Как вы понимаете геополитику и что такое евразийство?” — спросил Рысмендеев.

«Этого ответа, наверное, ждут все оппоненты. Евразийский выбор, демократический социализм — это не программа партии, а, в первую очередь, ее идеология», — ответил Жамангулов. По его словам, партия в течение года работала над идеологией вместе с филологами и философами. Социализм для него — это эпоха. Заводы, фабрики, политика — все это из социализма и партия видит в этих проявлениях социализма что-то хорошее. Но при этом страна за время независимости руководствовалась демократическими принципами — голосованием, свободой слова. А на счет евразийства — Кыргызстан исторически связан с Евразией, а сейчас еще и внешняя политика и культура укрепляет отношения с соседними странами.

Знаете ли вы Дугина Александра Гельевича?” — спросил тогда чон-казатовец.

Акылбек Жамангулов ответил, что не знает.

Это советник Путина по внешней политике. Он придумал идею об евразийстве как внешнеполитический курс России. Так что это не идеология «Биримдика» — это проект России, созданный против китайского проекта «Один пояс — один путь». Поэтому вопрос «Биримдику» — вы говорите, работали с философами и филологами, а назовите ка их имена”, — спросил Рысмендеев.

*А.Дугин как раз философ.

Жамангулов вспомнить не смог, но пообещал, что они 100 % кыргызстанские, потом напишет, кто именно.

Казахстан и Россия закрывают границы. Как вы думаете, это связано с таможней Иркештам?” — спросил у него Рысмендеев.

*Отсылка к контрабандной сети Хабибулы Абдукадыра, провозящей товары из Китая без уплаты многих пошлин.

Акылбек Жамангулов ответил, что не работает в правительстве и понятия не имеет, почему Казахстан закрывает свои границы.

После Бекжан Рысмендеев сказал о том, что вступив в ЕАЭС, Кыргызстан не может продать свои товары даже Казахстану, а тема про евразийство у «Биримдика» — попытка понравится Кремлю. И что ради мандата «президентская партия» согласна и на евразийство и на что угодно.

«На следующих выборах они заговорят о федерализации и губерниях», — пошутил Рысмендеев.

Бекжан Рысмендеев Тилеку Токтогазиеву: 

“Мы давно знакомы. Одни из тех, кто эту кашу заварил — это, в том числе, «Ата Мекен». Но вы пришли как «Жаны дем» — но многие ли смогут пройти в парламент и действительно стать «новым дыханием», а не стать «новым кормом» для старых политиков партии?” — спросил чон-казатовец.

*Игра фраз «жаны дем» и «жаны жем».

Кашу заварила нынешняя власть. В последнем парламенте было всего 11 атамекеновцев. И они выступали против многих законопроектов, которые поддерживали остальные партии — например, были против разрушения ледников Лысый и Давыдов ради «Кумтора». В том числе те политики, которые сейчас входят в «Жаны дем». Кашу заваривали те, кто узурпировал власть. И когда придет время, мы дадим им моральную и законную оценку”, — сказал Токтогазиев.

Я сам от тебя слышал фразу «полная люстрация». Но потом в «Ата Мекен» пришли люди, вроде Темира Сариева, который сам заслуживал люстрации. Как теперь рассматривается вопрос люстрации в партии?” — спросил Рысмендеев.

У нас есть стратегия. Почему мы «Жаны дем» (свежее дыхание)? Кстати, Сариева сейчас в партии нет. И того же Текебаева нет. Старые политики просто дали нам благословение и всю партийную работу мы выполнили сами. Мы собрали в партии наиболее принципиальных людей, не «чимкириков», многие пришли не из политики, а из бизнеса, культуры, образования, медицины, чтобы поменять прогнившую систему и вернуть на место президента”, — ответил ему атамекеновец.

Бекжан Рысмендеев Жакшылыку Матанову: 

“В «Замандаше» есть Эльмурза Сатыбалдиев, а на баннерах лицо Мухтара Омуракунова (основатель партии, погиб в 2011 году). Сатыбалдиев когда-то был инициатором дела против Омуракунова, это появление в партии не противоречит вашим принципам?” — спросил чон-казатовец.

 “Вам нужно лучше посмотреть в архивах, среди инициаторов дела против Омуракунова не было Сатыбалдиева”, — ответил Матанов. 

Бекжан Рысмендеев Нурсултану Кубанову:

В вашей партии для ширмы поставили молодые кадры, но позади вас политики, которых стоило бы гнать поганой метлой. По каким принципам вы к ним присоединились?” — спросил Рысмендеев.

«Бир Бол» обновилась на 98 %, причем 95 % — это высокообразованная молодежь. У нас любят делить людей на чужих и своих, на атамбаевских, бакиевских. У нас за ширмой никто не стоит. Мне 29 лет и я не сын олигарха. За мной никто не стоит”, — сказал Кубанов. 

Бекжан Рысмендеев сказал, что спрашивал не об этом. А о том, например, зачем в партии экс-глава минсельхоза Нурбек Мурашев, который получил много критики за свою работу в министерстве. Кубанов ответил, что Рысмендиев его плохо слышит, а Мурашева просто дискредитировали.

Жакшылык Матанов Акылбеку Жамангулову: 

“Вы говорите, что “Биримдик” — новая партия, но почему там так много “чимкириков”?” — спросил Матанов.

*Чимкирик — сопливый. Такое прозвище дал депутатам шестого созыва Алмазбек Атамбаев.

Лидер “Биримдика” сказал, что ничего не говорил о том, что его партия — это “свежее дыхание”. И, раз уж мы живем в государстве, где уважаются законы, то в партию можно брать любых кандидатов без проблем с законом и без чужого гражданства. 

Матанов Тилеку Токтогазиеву:

“В “Ата-Мекене” появились члены КЛДП — но они же либерало-демократы, как они стали вдруг социалистами?” — спросил Матанов, очевидно намекая на депутата Жанара Акаева, создавшего ранее КЛДП.

Токтогазиев ответил, что, в принципе, в программе “Ата Мекена” есть либеральные пункты, хотя, в целом, программа партии остается социалистической. Он сказал, что после пандемии партия должна сделать все, чтобы для нуждающихся жизнь стала легче. 

Другим партиям Матанов выразил уважение и сказал, что видит, что у всех оппонентов одни цели по поднятию страны. 

Тилек Токтогазиев Акылбеку Жамангулову: 

“Вы были директором “Альфа-Телеком”. Год назад за три месяца эта компания заплатила триста миллионов сомов налогов — а спустя год сумма спустилась до 35 миллионов. На 80% меньше налогов — это как так получилось?” — спросил Токтогазиев. По его словам, у того же “Билайна” налоги спустились не так сильно.

Жамангулов сказал, что последние годы была стратегия, согласно которой “Мегаком” (он же “Альфа-Телеком”) должны были продать. Он настоял, что данные Токтогазиева недостоверны и компания вполне успешна, даже получает доход. Токтогазиев, при этом, в своем вопросе опирался на официальные данные Налоговой. Политики начали спорить, и Жамангулов настаивал, что количество налогов от “Мегакома” не уменьшилось, а даже увеличилось. 

“Ваша официальная информация недостоверна”, — заявил Жамангулов. 

“В вашей партии 31 депутат из последнего созыва. Во время пандемии они предпочли уйти в отпуск, хотя мои коллеги из “Ата Мекена” просили продолжить работу. Теперь эти депутаты снова хотят пойти в парламент — вы считаете, что у них есть на это моральное право?” — спросил Токтогазиев у Жамангулова. 

Жамангулов казал, что далек от того, чтобы отвечать за этих депутатов. А если Токтогазиеву интересны их ответы — пусть задает им и получит официальный ответ. 

“Есть у них моральное право?” — переспросил Токтогазиев и Жамангулов сказал, что не может ответить.

“А зачем вы тогда сюда пришли?” — спросил атамекеновец. Жамангулов ответил, что пришел от лица партии. 

На этом Токтогазиев не успокоился и пообещал, что задает последний вопрос Жамангулову. И касается вопрос близости Жамангулова к народу.

“Сколько стоит проезд в троллейбусе и автобусе”, — спросил он. 

“В троллейбусе восемь, а в автобусе 10”, — ответил Жамангулов и услышал от Токтогазиева “неправильно, в автобусе тоже восемь сомов”.

“Какая цена у высшего сорта муки”, — задал Токтогазиев еще один вопрос.

“Наверное где-то вокруг 20 сомов”, — ответил Жамангулов и снова услышал ответ “неправильно”. 

“Мука стоит 47 сомов за килограмм. Сколько стоит картошка?” — продолжал Токтогазиев. Жамангулов ответил, что не знает.  

Токтогазиев всем:

“Во время правления Атамбаева Илмиянов и Фарид Ниязов были серыми кардиналами кыргызской политики. Кто стал кардиналом при Жээнбекове?” — задал свой вопрос Токтогазиев.

Орозайым Нарматова сказала, что такие есть, но ответит она когда ее партия придет в парламент. 

Зато Нурсултан Кубанов смог назвать фамилию одного из кардиналов — “Матраимов”. О втором кардинале политик не знает. 

Асылбек Жамангулов ответил, что не понимает, о ком идет речь. 

Жакшылык Матанов ответил, что, наверное,  Матраимов (имеется в виду, скорее всего, Райым Матраимов, экс-зампред таможни и фигурант журналистских расследований о коррупции и контрабанде). Но о втором кардинале он также не знал. 

Тогда Токтогазиев намекнул — “а кто у нас руководит второй большой партией?”

Матанов задал вопрос Жамангулову, мол, кто у вас там руководит?

“Я руковожу”, — тихо ответил Жамангулов. Кандидаты засмеялись. После слово взял Бекжан Рысмендеев.

“Асылбек Жээнбеков и Райым Матраимов”, — ответил он и сказал, что именно их партии регистрируют избирателей по форме №2 и чтобы об этом не знать, президент должен жить в информационном вакууме. 

Токтогазиев сказал, что “Ата Мекен” не боится ни первого, ни второго кардинала. 

Акылбек Жамангулов Бекжану Рысмендееву:

“Вы говорите про времена Бакиева и Акаева, мол вернете деньги, нечестно нажитые кыргызскими политиками. В то же время ваш лидер живет в “золотом квадрате” Бишкека, ездит на лексусе — а в декларациях этого нет. У него тоже сделаете конфискацию?” — спросил Жамангулов.

“Давайте я отвечу также, как вы отвечаете — а вы спросите у него”, — ответил Рысмендеев. 

“У вас в списке есть экстрасенс Алмакан Бекова — она говорила СМИ, что была советником Бакиева. Чем она будет заниматься, если вы пройдете в парламент?” — задал вопрос Жамангулов. 

Рысмендеев сказал, что эта женщина не планирует оставаться в парламенте, а в партию вошла, чтобы привлечь к ней голоса избирателей. 

Жамангулов Тилеку Токтогазиеву:

“Вы сейчас столько популизма сказали. Про спецбольницы — но ваши же однопартийцы там лечатся со своими семьями”, — сказал Жамангулов.

“Раньше было так, потому что по закону полагалось. Но мы от этой практики избавимся”, — ответил Токтогазиев. 

Жамангулов ответил, что не знает, чего ожидать от “Ата-Мекена”. 

Нурсултан Кубанов Асылбеку Жамангулову:

“По всей стране висят баннеры “Биримик”. Это большие деньги. Разве нельзя было вложить их в борьбу с пандемией?” — спросил Кубанов. Также он возмутился наличием в этой партии самых беспринципных, по его мнению, депутатов. Но у Жамангулова не было времени отвечать на вопросы. Не удалось задать вопросы и “Ата Мекену”. 

Кубанов Орозайым Нарматовой:

Кубанов сказал, что он самый молодой в своей партии и в списке на девятом месте. А самому взрослому — лет 50. А в “Бутун Кыргызстане” в первой десятке молодых нет, там самый молодой — 50-летний. Также он сказал, что многие из кандидатов этой партии бывшие политики и госслужащие, правда особой пользы они не принесли. 

“Напомню вам, что Адахан Мадумаров уже 10 лет не на госслужбе”, — сказала Нарматова. По ее словам, Мадумаров был одним из наиболее честных чиновников. Нарматова сказала, что ей 26 лет и она есть в первой десятке в списке своей партии — она в списке восьмая. 

Орозайым Нарматова Жакшылыку Матанову:

Нарматова подняла тему мигрантов — сама партия “Бутун Кыргызстан” популярна среди кыргызстанцев, вынужденных уехать из страны в поисках Заработка. Представитель “Замандаш” сказал Нарматовой, что ее партии необязательно соперничать в помощи мигрантам с “Замандашем”. Он вспомнил погибшего основателя партии и напомнил о том, что партия родилась из движения, которое занималось помощью трудовыми мигрантам.