Институт омбудсмена, Национальный центр по предупреждению пыток и правозащитное движение «Бир дуйно — Кыргызстан» обнародовали свое исследование о распространении коронавируса в закрытых учреждениях республики, в том числе в двух СИЗО и четырех колониях Чуйской области.

Данные правозащитников говорят о том, что далеко не все случаи коронавируса и внебольничной пневмонии фиксировались ГСИН в общую статистику — их часто записывали как ОРВИ.

Что говорят правозащитники

В целом учреждения ГСИН соблюдали свой алгоритм по борьбе с коронавирусом. Посетителей, включая адвокатов, запускали и запускают только при наличии отрицательного теста на COVID-19, у них измеряют температуру, обрабатывают их руки санитайзером.

Санобработка помещений и камер где-то была добросовестной, а где-то не очень, поэтому, например, в СИЗО-1 Бишкека заключенные просили выдать им хлорку, чтобы вымыть камеры и все в камерах самим. 

В качестве других профилактических мер осужденным и подследственным рассказывали о заболевании через объявления в радиорубке, плакаты и листы, видеоролики на телеканалах.

Официально ГСИН на август 2020 года в ответе на запрос сообщила о 85 сотрудниках, у которых нашли вирус, и о 22 заболевших кыргызстанцах из спецконтингента. Но по данным опросов, которые провели правозащитники, из-за того, что нет свободного доступа к ПЦР-тестированию, многие случаи заболевания и у персонала, и у осужденных и подследственных засчитывались как ОРВИ.

Код U 07.2, который означает, что COVID-19 у больного не подтвержден лабораторно, но по симптомам проявляется, в СИЗО и колониях не использовали вовсе.

«Случаи заболевания засчитываются как ОРВИ, в то время как в СИЗО-1 и ИК №19 с камерным типом размещения подследственные и осужденные заявляли о массовом заражении ковидом.

Все больные госпитализировались в ИК №47, где было зафиксировано более 1000 случаев обратившихся с симптомами внебольничной пневмонии. Большая часть переболели в легкой и средне-тяжелой форме без осложнений (со слов осужденных и персонала), 6 человек умерло от пневмонии.

В ИК №19 при поддержке МКК проведено флюорографическое обследование всех осужденных, по результатам было выявлено 10 случаев постпневмонии. Осужденный ПЛС, правозащитник Аскаров, проболев около 10 дней, был этапирован в ИК №47, где скончался на следующие сутки.

В ИК №19 все 7 респондентов сообщили, что болели в период карантина, в июле болели практически все, на прогулку почти не выходили», — отмечается в отчете.

Ко второй волне коронавируса учреждения, которые посетили правозащитники, мало готовы. Средств для дезинфекции, масок, респираторов, антисептиков от ГСИН хватило на первую волну коронавируса, но их запасы придется пополнить. 

Не хватает и пульсоксиметров, термометров, кислородных концентраторов, а так же медикаментов, которые прописаны в клиническом протоколе лечения коронавируса. 

Их недостаточно даже в ИК №47, которая считается центральным медучреждением кыргызской ГСИН. Профильных медиков тоже очень мало.

Что говорят в ГСИН

Государственная служба исполнения наказаний при правительстве Кыргызской Республики отрицает, что в ее учреждениях есть массовые заражения коронавирусом.

«Информация о многочисленных фактах заражения осужденных коронавирусной инфекцией не соответствует действительности», — констатируют в пресс-службе ведомства.

В ГСИН сообщают, что боролись с коронавирусом с учетом рекомендаций ВОЗ, Минздрава и специфики уголовно-исполнительной системы.

Благодаря помощи Международного комитета Красного Креста там смогли создать свои алгоритмы по профилактике COVID-19 и действиям на случай обнаружения заболевания в стенах своих учреждений. И даже проводили осужденным с ОРВИ в некоторых случаях рентген, экспресс-тестирование и ПЦР-тестирование.

Заражение коронавирусом в ИК № 19 в ГСИН отрицают. По данным ведомства, в этой колонии его не нашли: заключенных там поголовно обследовали. Смерти от коронавируса и пневмонии же признают, но частично.

«Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смертность от пневмонии — 4 случая, от COVID-19 — 2.  Для объективного сравнения за текущий период с учетом пандемии количество умерших осужденных от пневмонии — 4 человека, тогда как в прошлом году — 3 случая», — отмечают в ГСИН.

Ведомство считает, что исследование правозащитников «голословно», создает панику и может дестабилизировать обстановку в спецучреждениях ГСИН.

«Представители института омбудсмена, НЦПП и НПО «Бир Дуйно  Кыргызстан», не имея конкретных подтверждений, голословно заявляют о грубых нарушениях режима содержания и о фактах массового заражения осужденных коронавирусной инфекцией, наводя панику в обществе и среди родственников заключенных, тем самым преднамеренно, искусственно создавая условия для дестабилизации оперативной обстановки в учреждениях ГСИН.

В целях недопущения впредь подобных поспешных выводов отдельными организациями в условиях пандемии следует помнить о том, что ГСИН всегда открыта для общественности», заключают в пресс-службе.

При этом Госслужба исполнения наказаний ранее признавала, что тестировала далеко не всех заключенных. По данным, которые озвучивала с отсылкой на нее Коалиция против пыток в Кыргызстане, из свыше 9 тысяч заключенных ПЦР-тестирование к августу 2020 года провели только 22 людям.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!