Показания пострадавших во время апрельской революции 2010 года

Заседание суда по революции 2010 года

Нурлан Бекишев и Достук Анышанов рассказали на суде 26 февраля о том, как они пострадали во время революции 7 апреля 2010 года, в результате которой погибли более 80 человек.

Показания пострадавших приводятся с их слов:

Показания Нурлана Бекишева:

«В тот день меня раньше отпустили с работы. Я шел через площадь, так как не было маршруток.

Дядя потерял сына и мы пришли на площадь посмотреть, был ли он там или нет. Там было очень много народу. Мы видели, как производили выстрелы.

К этому времени, примерно в три-четыре часа дня, к Белому дому подъехал БТР [бронетранспортер]. Он остановился у здания Илбирса [здание рядом с площадью Ала-Тоо] и начал производить выстрелы в воздух, примерно 4-5 раз.

Читать полную хронику показаний пострадавших

Был также и обстрел из Белого дома, там стояли милиционеры в форме и стреляли в людей. Когда начали стрелять по людям, народ стал злиться и хотел войти в здание Белого дома.

Я не видел людей, стрелявших со стороны Илбирса и Исторического музея. Я видел людей в масках на крыше Белого дома.

На площади, когда Текебаев [Омурбек Текебаев – ныне депутат Жогорку Кенеша] и Сариев [Темир Сариев – сейчас глава Министерства экономики] уходили, я потерял из виду своего дядю. Тогда и получил ранение.

В 10 часов вечера меня повезли на скорой в больницу, у меня было ранение в в живот. Пуля не вышла, а осталась внутри, между ребрами.

Когда я очнулся в больнице, мне сказали, что пулю вытащили и ее забрали следственные органы.

Не помню, как я получил ранение, но, помню, как упал и ребята повезли меня в больницу. Не знаю с какой стороны был выстрел, но это было со стороны Белого дома. Из какого оружия стреляли тоже не знаю, но, по-моему, из Калашникова.

Я месяц лежал в больнице, не помню, кто приходил и допрашивал.

Пулю извлекли в клинике Ахунбаева после операции в мае. Я говорю правду, просто не помню, кому давал показания.

Показания Достука Анышанова:

Моя сестренка работает в районе форума, поэтому я там оказался. Когда мы пришли, там было очень много народа. Стрелять начали где-то в два часа дня, в три уже появились первые жертвы.

На митинг я пришел, потому что все подорожало.
Со стороны Белого дома и крыши производились выстрелы. В то время, как подъехал БТР, начали стрелять по колесам БТРа.

Когда я пришел, народ двинулся в сторону улицы Алматинской. Я видел, что стояла одна военная машина.

Стреляли из трех точек на крыше, откуда именно стреляли я не могу сказать.

Люди на митинге ничего не делали, просто кричали «Бакиев, кетсин» [“Бакиев, уходи”].

Потом, я сам не заметил, как [демонстранты] начали стрелять дымовыми шашками и пытались проникнуть на территорию Белого дома, но не смогли, потому что были выстрелы.

Примерно 30 человек получили ранения. Я видел, как возле Илбирса падали люди.

Стреляли и сверху и снизу. Лично меня сверху ранили.

Точно не могу сказать из какого оружия стреляли, вроде звук автомата был. У самих участников митинга оружия не было.

В шесть часов начался сильный обстрел, а в 7 я уже попал в больницу.

Рядом со мной стоял человек, вроде ему пуля в глаз попала. Мне пуля попала в ногу. Я хотел удержать того человека, который мне в глаз попал, но я он свалился и упал на меня.

Когда меня ранило, я стоял возле третьей арки. БТР стоял на углу у Илбирса, смотрел в сторону Белого дома. Он как остановился, так и не двигался.

Там Камаз стоял с восточной стороны Белого дома, он горел. Еще военные машины были.

Подъехала скорая и нас увезли в больницу. Они не могли извлечь пулю из моей ноги. Сказали, что через месяц-полтора извлекут.

После того, как мне сказали, что не могут извлечь ее из ноги, я видел, что двое скончались. Я испугался, написал отказ [от получения медпомощи] и меня выписали из больницы.

Где-то через год пулю извлекли, она у меня дома лежит, могу принести.