Eurasianet: Реалити-шоу демонстрирует отечественные таланты из мира моды


В одно недавнее утро в 12-м микрорайоне Бишкека – квартале многоквартирных домов советской застройки, знавшем лучшие времена, – в небольшом салоне красоты толпились молодые люди со стильными прическами и изящные девушки в коротеньких шортах.

Может показаться, что здесь совсем не место показу «от-кутюр», но этих моделей готовили и снимали как раз для первого в Кыргызстане телевизионного реалити-шоу, посвященного именно высокой моде.

Создатели программы под названием «ProFashion» полагают, что Кыргызстан с его процветающей текстильной промышленностью и проходящей два раза в год столичной «Неделей моды» готов для телевизионного состязания из мира моды, которое покажет новое лицо кыргызского моделирования одежды, а не этнокостюм, ориентированный на туристов, и не прагматичную одежду, экспортируемую в соседние Казахстан и Россию.

Взмахнув планшетом, Джамиля Кулова (одна из продюсеров шоу), подводит моделей к закройщику с сантиметром. Вместе с несколькими коллегами они отобрали из 30 претендентов семь никому неизвестных молодых дизайнеров одежды. К каждому был прикреплен стилист, портной и наставник.

В отличие от американского аналога программы под названием «Project Runway», проект «ProFashion» не предусматривает постепенного выбывания участников из соревнования. 30-минутные серии шоу выходя в эфир три раза в неделю с конца июля. Показ завершится 9 сентября церемонией награждения, во время которой жюри объявит победителей, рассказывает Джамиля Кулова.

Организаторы надеются, что пилотный показ не только заинтересует будущих спонсоров, но и привнесет изменения в отрасль.

В число судей входят местные артисты и такие успешные кыргызские модельеры, как Дильбар Ашимбаева. Победившая команда будет награждена поездкой в Париж, где побывает в различных салонах мод, а также денежным призом в размере 100 тысяч сомов (около 2 100 долларов).

Цель шоу состоит в том, чтобы открыть новые имена среди молодых модельеров, а также научить их вести дело на устойчивой основе, говорит продюсер Макс – Мамасадык Багышов.

«В стране много талантов в местной текстильной промышленности, но нет рынка, – говорит он. – Проблема с кыргызскими модельерами состоит в том, что они считают себя художниками, а не предпринимателями. Мы же хотим, чтобы они отнеслись к моделированию одежды как к бизнесу, а к моде – как к индустрии. Модельеры не знают, как продвигать себя на рынке».

В переулке возле салона 25-летний модельер Юлдуза Тойгонбаева внимательно слушает своего наставника – телефон в одной руке, бумажный стаканчик с кофе в другой, во рту сигарета с фильтром «Кэмел» – который советует ей, что одеть на предстоящий финал. Между съемками Юлдуза Тойгонбаева, мать-одиночка из города Нарын на севере страны, мечется между бишкекскими магазинами модной одежды, пытаясь продать свои умения.

Дизайнер наносит завершающие штрихи на один из своих костюмов.

Она надеется, что шоу окажет ей содействие на этом рынке с высокой, по ее словам, конкуренцией, где правила устанавливает массовое производство. «Индустрия моды в Кыргызстане развивается в довольно медленно, но этот проект во многом помогает» делу, повышая информированность общества, говорит она.

Наставник ее команды, Сумсарбек Мамыралиев, как и другие консультанты, имеет представление об управлении и маркетинге, но не о дизайне одежды. Это был один из критериев отбора. Сумсарбек Мамыралиев – миниатюрный человек в очках 30 с лишним лет с прямыми, иссиня-черными волосами, на самом деле заинтересовался модой, когда изучал менеджмент в Великобритании.

«Моя мать присылала мне колпаки [высокий войлочный мужской головной убор] и шарфы, и я понял, что людям действительно нравятся эти кыргызские вещи, совершенно неизвестные на Западе», – говорит он. Сегодня он руководит небольшой дизайн-студией и экспортирует в Европу потрясающие шелковые и войлочные шарфы.

Хотя модели, фигурирующие на шоу, вдохновляют произведения модельеров высокой моды, программа тем не менее, по словам Сумсарбека Мамыралиева, адресована самому широкому зрителю, ведь ориентированный на покупателей с низким доходом сектор отрасли так знаком многим жителям Кыргызстана.

По данным официальной статистики, объем производства текстильной промышленности и одежды выросл в 2011 году по сравнению с предшествующим годом почти на 50 процентов, достигнув почти 7,3 млрд сомов (155 млн долларов), что составляет почти 2,7 процента ВВП.

Моделей в возрасте от 16 до 22 лет готовят к съемкам в одном из бишкекских салонов.

Причем фактически эти показатели могут быть намного выше: считается, что значительное число занятых в этой отрасли людей работает в ней на неофициальной основе. По состоянию на начало этого года количество работающих в данном секторе, по оценкам профильных организаций, составило 150 тысяч – 300 тысяч человек, от трети до половины которых трудятся в «теневой экономике».

По словам Сумсарбека Мамыралиева, телевизионное шоу «выводит эту промышленность из тени», правда, не в понимании налоговых инспекторов: просто он полагает, что программа мотивирует жителей Кыргызстана носить одежду кыргызских модельеров.

«Это парадокс, потому что в Сибири одежду нашего пошива носит множество людей, а мы собственную продукцию не носим», – говорит он, имея в виду экспорт готовой одежды в Россию и другие страны.

И Сумсарбек Мамыралиев, и продюсер Кулова сетуют, что одежда кыргызских модельеров зачастую ограничивается товарами, которые продаются в магазинах для туристов: это народные костюмы, тапочки, войлочные головные уборы. Сначала они волновались, что участники программы «ProFashion» станут попросту копировать подобного рода «традиционную кыргызскую» эстетику.

К каждому из семи модельеров прикреплены стилист, портной и наставник.

«Так называемый этнодизайн – это настоящая проблема, – говорит Джамиля Кулова. – Я особо подчеркивала дизайнерам, что кыргызский дизайн не ограничивается «этническим стилем». Мы показали им множество примеров со всего мира и сказали: «Если вы сделаете что-то в этническом стиле, не делайте это в виде национального костюма». Что в этом удивительного?»

К концу августа Джамиля Кулова немного расслабилась и сказала, что ее приводит в восхищение разнообразие моделей одежды.

Создатели шоу надеются, что первый полуторамесячный показ даст толчок к новому финансированию, однако в условиях сложной экономической ситуации Кыргызстана деньги действительно являются проблемой. Продюсеры получили 6 тысяч долларов на пилотные серии проекта от компании «Кока-кола» и одного бишкекского бутика.

Стилист готовит модель для кыргызского телевизионного шоу «ProFashion».

«Аэрофлот» предоставил билеты в Париж, а местное туристическое агентство оплатило пребывание в отеле. Но бюджет превысил 15 тысяч долларов, недостающие суммы покрываются из собственного кармана, а большинство работ выполняется на добровольной основе: по словам моделей, за все производство они получают 20 долларов – сюда входит несколько фотосессий и финал – но все равно игра стоит свеч хотя бы из-за рекламы.

На другом от студии конце города 28-летняя Юлдуз Ашим рассматривает на Ошском базаре яркие ткани из Китая, а долговязый оператор следит за каждым ее движением. Жительница Бишкека Юлдуз Ашим шьет с раннего детства, этому искусству ее научила мать.

«Она шьет сама, и мне шитье передалось с молоком матери, – говорит девушка, а продавщицы, которые явно не видели шоу, во все глаза наблюдают за этой сценой. – Моя первая цель – победить. Вторая – научиться таким вещам, как маркетинг, и вообще поднабраться опыта».

Продюсеры Джамиля Кулова и Багышов ожидают завершения обмера моделей.

Оригинал статьи взят с сайта eurasianet.org
Автор: Дэвид Триллинг