Спецпроект
Чистый город
Как в городе стало меньше мусора, почему мэр Ибраимов не имеет к этому отношения, и когда у Бишкека появится своя мусоросортировочная линия?
В Бишкеке стало меньше мусора и больше контейнеров. Скоро за городом построят новую свалку и мусоросортировочную линию – и возможно никогда не построят мусоросжигающий завод. Спецпроект Kloop.kg рассказывает историю того, как Бишкек становится чистым городом.
Примечание:
В статье использованы (если не указано иначе) фотографии Даниля Усманова, сделанные им в 2016 году для репортажа про бишкекскую свалку. Они были сняты за год до написания этого текста. Это иллюстрации, которые не отражают героев этой статьи (кроме портретов, где указано обратное).
ПРОЛОГ
Бишкек, Жибек-жолу/Молодая Гвардия. 1 марта, 19:07
Бульвар Молодая Гвардия — главная автотрасса на пути к городской свалке. Если проехать по ней на север, оставив позади город и автомобильные пробки, мусоровозы — единственное, что вы увидите на дорогах в ночное время.

Днем в Бишкеке мусоровозов почти не видно. Машины работают в основном ночью. С наступлением темноты они начинают мелькать на северо-западе города, в районе Западного автовокзала.

Неподалеку от вокзала находится офис и автопарк «Тазалыка». Если встать на пересечении бульвара Молодая Гвардия и проспекта Жибек-Жолу, то перед глазами обязательно проедет пара мусоровозов.

Болот — один из водителей «Тазалыка». Он начинает свою смену. Ему 30 лет, но выглядит он немного старше. Одет просто: черная шапка, спортивная одежда, перчатки. У Болота серьезное лицо, не выражающее никаких эмоций.

Он родом с села Казарман в Джалал-Абадской области. В столицу приехал по приглашению двоюродного брата. До этого работал таксистом на маршруте Казарман-Бишкек.

Решив переехать в Бишкек, Болот отправился в столицу вместе со своей семьей, женой и тремя детьми. Отец Болота остался в Казармане, как и сын подрабатывая водителем.

«В "Тазалыке" я работаю шесть лет, с 2011 года. Тогда и в Бишкек переехал. Меня позвал мой брат. Он тоже работает в "Тазалыке" водителем уже 17 лет. У меня трое детей, младшей три года, старший в первом классе. Жена дома присматривает за ними, а я работаю, кормлю их», — делится Болот.
Фотография: Даниль Усманов.
В качестве иллюстраций к этому материалу использованы снимки, сделанные Усмановым в 2016 году.
Рабочих смен у уборщиков мусора и водителей две: дневная и ночная. Поминутного расписания нет, есть лишь цель: всё убрать.

«Строгого графика нет, нужно лишь закончить свою работу до окончания своей смены», — рассказывает водитель.

Сам Болот работает ночью, но сегодня он подменяет коллегу в дневную смену. Работает он на участках в Ленинском районе, который днем обслуживают десять машин, а ночью — семь.

Постоянная территория Болота — жилмассив Пишпек, южная часть бульвара Молодая Гвардия и улица Льва Толстого. Но сегодня он на замене. Его участок на этот день — микрорайон Джал.

Смена начинается с посещения нарколога. Если проверка успешна, водитель получает пропуск врача с печатью и приступает к работе. Водитель выезжает с автопарка к контейнерной площадке, где его уже ждут два грузчика. Это стандартный экипаж. Больше людей в кабину машины не вмещается.
Сегодня Болот встречает команду на пересечении улиц Ахунбаева и Тыналиева в 16:30.

«Даже если ты в незнакомом районе, проблем с навигацией всё равно нет. Грузчики всё покажут», — поясняет он.

Разгрузка контейнеров начинается сразу на точке. Грузчики переодеваются в рабочую форму, водитель подготавливает машину. Закончив с одним участком, они едут на следующий.

Контейнерных площадок в Джале немало. За машиной можно поспеть пешком, она заезжает практически в каждый двор. Процесс монотонный — сначала убирается площадка, затем грузчики подкатывают баки к машине. Он захватывает, поднимает контейнер, и его содержимое падает в мусоросборник.
Дверь сборника открывается и закрывается, как пасть огромного животного, заглатывающего городские отходы. Дальше в работу вступает прессующий механизм, который нужен для утрамбовки мусора.

Этот процесс повторяется на каждой площадке. Водитель занимается погрузкой, контролируя работу на аппарате сбоку от самопогрузчика. Грузчикам приходится тяжелее. Контейнеры могут весить немало. Помимо этого им приходится убирать и мусор на площадке.

Когда горожане брезгуют подходить к контейнерам, они бросают пакеты, бутылки, обертки и фантики издалека. И не всегда попадают в мусорки. Всё, что не оказалось в контейнере и валяется на площадке, приходится убирать рабочим.

Работа идет до тех пор, пока все контейнерные площадки на участке не будут убраны. Затем водитель высаживает грузчиков и отправляется на свалку.

«В прошлом году нам купили новую технику. С ней гораздо легче, всё на автомате. Новые евроконтейнеры обслуживаются только новыми машинами. Старые автомобили периодически ломались. Впрочем, и сейчас старую технику время от времени используют. Она нужна для погрузки старых контейнеров», — рассказывает Болот по дороге на свалку.

По словам водителя, жизнь заметно упростилась с покупкой новых машин и контейнеров. При разговоре о них, его взгляд меняется. Чувствуется, что водитель благодарен за перемены, заметно упростившие его работу.
ЧАСТЬ 1. КАК ВСЁ НАЧАЛОСЬ:
Кулматов, Агентство развития города и амбициозный проект
Эти положительные изменения, которым радуются рабочие вроде Болота, начались благодаря Агентству развития города. Оно решает острые проблемы с мусором, стоявшие перед городскими властями.
Агентство открылось в 2010 году. Оно должно было стать инициатором и исполнителем экспериментальных и инновационных городских проектов — в том числе касающихся мусора.

Директор Агентства Азамат Усубалиев возглавляет его с 2014 года. Схемы и предложения, разработанные Усубалиевым совместно с уже бывшим мэром Кулматовым, были использованы «Тазалыком» и облегчили жизнь Болоту и его коллегам.
Азамат Усубалиев
Директор агентства развития города
Фото: Издание «Енот»
Кубанычбек Кулматов
Бывший мэр города Бишкек
Фото: Пресс-служба мэрии Бишкека
Когда мы встречаемся с ним в кофейне, Усубалиев одет в легкую повседневную одежду. В его виде, поведении и манере говорить непроизвольно чувствуется ум и уверенность, а очки дополняют образ интеллигентного гражданина.

«Агентство занимается тем, что люди видят. Это и большие инвестиционные проекты, которые помогают реализовать международные доноры, и работа с гражданскими инициативами. Все видели и слышали про арт-скамейки, воркаут-площадку возле музея имени Айтиева, инсталляцию-очки от Doxa — это всё часть нашей работы», — начинает беседу Усубалиев, параллельно запивая пирожное чашкой кофе.
К концу 2018 года вся мусорная система будет реформирована
Проект, благодаря которому переполненные мусорки перестали быть одной из главных городских проблем, планировался в 2008-2009 годах. На него выделили большой бюджет — 22 миллиона евро, одна половина из которых была выдана в кредит, а вторая — грантом. Основной донор проекта — Евросоюз.

Этот проект пока что реализован лишь на 30%. К концу 2018 года планируется, что вся мусорная система будет полностью реформирована.
История АРГ:
1
2010: Открытие АРГ

2
2014: Кулматов становится мэром Бишкека
Продержится на посту 2 года.
3
2014: Усубалиев становится директором АРГ
Всё ещё является главой агентства.
4
2016: Кулматов уходит с поста мэра
На этой должности его сменяет нынешний мэр Албек Ибраимов.
В 2013 году план проекта приняли и на его основе подписали грантовое и кредитные соглашения. Однако доступ ко всем финансам был получен только в 2015. Именно тогда экс-мэр Кулматов и Агентство развития города запустили проект.

«Одна из важных частей проекта — инвестиции в процесс сбора и вывоза мусора. Поэтому в первую очередь мы занялись улучшением материальной базы "Тазалыка". Купили им 29 новых мусоровозов, около 5000 евроконтейнеров, построили около 700 контейнерных площадок», — поделился директор АРГ.

Новые евроконтейнеры были закуплены специально к спецтехнике. У старых мусоровозов была боковая загрузка контейнеров, поэтому они не могли работать с евроконтейнерами.

Другой важной инновацией является измененная оплата труда водителей мусоровозов. Чтобы усилить конкуренцию и мотивацию рабочих, им ввели ставки за количество привезенного мусора. Больше мусора — больше оплата.

«Это позволило исключить возможные коррупционные схемы на нескольких звеньях, связанные с закупкой горюче-смазочных материалов, запчастей и прочего. Кроме того, водители теперь стали хозяевами своих машин. Как мы считаем, схема дала хорошие результаты», — говорит Усубалиев.
Важной инновацией является оплата труда водителей мусоровозов по новой схеме
Но на этом изменения не заканчиваются. Мэрия провела конкурс по отбору частной компании, которая взяла бы на себя вывоз и сбор мусора в Октябрьском районе. «Мне кажется, "Тазалык" не против продолжить этот пилотный проект», — предполагает Усубалиев.

Как объясняет директор АРГ, для работы по сбору и вывозу мусора нужны значительные инвестиции. Спецтехника стоит очень дорого, от 50 до 70 тысяч евро за машину.

«Я не занимаюсь операционным менеджментом в "Тазалыке" и не знаю, какая компания выиграла тендер. Знаю только про требования. Одно скажу точно: не каждой фирме такая техника по карману», — делится Усубалиев.
На что потратили 22 миллиона евро проекта?
15%
Контейнеры и мусорные площадки

3 270 163 евро
4%
Закупка техники и прочие расходы

900 211 евро
81%
Рекультивация свалки, постройка мусоросортировочной линии и прочие расходы

17 829 626 евро
(вся оставшаяся сумма, план по этим расходам пока не подписан)
Хотя люди и видят, что идут изменения — покупается техника, мусора становится меньше — ключевая цель касается не сбора отходов, а того, что с ним происходит дальше. Основные компоненты проекта АРГ — закрытие старой свалки, постройка нового мусорного полигона и мусоросортировочной линии.

«Если проект будет реализован по плану, то он даст возможность заняться сортировкой мусора. Ведь, прежде чем перерабатывать, мусор вначале должен сортироваться», — заключил специалист.
ЧАСТЬ 2. ПЕРВЫЕ ШАГИ:
«Тазалык» и конкуренция
«Тазалык» имеет два офиса: планово-экономический и производственный. Оба располагаются вдоль проспекта Жибек-Жолу, разделенные посередине Западным автовокзалом.
Предприятие находится на пересечении Жибек-Жолу и Молодой Гвардии, неподалеку от автопарка, который в 7 утра только наполняется машинами после ночной смены.

Ирина Шайдо работает в производственном отделе больше 20 лет. Она старший мастер «Тазалыка». В её обязанности входит строгий мониторинг участков водителей. Они проверяют, насколько качественно и чисто выполнил свою работу экипаж.

Как старший мастер Ленинского района, она каждый день, с раннего утра объезжает район. Разъезжая между площадками, она проверяет, насколько качественно ночью собрали мусор.

«Моя работа заключается в контроле. Мой район [Ленинский] должен быть чистым, участки должны быть пустыми, уборка должна проходить вовремя», - рассказывает Шайдо.
Люди стали более осознанными.
У них просыпается понимание, что в чистом городе жить приятнее
Мастер соглашается со словами Усубалиева, что город стал чище из-за проекта АРГ и приобретения новой техники, контейнеров и мусорных площадок. Впрочем, она отмечает, что в этом заслуга не только Агентства и команды Кулматова.

«Кажется, люди стали более осознанными. Видно, что мусора стало меньше, и у людей просыпается понимание, что в чистом городе жить гораздо приятнее. Несмотря на факты краж колес мусорных контейнеров, я думаю, мы постепенно придем к цивилизованному и чистому обществу и городу», - говорит она.
Она добавляет, что благодаря агентству проблема с мусором сдвинулась с мертвой точки. Учреждение не только помогло «Тазалыку» материально, но и определило места стихийных свалок и установило контейнерные площадки в таких районах.

Шайдо вздыхает, когда речь заходит о временах, когда предприятие работало со старым имуществом. В некоторых местах, где отсутствовали мусорные баки, отходы бросались на землю. Их приходилось убирать вручную, по несколько раз в день. По ее словам, были дни, когда «Тазалык» работал по 24 часа. Техника разъезжала беспрерывно, водители и грузчики сменялись посменно.

«АРГ помогло нам прикрыть те места, где раньше не стояли мусорные баки. До этого мы сами определяли стихийные свалки и проводили там уборку каждый день. Но вместе с агентством удалось поставить там новые контейнеры, площадки, ограждения. Так и избавляемся от груд стихийных свалок», — вспоминает она.
Впрочем, проблема стихийных свалок до сих пор не решена полностью.
Мастер рассказывает, что такие точки есть на границах города и в некоторых жилмассивах, где мусорки наполняются крайне быстро. Например, новостройка Ак-Ордо не имеет договора с «Тазалыком» – тем не менее предприятие работает и там. А это — дополнительные расходы, потому что выезжать туда приходится по два-три раза за день.
Как платят рабочим «Тазалыка»?
С июля 2016 года «Тазалык» ввел новую систему оплаты своим рабочим, придуманную тандемом Усубалиев-Кулматов. Грузчики, как и раньше, получают фиксированный оклад: они выходят на работу каждый день, даже в праздники и выходные. Но водители теперь работают по другой схеме.

Сейчас заработок водителя зависит от тоннажа мусора. Раньше водители получали оплату по рейсам, и были случаи, когда рабочие недогружали машину, стремясь побыстрее закончить работу. Сейчас в их интересах загрузить машину полностью, ведь чем больше мусора, тем больше заработок.
Шайдо снова вспоминает нелегкие дни муниципалитета. Она рассказывает, что новая система оплаты труда рабочих – отличное нововведение. Ранее невозможно было с точностью утверждать, что рабочие добросовестно убирали мусор.

Сейчас на свалочном полигоне установили компьютерные весы, которые взвешивают мусор. Оплата — 83 сома за тонну отходов. Это мотивирует рабочих: теперь они стремятся не просто совершить больше рейсов, но и собрать больше мусора.

«Маршрут мусора такой: люди сбрасывают отходы в контейнеры, мы приезжаем и выгружаем контейнер в машину, чистим площадку, мусор вывозится на технике и отправляется на свалку», — вкратце рассказывает Шайдо.
«Тазалык» — не монополист на рынке. В Бишкеке работают и частные компании по сбору и вывозу мусора
Мастер подтвердила, что «Тазалык» — не монополист на рынке. В Бишкеке работают и частные компании по сбору и вывозу мусора. Шайдо называет около восьми фирм, которые обслуживают точки в центре города у магазинов вроде «Народного» и «Боорсока». Эти клиенты прибыльны, и частники получают с них хороший доход.

Однако старший мастер хотела бы, чтобы только «Тазалык» занимался мусором в городе. Она объясняет это тем, что таким образом город будет полностью уверен в качестве выполняемой работы по сбору мусора. Шайдо не доверяет частным компаниям и предлагает по крайней мере усилить контроль работы на свалочном полигоне.
«Вывозят ли частники мусор на свалку? Они могут получить с клиента деньги, увезти мусор, но остается вопрос — куда этот мусор выгружают? Неизвестно. Может быть, его сбрасывают в наши близлежащие контейнеры или просто на землю. Им ведь нет дела до города — главное, чтобы участок клиентов был чистым», — делится переживаниями старший мастер.

Тем не менее «Тазалык» не планирует полностью отдавать свои обязанности частникам. В этом нет нужды, ведь предприятие, обеспеченное новой техникой, и так справляется со своей работой.

«Но так решил муниципалитет, пусть [частники] конкурируют с нами. Может, это тоже даст нам стимул лучше выполнять обязанности, бороться за лучших клиентов», — пожимает плечами Шайдо.
Мурат Эсенов — начальник планового отдела «Тазалыка».

Офис находится к западу от автовокзала, ближе к улице Фучика. Одноэтажные здания этого отделения выглядят гораздо лучше и внутри, и снаружи. Неудивительно, ведь именно здесь заседает глава всего предприятия.

Рабочие места Шайдо и Эсенова сильно отличаются. В кабинете старшего мастера — деревянный пол, деревянные громоздкие стулья и рабочий стол без современных устройств. Кабинет Эсенова выглядит по-другому: шкафы, заполненные папками, современный компьютер, новый линолеум, удобное кресло на колесиках.

В отличие от Шайдо, начальник планового отдела больше занимается экономическими вопросами, однако во многом разделяет ее мнение.
Новая схема оплаты не только мотивирует рабочих, но и облегчает логистику
По его словам, новая схема оплаты не только мотивирует рабочих, но и облегчает логистику. Эсенов заявляет, что у предприятия есть договор с «Айыл Банком», который обслуживает счета водителей.

«Очень удобная, эффективная, работающая схема. Водитель заезжает на полигон, взвешивает мусор на компьютерных весах, данные заносятся в базу данных и через интернет отправляются к нам и в банк. Водителям зачисляются деньги на счета. И им даже не нужно приходить в бухгалтерию», — говорит он, указывая пальцем за спину. Видимо, там, за стеной, и находится бухгалтерия.

При этом деньги, которые «Тазалык» платит работникам, приходят не из городского бюджета. Несмотря на то, что это муниципальная организация, подконтрольная и принадлежащая мэрии Бишкека, «Тазалык» собирает свой бюджет самостоятельно. В 2016 году «Тазалык» получил 315 млн сомов за счет хозрасчетной деятельности, заключая договора с населением и юридическими лицами на вывоз мусора.
531 965

Горожан обслуживаются «Тазалыком». Они платят по 22.5 сома в месяц
10 035

Хозсубъектов обслуживаются «Тазалыком». Они платят по 225 сомов за куб мусора
70 000

Пенсионеров обслуживаются «Тазалыком». Они платят по 6.5 сомов в месяц
У «Тазалыка» отсутствует рычаг влияния на население
Однако у «Тазалыка» отсутствует рычаг влияния на население. Например, если горожанин не платит за свет или газ, ему его отключат. Поэтому жители оплачивают счета за электричество своевременно.

У «Тазалыка» бывает такое, что абоненты не платят по квитанции, однако мусор продолжают выбрасывать, и грузчикам ничего не остается, кроме как этот мусор вывозить.
«Из-за недобросовестных граждан мы несем убытки в десятки миллионов сомов ежегодно. Два года назад организация наняла юристов в свой штат, но судиться с должниками невыгодно по времени и деньгам. Некоторые судебные процессы тянутся месяцами, только лишь потому, что кое-кто не заплатил 22 сома. Объяснительная работа с населением слабо работает», — рассказывает Эсенов.

Тем не менее большинство жителей продолжает платить по счетам — и они вольны выбрать услуги другой организации, не «Тазалыка». Именно по этой причине Эсенов считает, что конкуренция «Тазалыку» нужна. Так предприятие не будет расслабляться.

«Монополистами быть нельзя. Потом будут говорить, что мы не даем другим нормально работать. Пусть конкурируют, для нас дополнительная мотивация работать лучше, бороться за клиентов, получать больше денег. То же самое и у частников. А самое главное, в итоге мусор будет убираться, а город будет становиться чище», — объясняет он.

В то же время он отмечает, что стоит ужесточить контроль за частниками. Ведь существует вероятность того, что они могут выполнять работу недобросовестно.

«Может быть, они мусор выгружают к нам. Никто не знает, я не знаю. Мы же не поставим 1000 работников на каждую мусорную площадку, чтобы они за этим следили. Это глупо», — говорит он.

Эсенов думает, что «Тазалык» может отдать власть над мусором в руки частных компаний, однако предполагает, что этого не случится в ближайшем будущем.

«Частная компания сегодня работает, а завтра может закрыться. Мы как работали, так и будем работать. Возможно, когда-нибудь это случится, если какой-нибудь частник докажет это стабильной и качественной работой», — размышляет начальник отдела.
ЧАСТЬ 3. ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СВАЛКИ:
Новый полигон и мусоросортировочная линия
Возможно, мусора в Бишкеке немало, но в окрестностях столицы его еще больше. Особенно на городской свалке.
Отвечает за нее Бишкекский санитарный полигон, или БСП. В штате полигона всего 35 сотрудников. Из них около двадцати задействованы на свалке: четверо в службе охраны, четверо водят бульдозеры, и еще четверо работают диспетчерами. Помимо этого на полигоне работают слесарь, механик, начальник участка и административная часть: руководство, бухгалтер и юрист.

Раньше полигон назывался Городской санкционированной свалкой, но в 2014 году предприятие переименовали и отделили от «Тазалыка». Теперь БСП работает автономно.

Свалка, которую контролирует БСП, находится в нескольких километрах к северу от Бишкека. Доехать туда можно по бульвару Молодая Гвардия, оттуда до объездной трассы А365, затем поворот налево, в сторону Ала-Арчинского водохранилища.
По дороге к свалке мелькает множество пунктов сбора мусора. «Приму пластик, кардон, метал, баклашки» — объявления такого рода красуются на воротах домов вдоль трассы.

Перед тем, как заехать на свалку, водители останавливаются у контрольного пункта. Здесь находится одноэтажное здание и автопарк из одного нового бульдозера и старой, ржавой, неработающей техники, разбросанной по площадке. Они заезжают сюда, чтобы взвесить мусор на новых электронных весах. Уже после этого машины везут содержимое дальше.

Сверху одной из будок написано: «Самое трудное в борьбе с мусором — не мусорить самому». А чуть ниже — плакат, где перечислены правила пребывания и безопасности.

С этого места с легкового автомобиля нужно пересаживаться на внедорожник или грузовик. Еще легче проехать на танке, потому что дальше дороги практически нет.
Происходящее за окном по дороге на свалку походит на мир после ядерной войны
Происходящее за окном по дороге на свалку походит на мир после ядерной войны. Слева — обветшалые одноэтажные дома. Справа — горы мусора, которые в сумерках легко спутать с обычными холмами.

Площадь свалки, по словам работников полигона — 40 гектаров или 400 тысяч квадратных метров. Это огромная площадь, но в реальности кажется, что свалка ещё больше по размерам. Кажется, что она бесконечна: куда ни глянь, ты видишь лишь горы отходов, одинокие силуэты людей и стаи птиц в небе.
С чистой обувью с полигона не вернуться, грязь и мусор проелись в каждый миллиметр земли. Кое-где горят костры, видны клубы дыма. Порой мусор загорается и сам по себе, особенно в засушливые дни.

Серый фон и голубое небо оживляют лишь люди. Завидев человека с камерой, они спешат отвернуться и уйти или просят их не фотографировать. Им вторят сотрудники полигона, советуя следовать просьбам сборщиков мусора.

Все эти люди на свалке — не только сотрудники полигона. По оценкам предприятия, на свалке полулегально работают больше 500 человек. Персонал полигона не может контролировать въезд посторонних людей на свалку. По периметру отсутствует ограждение, поэтому на территорию свалки может попасть любой.
По свалке ходят разные люди. Некоторые из них — работники компаний-партнеров, другие — те, кто приезжают с целью заработать на мусоре. Они собирают отходы и затем сдают его на переработку, а деньги кладут себе в карман.

Администрация вывешивает информационные щиты с правилами пребывания на территории свалки, чтобы всех уведомить и обезопасить. Но обязать каждого ознакомиться и соблюдать эти правила невозможно.

Свалку планируют вскоре закрыть, и это может лишить заработка десятки семей, который живут в этом районе. Впрочем, муниципалитет не собирается оставлять этих людей.

Полигон собирается обучать таких жителей, чтобы у них была возможность трудоустроиться в БСП. В этом направлении ведется колоссальная работа, уверяет директор полигона Болот Асаналиев.
Выделенные Европейским банком 22 миллиона евро будут использованы не только для «Тазалыка».

Часть финансов потратят для второй фазы проекта: закрытия и рекультивации старой свалки, постройки мусоросортировочной линии и закупки спецтехники.

Несмотря на то, что новая свалка и мусоросортировочная линия находятся лишь на стадии планировки и разработки, ситуация на свалке уже начала улучшаться. Это видно наглядно: рядом с офисом стоит новый мусороуборочный бульдозер.

«Всего будет куплено три единицы спецтехники: бульдозер, погрузчик и свалочный каток-компактор. Этот бульдозер — челябинский. Тендер по погрузчику также выиграла российская компания, по компактору — европейская», — поясняет Асаналиев.

После покупки спецтехники следующим шагом станет рекультивация свалки. Это произойдет так: сначала на месте свалки будет вырыта огромная яма. На дне котлована установят изолирующий материал и газо- и водоотводные системы. Таким образом почва и воды будет обезопасены от загрязнения.

Затем яму наполнят трехслойным содержимым: первым в котлован пойдёт весь мусор, а сверху гравий и грунт. Финальным штрихом поверх всего вышеперечисленного посадят траву, кустарники и даже, может быть, деревья.
Как рекультивируют нынешную свалку?
На месте свалки выроют огромную яму
Дно котловано изолируют специальным материалом
Таким образом почву и воды обезопасят от загрязнения
Яму заполнят в три слоя
На дно сбросят мусор, который сверху покроют слоями гравия и грунта
Сверху посадят растительность
Траву, кустарники и деревья
«Процесс долгий, но все аспекты и условия уже расписаны», - говорит Асаналиев. Если всё пойдет по плану, то рекультивация закончится в 2018 году.

Когда свалка будет зарыта, понадобится новый полигон для сбора отходов. Он будет построен к северу от нынешней свалки. Стройка еще не началась, но тендер по проектированию нового полигона уже завершен.

В отличие от нынешней свалки, новый полигон будет построен по экологическим нормам. Вместо обычного клочка земли это будет яма, разделенная на ячейки-соты. Их оснастят системами для отвода газа, жидкостей и изолирующим материалом. Мусор будут захоронять слой за слоем, и таким образом он не будет загрязнять окружающую среду.
Меняющийся состав отходов — главная трудность в разработке мусоросортировочной линии
Если планы по закупке техники и строительству нового полигона уже определены, то с сортировочной линией пока что меньше ясности.

Ни местные, ни международные специалисты ещё не утвердили финальный проект линии.

Меняющийся состав отходов — главная трудность в разработке мусоросортировочной линии. По словам директора, морфология отходов меняется ежегодно, иногда даже несколько раз в год. И это не зависит от полигона или населения: на состав отходов влияют мировые тенденции.

В качестве примера он приводит изменения в упаковках продуктов питания.

«Кетчуп. Раньше он был в бутылках, а теперь в пленке. Та же гофротара [материал для упаковки товаров]: раньше её производили из картона, а теперь из полиэтилена. То же самое с чехлами для сотовых: сначала их делали из кожзаменителей, а теперь из резины», — объясняет он.
Сейчас изучают содержимое свалки
Последний раз морфологический состав бишкекского мусора проводился 5 лет назад. Нынешнее содержимое свалки пока что лишь изучают.

Как только полигон определится с составом отходов, можно будет утверждать проект сортировочной линии. Но зачем она нужна городу?

Мусор — это сырье. Его можно перерабатывать и потом производить из него новые товары. И сортировочная линия оптимизирует этот процесс: благодаря ей полигон сможет продавать огромное количество мусора для производства вторсырья.
Состав мусора, производимого Бишкеком.
Данные за 2012 год:
42%
Органика
Пищевые отходы, овощи, фрукты, дерево
8%
Пластик
Бутылки, упаковки, пакеты
13%
Макулатура
Картон, бумага, газеты
37%
Прочее
Стекло, текстиль, металл, резина, зола, пепел
Впрочем, мусор можно не только сортировать. Во многих странах есть и мусоросжигательные заводы, но в Бишкеке его строительство пока не планируется.

Причина проста — это невыгодно. Учитывая затраты электричества, цену расходных материалов и количество производимого городом мусора, сжигать отходы в Бишкеке попросту нерентабельно. Такое заключение полигону дали международные специалисты.

Несмотря на все нововведения и инвестиции, как отмечает Асаналиев, ситуация с мусором всё равно может перерасти в экологическую катастрофу, если мы не перестанем производить столько отходов.

«Кто образует мусор?, — задает вопрос Асаналиев, и тут же отвечает на него, — Мусор образуем мы сами».
«Самое трудное в борьбе с мусором — не мусорить самому»
И вина этой катастрофы будет лежать лишь на нас, на жителях. Раздумывая об этом, представьте перед глазами фразу, написанную на будке контрольного пункта, куда водители заезжают для взвешивания мусора.

Там ведь желтым по красному написано: «Самое трудное в борьбе с мусором — не мусорить самому».
ЧАСТЬ 4. СЛОВО ЭКОЛОГА:
«Проблема — не уборка мусора. Главное — его не производить»
Тем не менее бишкекская свалка — не единственное место, куда сбрасывают городской мусор. У ТЭЦ есть отдельный полигон для отходов. В основном там образуются золоотвалы, которые, как и бытовые отходы, можно использовать вторично.

Медицинские отходы тоже развозят по разным полигонам. Например, отходам с морга отводится место на кладбище, так как это в большинстве своём части человеческих тел. Нынешнее кладбище морга — Юго-Западное, но оно практически переполнено. Сейчас планируют открыть новое кладбище в селе Гроздь.
Эмиль Шукуров — профессор биологических наук. Если вы читали хоть одну новость о вырубке деревьев или загрязнении подземных и озерных вод, значит, вы, скорее всего, с ним знакомы. Шукуров — один из главных специалистов страны, занимающийся вопросами экологии.

Эмиль Шукуров, эколог
Фото: Азаттык
Главная проблема с отходами, по мнению специалиста, кроется в безответственности горожан. Всё остальное — переполненная свалка, мусор на улицах, загрязнение почвы — лишь последствия наших действий.
«Нужно избавляться от безумства одноразовых пакетов и упаковок. Это называется потребительской безответственностью»
«Нужно избавляться от безумства одноразовых пакетов и упаковок. Это называется потребительской безответственностью. Эти целлофановые пакеты в природе не разлагаются. Именно поэтому экологи делают "зеленые сумки", которыми можно пользоваться многократно», – советует он.

Шукуров предлагает перестать менять пакеты и взять в привычку постоянно использовать несколько заготовленных целлофанов, чтобы не увеличить количество этого мусора. Эколог добавляет, что дальше нельзя, ибо Бишкек — лидер по загрязнению в стране.

«Мы недавно с комиссией по жилищно-коммунальному хозяйству в бишкекском кенеше выехали на полигон. И там красовались огромные белые горы. А что там белого? Вот эти упаковки и всякий полиэтилен. Безумное количества этого барахла», — возмущается он.
«Безумное
количество
этого
барахла»
Надеяться лишь на благоразумие горожан нельзя
Эколог предлагает поэтапный подход к избавлению от угрозы бытовых отходов. Надеяться лишь на благоразумие горожан нельзя. Как предлагает Шукуров, нужно вводить ограничения и запреты на использование полиэтиленовых пакетов, проводить активную пропаганду и образовательную программу, чтобы люди понимали последствия своего беззаботного загрязнения окружающей среды.
Шукуров упоминает и о другой проблеме, связанной с мусором, которая пока не решается. Она относится не к городской свалке, где хранятся бытовой мусор, а с крупными предприятиями. Они производят промышленные отходы, которые представляют опасность для экологии страны.

«Кожевенное производство продолжается. Со шкурами возятся, используя различные химикаты. Они страшно опасны для окружающей среды. Все в конце концов попадают в воду, в грунты, а должных мер по контролю и обеззараживанию стоков нет», — переживает эколог.

Как рассказывает Шукуров, с советских времен по республике остались специальные контейнеры с крайне токсичными отходами. Они давно должны были быть захоронены в специальных полигонах, но у государства нет на это денег. Цена одного из таких захоронений — 3 миллиона долларов США.

Тем не менее пусть это не удалось сделать, но найти способы безопасного захоронения необходимо. Эти отходы могут попасть в подземные воды, что приведет к экологической катастрофе.

«Город частично получает воду из подземных источников. Надеюсь, что новый [состав Жогорку] Кенеша эти вопросы поднимет и найдутся какие-то решения. Нужно провести анализ этой проблемы. Есть надежда на помощь международного уровня», — разъясняет он.
Сколько мусора производит Бишкек?
197,8
Тонн отходов предприятий
Или 74 процента от всех производственных отходов, производимых в Кыргызстане
63,46
Тонны уличного мусора
Или 37 процентов от всего уличного мусора, производимого в Кыргызстане
С темы возможной угрозы отходов окружающей среде, профессор переключается на инициативы АРГ. Разговор заходит о полигоне, мусоросжигающем заводе и переработке отходов.

Эколог подтверждает, что ситуация на полигоне начала улучшаться. Раньше, по его словам, на свалке были мусорные горы до небес – сейчас они выравниваются. Вскоре они и вовсе будут засыпаны слоем грунта, и территория станет относительно безопасной.
Мусоросжигающий завод – не лучшая идея для Бишкека
Потенциальный мусоросжигающий завод Шукуров, как и директор полигона Асаналиев, считает не лучшей идеей. Эколог уверен, что обслуживание хорошего завода — дорогое удовольствие.

«Предположим, китайцы построят мусоросжигающий завод, но там будут сжигать отходы при низкой температуре. Низкотемпературные сжигания производят огромное количество ядовитых газов, загрязняющих воздух. И твердые отходы с такого завода тоже получаются не совсем чистыми. Если сжигать, то надо делать при очень высоком температурном режиме. Тогда отходы разлагаются уже на безопасные составляющие», - пояснил он.

Лучшая альтернатива этому, по мнению Шукурова — это не уничтожение, а переработка мусора. Он знает, что в Бишкеке есть люди, занимающиеся этим. Однако он добавляет, что нужно специализироваться на всех видах мусора, которые можно переработать, а не фокусироваться на одних материалах. Перерабатывать нужно всё.
Лучшая альтернатива мусоросжигающему заводу — это не уничтожение, а переработка отходов
ЧАСТЬ 5. «МУСОРУ МОЖНО ДАТЬ ВТОРУЮ ЖИЗНЬ»:
Как перерабатывать мусор, если ты бишкекский бизнесмен
В Бишкеке, особенно на периферии города, часто встречаются пункты сбора мусора. Принимают металлолом, реже — пластиковые бутылки, как на Ошском рынке, где принимают пятилитровые бутылки за договорную цену.
История первая:
Как открыть одно из первых предприятий по переработке пластика
Большинство таких пунктов — мелкие предприятия, которые самостоятельно скупают отходы. Крупных фирм по переработке мусора немного. Одно из немногих — частная компания «Исмаилов А.Д».

Она располагается на авторынке Кудайберген, по улице имени Патриса Лумумбы, пропитанной запахом бензина и моторного масла.

На улице встречаются только пункты вулканизации и автомастерские, поэтому ожидаешь увидеть предприятие по переработке резины. Однако «Исмаилов» заняло другую нишу — пластик и полиэтилен.

Владелец компании — частный предприниматель Алим Исмаилов. Переработкой пластика и полимеров он занимается с 2000 года — Алим один из первопроходцев в сфере вторичного использования мусора в стране.

«Сейчас я уже не монополист на рынке. Конечно, тем, кто пришел позже меня, было легче. Они уже не повторяли моих ошибок», — вспоминает Алим. Как он отмечает, его бизнес приносит стабильный доход в 15 процентов.

Предприятие располагается в двух зданиях в глубине одного из переулков, спрятавшись посреди гаражей. В одном идет производство из вторсырья — гранул, из которых потом делают самые разные товары, начиная пластиковыми совками и вешалками и заканчивая разноцветными ленточками.

В другом здании больше комнат. В одном из помещений находится аппарат для производства пластиковой пленки. В другом лежат прозрачные мешки с пластиковыми вилками и ложками. Их изготовили из импортного сырья.
На свалке начинается новая жизнь отходов
Новая жизнь отходов не заканчивается, а только начинается на свалке. Рабочие фирмы «Исмаилов» собирают на полигоне полиэтилен, полипропилен и другие полимеры. Всё это отправляется на фабрику предприятия. Там отходы сортируются, разделяются по группам, обеззараживаются и обезжириваются, а затем переплавляются в гранулы — это и есть конечный продукт, вторичное сырье.

Директор объясняет, что вторсырье можно переплавить и изготовить из него товары народного потребления: совки, вешалки, тазики и прочее.

«Идея пришла, когда я понял, что в городе очень много отходов. Мусор везде валялся. Ведь самое главное для производства — это сырьевая база. И если она никем не перерабатывается, значит, надо брать и перерабатывать самому», — рассказывает Исмаилов.
Пластик в природе разлагается столетиями. А на то, чтобы его переработать, нужно всего несколько часов
По его словам, такие компании как его практически очищают город от грязи. Пластик в природе разлагается столетиями. А на то, чтобы его переработать, нужно всего несколько часов.

«Для нас нет слова "отход", для нас это доход. Мы даем мусору вторую жизнь», — заключает Исмаилов.

У предприятия два завода: один перерабатывает пластик и делает гранулы. На втором из этих гранул, то есть вторсырья, изготовляют различные товары, которые потом сбываются на городские рынки и базары.

Со всей работой справляется двадцать человек: по десять на завод. У предприятия обычный рабочий день, с утра до вечера. Оборудование используется отечественное, во многом самодельное. Импортная техника дорогая — стоит около 100 тысяч евро.

Отечественное гораздо дешевле. Оборудование, которое перерабатывает мусор, стоит ориентировочно в пределах 20 тысяч долларов США. А то, которое изготавливает изделия, 15 тысяч долларов.
В Бишкеке перерабатывают:
1
Пищевые отходы
Кожура от апельсина разлагается в природе полгода, а кожура от банана – один месяц
2
Металлы
Алюминиевая банка разлагается от 80 до 200 лет
3
Пластик, полиэтилен и полимеры
Обычный пластиковый пакет может разлагаться в природе от 10 до 1000 лет
4
Картон и бумагу
Простая картонка разлагается в природе за 2-6 недель
5
Резину
Резиновой обувной подошве для полного разложения потребуется до 80 лет
Когда речь заходит о экологической безопасности таких процессов, предприниматель уверяет, что загрязнения среды не происходит.

«С точки зрения экологии, это как раз-таки безопасно. Все, что мы моем и обезжириваем, уходит в отстойники, где мы еще и рыб разводим», — говорит он.

Для того, чтобы наглядно показать процесс переработки пластика, хозяин везет нас в село Маевка, где находится цех по производству гранул. Дорога идет по уже знакомой улице Молодой Гвардии.

«Такие цехи нужно держать рядом с сырьевой базой, свалкой. Если поставишь завод в другой части города, все средства будут уходить на транспортные расходы», — объясняет Исмаилов.

На территории завода сразу за автоматическими воротами виднеются горы различного пластика всех цветов и мастей. Слева видно отстойник, куда стекает вода после переработки вторсырья. Выглядит как обычный пруд, рядом пасутся кони.

Процесс переработки полиэтилена завораживает своей простотой: пластик под горячим прессом тает, затем его опускают в холодную воду, где он моментально остывает и затвердевает. После этого он измельчается в «мясорубке», и оттуда выходят готовые гранулы.

Это вторичное сырье позже завернут в мешки и отправят в город, на рынок Кудайберген, где из них сделают вещи, которыми мы пользуемся каждый день.
История вторая:
Как фирма по выращиванию пшеницы стала перерабатывать мусор и проводить социальные акции
«Исмаилов» — не единственная подобная фирма в городе. Общество «Агрохолдинг» тоже занимается переработкой и сортировкой отходов.

Пункты, цехи и офисы компании разбросаны по всему городу. В головном офисе, расположившемся на улице Горького, напротив генштаба ГАИ, нас встречает замдиректор фирмы Чингиз Бийназаров.

«Агрохолдинг» работает уже 4 года. В компании занимаются переработкой пластика и резины и сбором другого мусора: картона и макулатуры. До этого фирма работала в сфере сельского хозяйства, выращивала пшеницу, кукурузу и ячмень. Отсюда и сложилось название компании.

«Агрохолдинг» сотрудничает с мэрией. Согласно договору, фирма взяла часть мусорного полигона в аренду для личного пользования. Взамен «Агрохолдинг» перечислял деньги в бюджет муниципалитета и сортировал мусор на месте.

Контракт с полигоном завершился в этом году. Но у «Агрохолдинга» осталась база возле полигона, где собираются и сортируются отходы, откуда каждый вид мусора отправляется в определенный цех.
Именно пластик — огромная проблема для города
Бийназаров отмечает, что в Кыргызстане занимаются переработкой не только пластика. Например, стекло перерабатывают на стекольных заводах в Токмаке, в Кара-Балте. Переработка пищевых отходов ведется в Бишкеке, этим занимаются несколько компаний. Тем не менее пока что «Агрохолдинг» планирует заниматься лишь пластиком.

«Не вижу смысла заниматься переработкой всех отходов — у нас своя ниша, пластик. Именно этот вид мусора — огромная проблема для города. Целлофановые пакеты, пластиковые бутылки и контейнеры разлагаются в природе сотни лет. И такого мусора у нас горы», - говорит он.
Замдиректор холдинга согласен, что для решения проблемы мусора нужно сортировать мусор — причем это должны делать как сами граждане, так и муниципалитет.

«Агрохолдинг» сотрудничает с фондом «ЭкоСити», пропагандирующим раздельный сбор мусора. В качестве примера, Бийназаров заговаривает об урне в офисе компании.

«Сортировочные урны, которые стоят у нас в офисе, можно поставить по городу. Каждый такой бак стоит 4 тысячи сомов. Их нужно поставить по трое: для стекла, бумаги и пластика. Это 12 тысяч сомов. Дороговато выходит, но в идеале нужно обеспечить ими весь город», — делится он.

Помимо этого «Агрохолдинг» занимается проектом «ЭкоДвор». В её рамках жителям города устанавливают контейнеры для сбора пластика. Когда он накапливается, приезжает специальная машина и вывозит мусор. За каждый вывоз двор получает баллы, в обмен на которые холдинг готов устанавливать детские площадки, качели и освещение.

В Чолпон-Ате «Агрохолдинг» замыслил другой интерактивный проект. Тема та же — сбор мусора. При въезде в город будет установлен экран, а под ним — поставят мусорные контейнеры для целлофана, макулатуры, картона, бутылок и резины.

«Наша фирма пропагандирует идею раздельного сбора мусора. Часто слышу такую фразу: "Зачем тебе сортировать мусор, выкинь его, это сделают на свалке". Ошибочно так думать, потому что 200 человек на полигоне физически не успевают сортировать отходы миллионного города», — говорит Бийназаров.
546

Сборщиков мусора официально зарегистрировано на свалке
(данные за 2016 год)
ЭПИЛОГ
Окраины Бишкека, где-то возле села Маевка. Около 19:50
По пути со свалки начинает темнеть. Ты понимаешь, что находишься вне города, потому что единственным источником света становятся фары проезжающих мимо автомобилей. В основном это другие мусоровозы.
В дороге водитель Болот продолжает беседу. Мы начинаем говорить о трудностях и проблемах работников «Тазалыка».

Для рабочих «Тазалыка» нет ни выходных, ни праздников. Раз в год можно взять отпуск, сам водитель берет его зимой и проводит время с семьей. Говоря про сложности, Болот добавляет, что нужно быть стрессоустойчивым. Не каждый выдерживает, многие уходят. По словам водителя, одна из проблем — «гаишники» и водители маршруток.

«Мы иногда не успеваем получить пропуск от нарколога, а на смену выходить надо. Таких ловят сотрудники ГАИ и штрафуют», — сетует водитель.

Наиболее сложный период работы — праздники. В такие дни приходится делать не по одному, а два рейса. Впрочем, водитель снова вспоминает про новые контейнеры и машины, подчеркивая, что теперь работается проще.
«На этом месте я спокоен за свое будущее»
На последний вопрос, о том, не скучно ли ему заниматься 6 лет одним и тем же, Болот кротко отвечает: «Работа стабильная, никто меня не выгонит. Поэтому на этом месте я спокоен за свое будущее».

Болот высаживает нас на том же месте, где и подобрал и машина исчезает за поворотом.
После смены машины останутся в автопарке, а рабочие поедут домой. На следующий день маршрут повторится.

Грузчики поедут вычищать из контейнеров мусор, который отправится в жерло кузова мусоровоза. Как только каждая площадка в районе будет очищена, отходы отправятся на свалку. Какое будущее будет ожидать пластиковые бутылки, куски картона или резиновую шину — неизвестно.
Они могут остаться лежать на земле бишкекского полигона.
Или же кусок металла подберет сборщик мусора и продаст за деньги.
Возможно, бутылку, которую мы выкинули без сожаления, найдет сотрудник «Агрохолдинга» и даст ей вторую жизнь.
А может быть, этот мусор окажется под землей, когда старый полигон зароют, и на его месте высадят ряды кустарников и деревьев.
Одно известно точно — маршрут Болота вновь повторится. Разъезжая между контейнерными площадками, он продолжит собирать мусор, про который мы так редко задумываемся.
Авторы:

Метин Джумагулов
Эльвира Муратова
Соавторы:

Субанбек Ташбалтаев
Азамат Каработоев
Фото:

Даниль Усманов
Редактура и визуализация:

Азамат Омуралиев
По теме:
Made on
Tilda