Фото с суда по революции 2010 года

Данияр Дунганов, экс-замглавы Службы госохраны, дает показания о событиях, который произошли во время апрельской революции 2010 года, когда в результате переворота погибли более 80 человек.

16:30 Заседание закончилось. Следующее состоится в понедельник 21 января.

16:21 Прокурор: Имели ли вы информацию о количестве потерпевших и пострадавших?

Дунганов: Об этом я узнал уже от Сариева.

Прокурор: Видели ли вы случаи ранения людьми внутри и снаружи территории?

Дунганов: Видел только с внутренней.

Прокурор: Видели ли вы с какой летели пули.

Дунганов: Там было очень шумно, я не видел

Прокурор: На ресурсе “Ютуб” есть видео, где заметно, что одних ворвавшихся во двор отводили вглубь, а другие получали ранения. Вы можете объяснить такую избирательность?

Дунганов: Не думаю, что там была избирательность.

16:10 “Почему вы, являясь ответственным лицом, не выяснили, что за люди в смешанной форме находились в здании Белого дома?” – спросил прокурор.

“Я не выяснял, там была такая обстановка…” – прокомментировал обвиняемый.

“Почему вы делаете акцент на сотрудниках милиции, говоря, что они открывали огонь?” – продолжил прокурор.

“Я видел только их”, – ответил Дунганов.

“Считаете ли вы приказы вашего шефа Бакиева законными?” – задал вопрос гособвинитель.

“Я считаю, что они не соответствовали тому законодательству, которое было на тот момент”, – сказал экс-заместитель Жаныша Бакиева.

15:57 После серии вопросов об “альфовцах” прокурор перешел к обсуждению действий самого Дунганова:

“Находясь в здании Белого дома, какие команды вы лично давали?” – спросил гособвинитель.

“Никаких команд я не давал”, – ответил бывший заместитель Жаныша Бакиева, имея ввиду, что он только передавал приказы своего руководства.

15:47 Настал черед гособвинения задавать вопросы:

“Расскажите детально о плане охраны Белого дома. По сути, он должен регламентировать защиту здания в разных ситуациях”, – озвучил свой первый вопрос прокурор.

“План должен уточняться ежегодно, но на тот момент он был устаревший и 7 апреля не применялся. Расстановка была спонтанной. Руководителей назначал председатель. Никаких задач не ставилось. Моей обязанностью было только расставить военнослужащих”, – ответил Дунганов.

Прокурор поинтересовался обязанностями “альфовцев” и вооружением, которое было у них 7 апреля. Дунганов ответил, что подразделение “Альфа” занимается обеспечением безопасности и контрснайперским обеспечением, в качестве оружия они носили автоматы, а не снайперские винтовки.

15:35 Разговор пошел о сотрудниках подразделения “Альфа”:

“Что вам известно о том, когда и в каком количестве прибыли в Белый дом военнослужащие подразделения “Альфа”?” – спросил адвокат, обращаясь к Дунганову.

“Они прибыли ближе к пяти вечера в количестве 20 человек с восточной стороны. В здании я их не видел. У них было автоматическое оружие. снайперского – не было”, – ответил экс-замглавы СГО.

15:26 Адвокат Петров спросил у своего подзащитного как выглядели люди, которые оборонялись и находились в Белом доме во время апрельской революции.

“Было очень много народу. Это были и курсанты академии МВД и люди, одетые частично в военную форму и гражданскую одежду. Было очень много непонятных для меня людей. Снизу они были одеты в гражданское, а сверху – в военную форму. Я видел их в здании. Многие были вооружены. Их присутствие со мной не согласовывали”, – ответил Дунганов.

Затем адвокат перешел к вопросу о людях, которые находились на крыше во время захвата Белого дома 7 апреля 2010 года.

“Пост на крыше Белого дома является нарядом. Он выставляется из числа офицеров и выполняет контрснайперские функции. У них есть специальная аппаратура, выявляющая снайперов. Вокруг Белого дома много высотных зданий, которые могут использоваться для покушения на объекты госохраны”, – сказал обвиняемый.

“Нет. Они могут использовать только визуальные инструменты”, – сказал Дунганов, отвечая на вопрос о наличии оружия у находившихся на крыше людей.

15:17 “Скажите, Данияр, когда огромная масса подошла к дому правительства, что это были за люди? По вашим ощущениям, чего они хотели?”, – спросил адвокат Дунганова.

“Машина которая ехала впереди них шла на таран. Думаю, целью был захват дома правительства. Это была явная попытка нападения на охраняемый объект”, – ответил экс-замглавы СГО.

“От чьих действий были ранены и погибли люди?”, – продолжил серию вопросов Петров.

“Я не отрицаю, что люди, которые пытались проникнуть на территорию, могли пострадать от действий военнослужащих, выполнявших приказ”, – признал Дунганов.

15:10 Заседание возобновилось.

После рассказа Дунганова его адвокат Евгений Петров начал задавать дополнительные вопросы.

“Неизвестно, из какого оружия были ранены и убиты митингующие. В самом Белом доме было много военнослужащих, которые не находились под моим контролем. Там находился генерал Жаныш Бакиев. Из всего следует, что в доме правительства были посторонние вооруженные люди”, – сказал Дунганов, отвечая на вопрос о том, из какого оружия стреляли в митингующих.

13:25 Суд объявил часовой перерыв.

13:24 “Я сдал оружие и вернулся домой около четырех утра. В восемь утра я вернулся на службу, где от дежурного узнал, что один солдат президентского полка погиб и несколько ранены.

Далее я встретился с членами временного правительства. Мне был представлен новый начальник СГО. Я представил ему офицерский состав.

На следующий день, 9 апреля, Азимбек Бекназаров попросил меня явиться к нему.

Далее меня передали следователям.”

13:20 “В кабинете председателя СГО я увидел Темира Сариева. Я сказал, что сейчас самое важное – это вывести состав военнослужащих из здания.

Мы с Сариевым вышли на лифте и спустились на восточную сторону. Он направился в восточную сторону и попытался остановить демонстрантов. Видя это, я направил людей на западную сторону и начал их выводить.

Оружие находилось в машине у офицеров.

В это время подъехал черный джип, за рулем которого находился Данияр Усенов.

Он попросил меня открыть ворота, но я сказал, что мне надо вывести состав. Тут митингующие ворвались и начали избивать личный состав.”

13:15 “Начиная примерно с 15:00, мы несколько раз пропускали переговорщиков со стороны митингующих. Однако с кем они велись, и какие были результаты, я не слышал. Среди них были Темир Сариев [ныне министр экономики], Токтайым Уметалиева и гражданские лица, которых я не знал.

В 21:00 часов вечера начальник СГО вызвал меня и сообщил, что сейчас прибудет Темир Сариев для переговоров. Было понятно, что речь идет о сдаче дома правительства. Я озаботился вопросом защиты оружия, во избежание его захвата.

Далее я встретился с Жанышем Бакиевым. Он сообщил мне, что дом правительства будет сдан, и что оппозиция обеспечит нам коридор.

Он добавил что остается, и что президент Бакиев полномочия еще не сдал. Он сказал, что складывает свои полномочия в пользу Сариева.

Премьер-министр Данияр Усенов сообщил мне, что складывает свои полномочия в мою пользу.

В это время генерал Бакиев куда-то ушел. Я подумал, что он пошел в кабинет, но тут по радиосвязи объявили, что генерал Бакиев покинул здание.

Я остался один.”

13:07 “Время от времени я отправлялся к Бакиеву, чтобы доложить о ситуации. Я предлагал ему провести переговоры с митингующими.

Через некоторое время поступили сведения о готовящемся проникновении легкового автомобиля.

Так и произошло.

Я поднялся на седьмой этаж, где доложил генералу Бакиеву о том, что мы имеем потери.

Он отдал приказ применять бронетехнику.

Через некоторое время я услышал по радиосвязи, как генерал Бакиев давал команду офицеру связи, чтобы тот вышел по другой станции связи на постовых, чтобы они пропустили спецназ “Альфа”. Время: около 17:00.

Я встретил полковника Жолдошева, который сообщил мне, что спецназ “Альфа” прибыл.

Я не знаю, сколько времени прошло потом, но нам доложили, что захвачен бронетранспортер. Генерал Бакиев дал приказ по радиосвязи снайперам с позывными “Небо” и “Орел” стрелять по колесам БТР.

В это время я стоял у входа в здание с восточной стороны. Я укрылся за колоннами и увидел, как пули просвистели над головами сотрудников.

В это время БТР повернулся и начал стрелять по крыше здания. Время: 18:30.

Председателдь госохраны Бакиев дал указание использовать гранатомет.

Служащий принес гранатомет, но первые два раза он не выстрелил, в третий раз гранатомет попал в угол здания, после чего я услышал по радиосвязи возгласы возмущения генерала Бакиева.”

13:00 “Тем временем, по радиосвязи поступило сообщение о том, что президент Бакиев ввел чрезвычайное положение. Толпа начала прорываться, сотрудники пытались криками остановить митингующих.

Среди митингующих были замечены несколько гражданских лиц с автоматами, которые из укрытия расстреливали дом правительства. Другие митингующие использовали камни.

В это время произошел взрыв ручной гранаты, которая поступила со стороны митингующих.

Примерно к 15 часам поступил указ от председателя Службы госохраны, генерала Жаныша Бакиева, об открытии огня.”

12:54 “Примерно в 14:00 митингующие приближались к Белому дому по проспекту Чуй на двух автомобилях “Урал”.

На них были направлены сотрудники МВД с соответствующими средствами. Но оцепление было прорвано.

С северной стороны Белого дома находились сотрудники МВД, вооруженные автоматами. Туда приходили раненные сотрудники МВД, где получали медицинскую помощь.

В это время южные ворота Белого дома были протаранены. Сотрудники применили средства, чтобы вытеснить митингующих и предотвратить захват защищаемого ими объекта. Сотрудники применяли специальные средства, например, резиновые пули.

К этому времени к восточному входу принесли солдата президентского полка, который был в крови. Он не подавал признаков жизни. Это произошло примерно в 14:30.

В это время к восточному входу двигалась автомашина “Урал” задним ходом. Мы получили приказ от генерала Бакиева остановить автомашину.”

12:45 “Далее мы прибыли в дом правительства (во время президента Бакиева Белый дом являлся домом правительства, а не парламента).

Мне стало известно, что во время митинга произошла стычка и митингующие отобрали около 15 единиц оружия, а сами военнослужащие разбежались по какой-то промзоне.

Далее мне позвонил Бакиев с указанием подняться на седьмой этаж в его кабинет. В кабинете находились премьер-министр, министр обороны и Малеванная. Там генерал Бакиев дал мне указание расставить личный состав по секторам и развесить таблички с сообщением, что в случае несанкционированного проникновения будет применено оружие.

Территория была разделена на четыре сектора.

Узел связи для координации действий личного состава был развернут в кабинете начальника президентского полка. Позывным генерала Бакиева был “седьмой”.

На крыше оставались два сотрудника, которые, как обычно, заступили в наряд с автоматами Калашникова. Через некоторое время по радио-связи меня вызвал генерал Бакиев. Он сообщил мне, что через некоторое время прибудет спецназ “Скорпион” и военнослужащие министерства обороны.

Он дал мне приказ расставить их по внутреннему периметру дома правительства (Белому дому).”

12:32 В 10 часов утра Дунганову позвонил Жаныш Бакиев.

“Он дал указание подготовить два автобуса из военнослужащих СГО и солдатов президентского полка. Он дал указание снарядить их защитными костюмами “робокоп” и совместно со служащими МВД отправить их на защиту режимного объекта”, – делится воспоминаниями Дунганов.

Он добавил, что Бакиев приказал обеспечить всех служащих табельным оружием.

12:26 “6 апреля я находился на рабочем месте. Примерно в 18:00 мне позвонил начальник СГО Жаныш Бакиев с указанием ввести усиленную охрану вверенного мне объекта”, – рассказывает Дунганов.

Затем, по его словам, через два часа ему позвонил Нурлан Темирбаев, первый заместитель начальника СГО, который дал указание распустить оперативников по домам и собрать их утром 7 апреля на построение.

“Утром следующего дня мы с полковником Темирбаевым провели сбор, на котором было примерно 400 военнослужащих”, – продолжает экс-замглава СГО.

12:23 Экс-замглава СГО начал рассказ о том, как он видел апрельскую революцию 2010 года.

12:21 Дунганов сказал, что ответственность за законность приказа должен нести тот, кто его отдает.

“Начальник вправе отдавать приказ и следить за его исполнением. Военнослужащий обязан его выполнить. Командир перед отдачей приказа обязан оценить обстановку”, – рассказывает экс-замглава СГО.

12:15 “Согласно закону, сотрудники госохраны могут применять оружие в случае, если чьи-либо действия несут угрозу объекту охраны. В то же время, сотрудники госохраны имеют право применять оружие в случае отражения нападения на охраняемый объект”, – пояснил экс-чиновник.

12:11 “Я служил в госохране с 1992 года, был начальником штаба СГО с 2007. Я не первое лицо в Службе госохраны, не являлся родственником и не входил в окружение бывшего президента”, – говорит Дунганов.

“Следствие считает, что я исполнил незаконный приказ генерал-лейтенанта [Жаныша] Бакиева. Хотел бы подчеркнуть, что в вооруженных силах руководит принцип единоначалия. Понятия “выполнение военнослужащим приказа” не существует в законодательстве”, – продолжил обвиняемый.

12:07 Обвиняемый экс-замглава СГО встал для дачи показаний.

12:03 Суд отказался изменять меру пресечения Дунганову.

11:40 Дунганова обвиняют в том, что он исполнил приказ Жаныша Бакиева, который командовал стрелять по демонстрантам в день апрельской революции 2010 года. Сам Дунганов отрицает обвинения.

11:25 Судья объявляет перерыв на пятнадцать минут.

11:20 Адвокаты Дунганова попросили изменить меру пресечения своему подзащитному.

11:03 Сторона защиты просит рассмотреть вопрос о состоянии здоровья Дунганова, так как, по их мнению, оно “не вызывает сомнений”.

“Каких-либо оснований усомниться в профессионализме врачей, давших заключение нет. На одном мужестве достичь истины нельзя. Человек просто загинается. Может быть, мой оппонент блестящий юрист, но не врач”, – сказал адвокат Дунганова.

10:51 Адвокат потерпевших Осунбек Жамансариев попросил провести экспертизу состояния Дунганова из-за сомнений в тяжести его заболевания.

Прокурор ответил Жамансариеву, что перед судом может стоять вопрос об изменении меры пресечения, а не о переводе из следственного изолятора, где содержится Дунганов, в госпиталь.

“Вопрос лечения и здоровья подсудимого должен находиться под ответственностью начальника СИЗО”, – сказал гособвинитель.

10:45 Тойчубекова не может сказать, в каком состоянии находится Дунганов из-за того, что в её учреждении нет специальной аппаратуры для обследования.

Она сослалась на выводы Национального госпиталя, который оценил здоровье экс-замглавы СГО как “тяжелое”.

“Я его не смотрела и не консультировала”, – сказала Тойчубекова.

10:41 Суд вызвал в качестве эксперта начальника центральной больницы исправительного учреждения №47 Чинару Тойчубекову для того, чтобы она оценила состояние здоровья обвиняемого чиновника.

10:40 Заседание, которое проходило 15 января, пришлось перенести из-за того, что Дунганов не мог защищать себя в суде по причине “тяжкого” состояния здоровья. Несмотря на это, обвиняемый до сих пор находится под стражей.

10:38 Суд начал рассмотрение вопроса о состоянии здоровья экс-замначальника Службы Госохраны (СГО) Данияра Дунганова, который проходит обвиняемым по делу об апрельской революции 2010 года, во время которой погибли более 80 человек.

Дунганов обвиняется в том, что исполнил приказ своего начальника Жаныша Бакиева, который командовал стрелять по демонстрантам в день апрельской революции 2010 года. Сам чиновник отрицает все обвинения.