1 min read

Абдрахман Мамаяров, подозреваемый в разбойном нападении, не может есть, пить и справлять нужду, но до сих пор находится под стражей в колонии №47, сообщает правозащитная организация «Голос Свободы». Мамаяров, по словам сотрудника аппарата Омбудсмена, жалуется на пытки со стороны работников ГСИН. Руководство тюрем отрицает факт пыток.

Асель Койлубаева, юрист правозащитного центра, говорит, что к ним поступило заявление со стороны родственников Мамаярова. Они сказали, что Абдрахман находится в тяжелом состоянии из-за «инсульта».

Сейчас подследственный лежит с параличом в колонии №47 — он не может есть, пить и справлять нужду. Больница при колонии не может обеспечить лечение для Мамаярова, цитирует врачей правозащитный центр.

Сотрудник аппарата омбудсмена Тойгонбай Джаанбаев сказал, что лично встречался с подследственным — государственный правозащитник оценил здоровье Мамаярова как «плохое».

Джаанбаев рассказал, что провел «визуальное обследование» подозреваемого и обнаружил телесные повреждения.

«Следы пыток есть — под правым глазом гематома, на предплечье правой руки — там есть синяки», — говорит правозащитник.

Сам Мамаяров жестами пожаловался Джаанбаеву на пытки со стороны сотрудников Госслужбы исполнения наказаний — говорить подследственный не может из-за паралича.

Джаанбаев говорит, что если факт пыток подтвердится, то правозащитники постараются добиться возбуждения уголовного дела на сотрудников тюрьм.

Татьяна Мамаярова, сестра подозреваемого, говорит, что сейчас она пытается изменить решение суда на другое, кроме лишения свободы.

Возможной причиной паралича, она называет побои, полагая, что из него пытались выбить признательные показания.

Сам подследственный обвиняется в разбойном нападении и контрабанде наркотиками.

«Жалоб на пытки нет»

Шейшенбек Байзаков, глава Госслужбы исполнения наказаний, отрицает факт пыток со стороны его сотрудников. По его словам, к ним с жалобами на пытки никогда не обращаются.

«Пытка ни приведет ни к чему. Любая пытка приведет к возмущению зоны и будет бунт», — говорит Байзаков.

Акылбек Асанов, начальник медчасти ГСИН, отрицает факт пыток и говорит, что «впервые слышит» о побоях со стороны сотрудников колонии.

По его словам, первый приступ у Мамаярова случился 15 марта в СИЗО №1, но после обследования у него не обнаружили признаков инсульта.

Сотрудники ГСИН заподозрили его в «симуляции» и начали наблюдать за его здоровьем.

Подследственному стало хуже 19 марта — работники медчасти ГСИН вызвали скорую для Мамаярова.

На следующий день его госпитализировали в больницу при колонии №47.

Старший инспектор-терапевт в больнице при этой колонии Данияр Бегалиев пояснил, что инсульт не может произойти от побоев — нужно «очень сильно» избить человека, чтобы у него поднялось давление и случился инсульт.

Бегалиев сказал, что больница сможет обеспечить уход за Мамаяровым, если у него нет «ничего специфического».

Сейчас сотрудники ГСИН ждут заключения врачей о состоянии подследственного.

Авторы: Александра Ли and Зарема Султанбекова
Редактор: Эльдияр Арыкбаев