Председатель госкомитета национальной безопасности Кенешбек Душебаев опровергает обвинения экс-генпрокурора Кубатбека Байболова о прослушивании телефонов парламентариев. В ведомстве утверждают, что СОРМ используется только «для оперативно-следственных мероприятий».

На заседании парламентского комитета по бюджету и финансам 6 апреля экс-генпрокурор Кубатбек Байболов заявил, что ГКНБ «прослушивает телефоны тысяч объектов», в том числе депутатов Жогорку Кенеша.

«У меня есть сведения о прослушке депутатов, министр внутренних дел подтвердил это с высокой трибуны [25 марта]. Я слышал, что они [ГКНБ] пытаются демонтировать оборудование [у сотовых операторов], говоря, что оно не функционирует, документы уничтожаются, но люди, работающие с этой системой, останутся и расскажут, если не в бытность Душебаева, так потом», – сказал Байболов.

Депутат от «Ар-Намыса» Акылбек Жапаров также заявил о «массовом прослушивании» парламентариев и предложил принять постановление, которое предусматривало бы отключение системы оперативно-розыскных мероприятий сотовыми операторами (СОРМ).

«Одна половина оборудования находится у ГКНБ, а другая у сотовых операторов. Поэтому, давайте примем постановление, чтобы операторы отключили свою часть оборудования, а если откажутся, пригрозим лишением лицензии», – предложил глава комитета.

Реакция ГКНБ

Однако председатель ГКНБ Кенешбек Душебаев опроверг обвинения Байболова в интервью Kloop.kg.

«Нет, мы не прослушиваем депутатов. Жапаров не Жогорку Кенеш, он один из многих депутатов и если парламент в целом примет закон [об операторах], то вопросов нет», – заявил Душебаев в интервью Kloop.kg.

Ранее первый заместитель Душебаева Марат Иманкулов рассказал корреспонденту Kloop.kg, что СОРМ использовался «с разрешения судов».

«Во времена Акаева и Бакиева СОРМ может и использовалась [в политических целях], но сейчас такого нет, потому что это ограничивает права граждан. Сейчас система используется только с разрешения судов, для оперативно-следственных мероприятий и [прослушивания] подозрительных личностей», – сказал Иманкулов.

В интервью Kloop.kg Кубатбек Байболов пояснил, что подразумевал под «демонтажем» оборудования.

«Это вариант – как выйти из этого конфуза [с прослушиванием], и варианты вроде того, что это никогда не работало, вовсе демонтировать, сделать вид что его вовсе не было. Во всяком случае, хотя бы из телефонных компаний забрать те модули СОРМ, которые передавались ГКНБ», – объяснил экс-генпрокурор.

Тайна личной жизни

По мнению представителей сотовой компании «Билайн», решение о лишении компании лицензии должно осуществляться «в соответствии с законодательством».

В сотовой компании «Билайн» сообщили, что оператор «обязан оказывать содействие» органам, осуществляющем оперативно-розыскную деятельность.

«Контроль за телефонными разговорами имеют право устанавливать только органы, в чьи полномочия включено проведение оперативно-розыскных мероприятий. Организация и тактика проведения СОРМ, составляют государственную тайну», – пояснили в компании.

Однако по словам представителей компании, оператор «не может осуществлять прослушивание своих абонентов».

«Сведения о телефонных разговорах являются неотъемлемой частью тайны личной жизни каждого гражданина, гарантированной Конституцией Кыргызстана», – заявил представитель «Билайна».

Сотовый оператор «Мегаком», на время публикации материала не смог предоставить своих комментариев.

Источник в сотовой компании «Фонекс» сообщил, что в компании нет СОРМ, и «разговоры абонентов внутри сети конфиденциальны».

Правозащитница Динара Ошурахунова считает, что прослушивание телефонных разговоров «нарушает права человека».

«Извините, а как же право на частную жизнь, мы живем в свободной демократической стране, как заверяют нам те, кто сейчас пришли во власть, но получается в несвободной, нас везде всех прослушивают», – говорит правозащитника в интервью Kloop.kg.

Она считает, что парламент должен проверять не сотовых операторов, а провести «проверку деятельности ГКНБ».

«Пусть проверяют ГКНБ, причем здесь сотовые операторы. Депутаты, начинают выискивать совершенно других людей и опять всю вину сваливать на бизнес», – считает Ошурахунова.

Применение СОРМ

СОРМ – это система технических средств, используемых для проведения оперативно-розыскных мероприятий в телефонной и сотовой сетях и Интернете. Использование этой системы позволяет отследить передаваемую информацию и прослушивать телефонные разговоры.

В законе об оперативно-розыскной деятельности говорится, что прослушивание телефонных разговоров допускается с санкции прокурора.

«Проведение оперативно-розыскных мероприятий […] допускается лишь для сбора информации о лицах, подготавливающих или покушающихся на тяжкие преступления, совершающих либо совершивших тяжкие преступления, только с санкции прокурора по мотивированному постановлению одного из руководителей соответствующего органа», – поясняется в документе.

12 мая 2010 года в Интернете были опубликованы аудиозаписи разговора лидера партии «Жаны Кыргызстан» Усена Сыдыкова и лидера коммунистов Исхака Масалиева, которых обвинили в планировании акций протеста, которые «могли перерасти в массовые беспорядки».

В постановлении ГКНБ об аудиозаписи сообщалось, что Сыдыков являлся руководителем и координатором всех действий по организации массовых беспорядков и выступлений против временного народного правительства.

Позже Первомайский районный суд Бишкека приговорил по этому факту Сыдыкова к шести годам лишения свободы условно. Исхак Масалиев был оправдан.