Несостоявшийся прайд, гомофобные погромы, раскол в обществе, массовые протесты и бойкот журналистов — рассказываем по порядку о стремительно развивающихся событиях в Грузии.

Материал подготовила: Диана Петриашвили, «Медиасеть».

Что произошло в Грузии?

Противостояние началось с побоища, которое устроили ультраправые радикальные активисты и представители духовенства, выступавшие против запланированного в Тбилиси прайда.

Первый в грузинской истории «марш достоинства», организованный активистами движения ЛГБТК, должен был пройти 5 июля. Прайд так и не состоялся — организаторы были вынуждены отменить его из-за развернувшегося погрома, в результате которого пострадали десятки людей.

Большинство пострадавших — 53 человека — журналисты. По их свидетельствам, радикалы прицельно преследовали представителей медиа и жестоко избивали их. Некоторым журналистам понадобилась госпитализация. Один из них погиб уже после выписки из больницы.

Пострадавшие журналисты и операторы.

Радикалы нападали на офисы неправительственных организаций, на штаб-квартиру политической кампании «Сирцхвилиа!» («Позор!»), на палатки оппозиционеров, протестующих возле парламента. Во время этих атак толпа несколько раз сожгла флаги Евросоюза — под тем предлогом, что Европа пропагандирует в Грузии повестку ЛГБТК.

На следующий день, 6 июля, в Тбилиси прошла масштабная акция — в знак поддержки пострадавших от насилия накануне. Важно, что митинг также выражал солидарность представителям ЛГБТК-сообщества: в центре города, у входа в парламент развевался радужный флаг.

Эту акцию снова попытались сорвать радикальные активисты, но в этот раз полиция выставила кордоны и сдержала два противоборствующих лагеря от столкновения. Правда, обойтись без пострадавших снова не удалось — из толпы радикалов кидали камни, бутылки и другие предметы, и люди снова получали травмы.

Кордон полиции Грузии перед радикальными активистами. Скриншот видео Jam News.

Каковы претензии к власти?

По свидетельствам журналистов и наблюдателей из числа неправительственных организаций, полицейских, патрулировавших центр города в день несостоявшегося прайда, было неадекватно мало.

Кроме того, по утверждению журналистов, толпе радикалов несколько раз за день удавалось безошибочно определить местоположение ЛГБТК-активистов. Журналисты телекомпании «Пирвели», расследующие события 5 июля, заявили, что за активистами следили спецслужбы и именно они передавали данные об их местоположении радикальным гомофобам.

В целом, грузинские медиа подозревают, что именно власти были главным организатором погрома и расправы над журналистами.

Сожаление о случившемся выразила только президент страны Саломе Зурабишвили.Остальные представители властей никак не продемонстрировали, что чувствуют свою ответственность, и что не считают случившееся закономерным и справедливым. Глава МВД несколько раз подчеркнул, что вполне удовлетворен работой полиции.

Многие видят в произошедшем личную вину премьер-министра Ираклия Гарибашвили, полагая, что заявление, которое он сделал перед началом запланированного прайда, фактически подтолкнуло радикалов к насилию.

«Это — Грузия, у нас свои традиции, свои порядки», – в частности, сказал премьер, добавив, что большинство населения выступает против проведения акции.

Кто такой Лексо Лашкарава и почему журналисты возглавили протест?

В числе журналистов, которые пострадали в побоище 5 июля, был Лексо Лашкарава, оператор грузинской независимой телекомпании «Пирвели». У Лашкарава были множественные переломы лицевых костей, его прооперировали и через несколько дней выписали из больницы.

Утром 11 июля Лексо нашли мертвым у него дома. Это известие стало новым шоком для общества, которое и так не вполне пришло в себя. В разных городах возобновились акции, главным требованием которых стала отставка правительства и премьер-министра.

В Тбилиси требуют отставки премьера. Фото JAMnews / Давид Пипия

Заговорили и о внеочередных парламентских выборах. Парламентская оппозиция, которую всю зиму бойкотировала парламент и лишь недавно с большим трудом согласилась возобновить работу в законодательном органе, снова ушла в знак протеста.

После похорон Лашкарава, которые тоже стали своеобразным протестным шествием — очень эмоциональным и многочисленным — четыре независимые телекомпании на 24 часа прекратили вещание в знак протеста и с требованием (оно было написано на погасших экранах) отставки премьер-министра.

В итоге протест возглавили журналисты — они провели несколько резонансных акций, причем не только на улице, но и в стенах правительственных структур. Утром 12 июля премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили дал понять, что не собирается уходить в отставку.

В итоге в этот день журналисты прорвали кордон охраны парламента и ворвались в здание. Им помогали оппозиционные депутаты, которые требовали пропустить представителей медиа в зал заседаний. В результате в парламенте произошла драка.

В ожидании официальной версии гибели журналиста

Оператор грузинского телеканала «Пирвели» Лексо Лашкарава, которого избили в числе других журналистов гомофобные группы 5 июля в Тбилиси.

Едва стало известно, что Лашкарава мертв, многие журналисты озвучили мрачные подозрения о том, какой станет официальная причина его смерти. Так, телеведущая телеканала «Пирвели» Инга Григолия сказала на одной из акций протеста:

«Им нет веры, что бы ни заключила их экспертиза. Ведь если меня изобьет полиция, а потом я умру от сердечного приступа, они не сочтут, что я умерла от их побоев».

Подозрения коллег Лашкарава во многом были обоснованы тем, как именно было изъято его тело для экспертизы. Криминалисты, пришедшие к Лашкарава, фактически силой забрали у его семьи тело, быстро упаковали его в полиэтилен и бегом вынесли его из дома. На месте дежурили многие журналисты и видео скоро облетело все телекомпании.

Вскоре власти огласили единственную промежуточную версию экспертизы — передозировка наркотиков. На брифингах в МВД заявили, что в день смерти Лашкарава вместе с другом был в Поничала — районе Тбилиси, в котором процветает торговля наркотиками (занятно, что власти косвенно «узаконили» существование такого района).

На одном из брифингов показали и видео — кадры, демонстрирующие передвижение Лашкарава по городу — на них видно, как некий мужской силуэт с трудом передвигается и выглядит сильно нетрезвым. МВД распространило эти кадры в соцсетях, и вскоре журналисты установили, что аккаунт МВД в фейсбуке их продвигает через платную рекламу.

Коллеги Лашкарава по телекомпании «Пирвели», а также многие другие журналисты не верят этой версии. О ее несостоятельности говорят и представители неправительственного сектора. Так, бывший омбудсмен и лидер НПО «Институт исследования демократии» Уча Нануашвили сказал «Эху Кавказа» накануне похорон Лашкарава:

«Вместо того, чтобы задержать участников насилия, его организаторов и подстрекателей, мы видим, что они ограничились задержанием всего нескольких лиц. И на этом фоне распространяются материалы [касающиеся Лашкарава], которые указывают на то, что государство следит за гражданами. Они не заинтересованы в расследовании, но чисто технически у них есть возможность собрать информацию о каждом нападавшем (5 июля).

Более того, мы все увидели, что представителям правоохранительных органов прекрасно известно, где продаются наркотики. И вместо того, чтобы задержать наркоторговцев, у их дома располагаются камеры слежения. Можно сказать, что государство покровительствует им. Кроме того, в течение всего дня распространялись персональные данные скончавшегося. Государство фактически прибегло ко всем методам, чтобы дискредитировать его».

Этот же ресурс приводит слова представителя «Ассоциации молодых юристов Грузии», которая обеспечивала юридическую защиту Лашкарава, когда он был еще жив. Представитель ассоциации Ника Симонишвили заявил, что после изъятия тела Лашкарава адвокаты в течение нескольких часов не могли получить информацию о его местонахождении и проводимых мероприятиях.

«Конечно, это вызывает подозрения. А потом МВД выступает с заявлением, что он [Лексо Лашкарава] был, предположительно, в нетрезвом состоянии. Когда нет результатов экспертизы, говорить такое неправильно. Кроме того, [в социальных сетях] были распространены [персональные] данные особой категории Лексо. Такие данные, по идее, могли быть только у МВД, и, скорее всего, они оттуда и просочились. Это рождает очень много вопросов.

Когда нет результатов экспертизы, когда — а это открытая информация — известно, что после тяжелой операции в больнице Лексо давали морфин, МВД делает заявления, которыми в определенном смысле создают такие настроения, что якобы смерть Лексо Лашкарава не имеет никакого отношения к событиям 5 июля. Таким образом власть хочет снять с себя ответственность», — заключил Симонишвили.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!