Специалисты в области репродуктивного здоровья отмечают, что в Кыргызстане не практикуется суррогатное материнство в широком масштабе. Те женщины, которые соглашаются выносить плод, делают это из-за финансовых проблем, и неохотно разглашают подробностей своего опыта.

После свадьбы, молодая женщина Айгуль и ее супруг Эркин решили завести ребенка. После нескольких неудачных попыток, Эркин бросил курить, а Айгуль стала консультироваться с гинекологами. После процедуры гистероскопии – осмотра полости матки – у женщины обнаружили патологию матки, и, как следствие – бесплодие.

«Гинеколог, которая меня наблюдала, сказала, что у меня нарушение репродуктивной системы. Она сказала, что ребенка я выносить не смогу. Я хотела покончить собой, ведь главное предназначение женщины – это родить ребенка, дать новую жизнь. Я боялась, что муж меня бросит, и никому не буду нужна», – вздыхает Айгуль.

Тогда женщина задумалась об усыновлении ребенка, однако этому воспрепятствовали ее родственники – неизвестно, здоровые ли у ребенка гены.

Эркин, муж Айгуль, предложил ей нанять суррогатную мать. Через знакомых он нашел подходящую кандидатуру – имени женщины Айгуль не сказала.

«Суррогатную мать мне нашли не быстро. Свои услуги предложила 34-летняя женщина, сама она городская. У нее самой уже был сын семи лет. На мой вопрос, что ее заставило пойти на такое, она мне ответила, что нужны деньги. У нее умер муж от тяжелой болезни. Все семейные накопления ушли на его лечение. А потом – на похороны, на годовщину, на памятник. Ей пришлось продать квартиру, сама она переехала к матери с сыном. Знакомая посоветовала стать суррогатной матерью, и потом ее нашел Эркин», – рассказывает Айгуль.

[stextbox id=”custom” caption=”Термины” float=”true” align=”right” color=”222222″ ccolor=”ffffff” bcolor=”dddddd” bgcolor=”dddddd” cbgcolor=”800000″ image=”null”]

Суррогатное материнство — вспомогательная репродуктивная технология, при применении которой женщина добровольно соглашается забеременнеть с целью выносить и родить биологически чужого ей ребёнка, который будет затем отдан на воспитание другим лицам — генетическим родителям. Они и будут юридически считаться родителями данного ребёнка, несмотря на то, что его выносила и родила суррогатная мать.[/stextbox]

Женщине также советовали обратиться в клиники в Алматы, в клинику «ЭКОмед» и найти там сурррогатную мать, так как, по словам гинекологов, большинство кыргызстанцев обращаются туда.

На семейном совете долго решали, стоит ли пользоваться услугами суррогатной матери, или же нужно искать другие пути. Айгуль признается, что они с мужем боялись, что женщина их обманет и скроется с деньгами, или родит больного ребенка. Но, в итоге, пара решилась.

Супруги нашли частного нотариуса, составили договор. Контракт содержал в себе порядок и условия оплаты материальных расходов на содержание суррогатной матери, условия и меры в случае отказа от передачи ребенка родителям, или в случае непринятия ребенка.

После, в гинекологической клинике суррогатная мать прошла процедуру экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) – клетки супругов, выращенные «в пробирке» в эмбрион, перенесли в полость матки женщины, для дальнейшего развития.

По словам Айгуль, перед оплодотворением суррогатную мать «программирует» психолог, убеждая ее, что она всего лишь «инкубатор» – суррогатная мать ничего не должна чувствовать к ребенку и оставаться равнодушной.

О том, что Айгуль прибегла к услугам суррогатной матери, знали только ее родители и родители Эркина. Ей приходилось создавать видимость, что она беременна – приходилось постоянно носить накладной живот.

Айгуль настояла, чтоб суррогатная мать переехала к ним домой – ей было необходимо наблюдать за тем, как протекает беременность.

Она следила за ее питанием и досугом. За девять месяцев заказчица и суррогатная мать сдружились. По словам Айгуль, она оказалась очень добродушной и порядочной женщиной.

Когда подходило время родов, Айгуль все больше начинала бояться, что суррогатная мать не захочет отдавать ребенка. Но, в этом случае, по условиям контракта, она должна была выплатить всю материальные расходы, потраченные на ее содержание и наблюдение за тем, как протекает беременность.

«Когда она рожала, я была рядом. Как только она родила, ребенка сразу же унесли. Честно, помню, я видела ее слезы. Я испугалась, что она не отдаст малыша. Но, как она выписалась, муж полностью с ней рассчитался и больше мы с ней никогда не виделись», – закончила свою историю Айгуль.
Женщина признается, что сразу после рождения ребенка она сожгла все справки, документы и медицинские карточки.

Супруги хотели скрыть, что ребенка рожала суррогатная мать, поэтому они «дали взятку» акушерке, а женщину, родившую малыша выписали в тот же день, а вместо нее положили в клинику Айгуль.
Эта история произошла три года назад. У Айгуль и Эркина родился здоровый мальчик. Они назвали его Белеком, что в переводе с кыргызского языка означает «подарок». Сейчас ему уже два года и семь месяцев. Теперь Айгуль хочет, чтобы у Белека была сестренка, но ее муж выступил против этой идеи.

«Сын дался слишком дорогой ценой, – сказала Айгуль, – суррогатное материнство – это не «купля» ребенка, а «последний шанс».

По словам Айгуль, в общем, гонорар, медицинские процедуры и расходы на содержание суррогатной матери составили около 70 тысяч долларов США.

Финансовые трудности

Депутат Гульнара Асымбекова, зампред парламентского комитета по здравоохранению, хирург-репродуктолог, руководит клиникой в Бишкеке.

Клиника Асымбековой подписывает контракт только с теми парами, которые сами нашли суррогатную мать. Клиника сама не предоставляет суррогатных матерей, а только проводит искусственное оплодотворение, выступая в роли исполнителя.

«Мы проводим эту процедуру, но, при наличии юридически подтвержденных документов, что все это согласовано, что ничьи интересы не ущемляются, ни суррогатной матери, ни рожденного ребенка, ни родителей», – сказала Асымбекова

По ее словам, в большинстве случаев, женщины становятся суррогатными матерями из-за нужды.
Чинара – мать двоих детей. Финансовые трудности вынудили ее стать суррогатной матерью.
Бизнес мужа «прогорел», нужно было расплачиваться с кредитом. Чинара дала объявление в бегущую строку на кыргызстанских телеканалах.

К ней обратилась пара, которая не могла иметь детей. Процедура искусственного оплодотворения проводилась в бишкекской клинике. Выносив ребенка, и получив за это вознаграждение, она с мужем решила все свои финансовые проблемы. Роды прошли удачно, ребенок родился здоровым.
Чинара наотрез отказалась рассказывать подробности своего опыта суррогатного материнства.

Отсутствие спецклиник

По словам гинеколога-акушера Центра репродукции человека Айнур Азаровой, суррогатное материнство в Кыргызстане на высоком уровне еще не поставлено. В алматинской клинике «ЭКОмед» есть база данных, в которой указана информация о женщинах, желающих стать суррогатными матерями.
«У нас в широком масштабе суррогатное материнство не практикуется. Это могут быть единичные случаи», – сказала гинеколог.

У пациентки Айнур Азаровой была миома матки больших размеров, поэтому ей пришлось провести операцию по удалению матки. В Алмате женщине нашли суррогатную мать.

«Если у пациентки удалена миома матки хирургическим путем, могут возникнуть осложнения при родах. Это делается для спасения жизни или вследствие оперативных вмешательств, например, миоима матки больших размеров. В таком случае невозможно сохранить матку и ее удаляют. Суррогатное материнство – процедура необходимая. Для бездетной семьи – это единственный способ получить ребенка, который будет генетически «своим» для мужа или жены», – пояснила гинеколог.

В клинике профессора Асымбековой, занимающейся проблемами женского здоровья, не имеется базы данных суррогатных матерей.

Руководитель отдела охраны материнство и детства при Министерстве здравоохранения сообщила, что суррогатное материнство в Кыргызстане практикуется «неофициально».

Законодательство

В Кыргызстане суррогатное материнство регулируется нормами законов и его применение на коммерческой основе не запрещается.

Одним из основных требований к женщинам, желающим стать суррогатной матерью, является наличие у них, как минимум, двоих детей.

Согласно части 3 статьи 18 закона «О репродуктивных правах граждан», суррогатной матерью может являться женщина в возрасте от 18 до 35 лет, здоровая соматически и психически, прошедшая медико-генетическое консультирование.

Закон о браке и семье в качестве родителей указывает супругов. Лица, не состоящие в браке, не могут выступать в качестве потенциальных родителей. Также необходимо согласие обоих супругов на заключение договора о суррогатном материнстве.

Супруги, давшие согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, не вправе отказаться от ребенка до момента его регистрации на свое имя в книге записей актов гражданского состояния.

Во Франции, Германии, Дании, Норвегии, Швеции суррогатное материнство запрещено. В других государствах запрещены лишь коммерческие соглашения о суррогатном материнстве, и не допускается рассмотрение судебных исков по таким соглашениям. К таким государствам относятся Канада, Израиль и Великобритания.

Редактор: Анна Лелик
Автор фото: rshannonsmith


7 КОММЕНТАРИИ

  1. Айымка) молодца) статья полноценная) и интересная))
    и все же немного прискорбно что люди хотят детей а не могут! и есть те кто наоборот могут, и даже имеют возможность хорошо воспитать ребенка но не хотят его заводить)

  2. Аня!!! Если у пациентки удалена матка хирургическим путем, могут возникнуть осложнения при родах.

Comments are closed.