Гадир Байтар

Турок Гадир Байтар был заподозрен бишкекской милицией в мошенничестве. Его задержали в России, где он в то время находился, и позже этапировали в столицу Кыргызстана. В интервью Kloop.kg он рассказал, как ему пришлось побывать в 8 следственных изоляторах, и как с ним там обращались.

Руководитель компании «Мимарт Трейд», гражданин Турции Гадин Байтар подозревается в мошенничестве с деньгами при реализации цитрусовых фруктов в Кыргызстане.

Заявление на него в 2010 году написал в Управление внутренних дел (УВД) Первомайского района Бишкека его соотечественник Нусреддин Четин.

Эркин Саданбеков, адвокат Байтара, утверждает, что сделка на поставку цитрусовых фруктов заключалась между Байтаром и директором турецкой фабрики «Геклер Наренджийе» Деметом Геком в январе 2010 года, а Четин не имеет отношения к этой сделке.

Уголовное дело в отношении Байтара было возбуждено в Кыргызстане 6 апреля 2010 года, и он был объявлен в международный розыск. Российская полиция задержала турецкого бизнесмена в Краснодаре, где он находился на заработках.

Сейчас Байтар находится в Бишкеке под подпиской о невыезде.

За время этапирования Байтара из Краснодара в Бишкек, он побывал в пяти российских следственных изоляторах (СИЗО), в двух казахских и, в конце оказался в кыргызском.

Список городов, в следственных изоляторах которых побывал Байтар:

  • Краснодар, Россия;
  • Волгоград, Россия;
  • Казань, Россия;
  • Екатеринбург, Россия;
  • Омск, Россия;
  • Петропавловск, Казахстан;
  • Тараз, Казахстан;
  • Бишкек, Кыргызстан.

Рассказ Байтара приводится с его слов:

«В октябре 2010 года я открыл в российском городе Краснодаре строительную фирму и работа пошла очень хорошо. У нас было 100 рабочих, мы начали строить три объекта, два из них уже заканчивали.

Однажды мне позвонил мужчина и сказал, что ему нужно сделать ремонт в доме. Я сказал, что мы можем это сделать, потому что везде давали объявления. Я поверил, что это заказ.

Ближе к часу дня я позвонил этому человеку, чтобы назначить место встречи. Он сказал, что сейчас находится в строительном магазине, и мы договорились встретиться на улице рядом с ним.

Возле магазина меня схватили оперативники федеральной полиции. Они сказали, что меня ищут в Кыргызстане, и они обязаны меня задержать. Я им сказал, что такого быть не может.

Меня отвезли в прокуратуру. Мы зашли туда и меня начали снимать на видео, по всем СМИ передали. Я спросил, какое они имеют право меня снимать на видео и размещать это в интернете.

Они сказали, что ничего страшного нет. Мы надеялись, что меня отпустят, но они отвезли меня сначала в изолятор временного содержания [ИВС]. Там так много крыс было.

При первом задержании догола раздевают, начинают заставлять голым приседания делать, очень грубо обращаются. По-другому сделаешь — начнут бить.

Я человек цивилизованный, не привык к таким вещам. Лучше умереть.

Девять месяцев в Краснодаре

Внутри одного из следственных изоляторов Краснодара. Автор: Елена Синеок.
Внутри одного из следственных изоляторов Краснодара. Автор: Елена Синеок.

Туалета в ИВС нет, есть просто одна яма и кран. Везде грязно. Кушать почти ничего не дают. Только утром чай дают и вечером какой-то непонятный суп.

Жена мне тогда булочки принесла — они не приняли, все в мусорку выбросили. Все, что было у меня с собой: кошелек, ремень, ключи — все у них осталось.

Я там три дня ночевал. Наступает утро, открывают дверь и начинают проводить обыск. У них там холодно, ужасно, отопления нет.

После этого меня отправили в следственный изолятор №1 [СИЗО] в Краснодаре. Там меня задержали в карантине на 14 дней, 11 дней не купался.

В одной камере сидят 18 человек. Сидят все вперемешку: насильники, убийцы, там толпа всех. Все обкуренные.

Я, например, не курю, но ничего сделать с этим не мог. Если не проявлять терпения, много чего может случиться.

Потом суд продлил санкцию на задержание на три месяца, а потом еще на три [прим. ред. — Байтар в итоге провел в Краснодарском СИЗО 9 месяцев].

Поездка на «Столыпине»

В Кыргызстан мы ехать не хотели, потому что надо было ехать на поезде. Мы просили отправить на самолете, но они сказали, что у них нет такой услуги. Сказали, что надо будет три месяца ехать на «Столыпине» [прим. ред. — специальный вагон для перевозки заключенных].

Не хотел ехать на “Столыпине”. Один вагон, где только заключенные. Все говорили, что там обязательно что-то случается. Очень рискованно.

Вообще не жалеют своих граждан [в Кыргызстане]. Таджикистан, Ингушетия, Чечня, Армения и Узбекистан отправляют своих граждан [заключенных] на самолете. Только Кыргызстан и Казахстан отправляют своих заключенных на «Столыпине».

Вагон для перевозки заключенных. Фото: Сергеев Павел
Вагон для перевозки заключенных. Фото: Сергеев Павел

29 ноября меня незаконно, как гражданина Кыргызстана, отправили на поезде в Омск. В «Столыпине», когда заходишь, тебя полностью обыскивают. Все вещи снимаешь и тебя полностью проверяют.

До Волгоградского СИЗО ехали двое суток, там я пробыл 7-8 дней. Потом в Казань, там провел один день, потом в Екатеринбурге еще 10, затем приехали в Омск, там я пробыл 14 дней.

«Незаконно» держали

Когда прибыли в Омск, по уголовному кодексу России, кыргызские оперативники должны были забрать меня в течение 15 дней. Если конвоиры не забирают меня, кыргызская сторона имеет право попросить продлить заключение еще на 15 дней. Они имели право держать меня там только 30 дней, после чего обязаны были отпустить меня, так как конвой не приехал, но отправили в Волгоград.

Омск называется «красной» тюрьмой. Это такое печальное место. Утро начинается в 6:30 утра, всех поднимают и играет гимн России. Кровати нужно заправить и до 9 вечера их трогать нельзя, сидеть можно только на лавочках, там, где общак, обеденный стол.

В общем, в Омске очень тяжело было. Еле-еле выжил.

Потом в Петропавловск, в Казахстан, отвезли. Там, правда, еда была нормальная, в остальных СИЗО кушать было невозможно. После 18 дней в Петропавловске приехали в Тараз.

«Вымогали» деньги

В России были проблемы с едой. Они делают блюда со свининой, а я не могу кушать ее [прим. ред. — Байтар — мусульманин, его вера не позволяет употрелять свиное мясо]. Из-за этого у меня начали очень сильно болеть кости. Я там кушал сухой хлеб и китайскую лапшу и пюре быстрого приготовления.

В российских СИЗО очень много людей сидят, которых подставили. В основном сидят из-за наркотиков — 85 процентов.

Российское СИЗО. Автор: Елена Синеок.
Российское СИЗО. Автор: Елена Синеок.

Думали, чем ближе к нашему родному Бишкеку, тем лучше будет. Приехали в Тараз, а там, оказывается, хищники.

Все, кто через СИЗО транзитом проходят, сидят вместе, в маленькой комнате. Там сидели человек 20-30. Там все курящие были, сказать «Не кури» было невозможно, я задыхался. Из-за этого у меня очень сильно ухудшилось здоровье.

Там сидели наркоманы, убийцы и пожизненно осужденные, меня тоже туда посадили. Ко мне подходили, деньги для общака просили. Я говорил, что не могу выделить деньги.

В конечном итоге, мой брат отправил им 18 тысяч тенге [почти 6 тысяч сомов]. Они меня поблагодарили.

Деньги для положенца

Там был положенец Аслан [прим. ред.: на воровском жаргоне — криминальный авторитет, который является смотрящим высшего ранга, назначает «смотрящих»]. В Таразе сотрудники СИЗО вместе с ним работают. Что он говорит, то они и делают.

Сотрудники следственного изолятора однажды забрали меня в камеру Аслана. Помимо положенца там сидят еще 10 человек.

Меня посадили, предложили чай. Аслан сказал, что у него в тюрьме есть брат, которому нужно помочь и отправить 5 тысяч долларов.

Меня пытали два дня, а потом рассказали мне пример про то, что у них сидел один бизнесмен и они его тоже уговаривали дать деньги. Он не дал. Потом они угрожали ему шприцом с сифилисом и только хотели вколоть, но он якобы дал им деньги.

Бишкекский СИЗО-1
Бишкекский СИЗО-1

Я ему сказал, что не могу ничего обещать. Потом позвонил брату и рассказал про это. Он передал своему другу в Алматы 95 тысяч тенге [более 30 тысяч сомов]. Мой брат на два банковских счета отправил эти деньги.

После звонка моей жены в аппарат президента Назарбаева [Нурсултана], меня вызвал опер Айбек и начал спрашивать, что случилось. Я ему сказал,что у меня отняли деньги.

Мне сказали: «Если сейчас напишешь заявление, что тебя никто не пытал и деньги не вымогали, то завтра уже поедем [в Бишкек], а если не напишешь, то будем по этому поводу уголовное дело открывать».

Я не стал рисковать, чтобы не было хуже. Я попросил его написать, потому что не знал, как нужно писать объяснительную. Милиционер, который следит за заключенными, написал объяснительную и говорит: «Если не напишешь заявление, завтра из аппарата президента приедет проверка и придется тебя тут [в СИЗО Тараза] оставить. Тогда мы не сможем тебя завтра отправить [в Бишкек]».

Я написал объяснительную, и на следующий день мы уже выехали в Бишкек.

Встреча с приближенным Бакиева

Из Тараза со мной ехал Пайзулла Рахманов [бывший глава Свердловского района Бишкека при президенте Курманбеке Бакиеве]. Мы ехали в одном автозаке [машина для конвоя заключенных]. Он был разделен на две части, в одной будке сидели все кыргызские заключенные, в другой — только мы с Рахмановым.

Он сказал, что Курманбек Бакиев в Белоруссии и что он с ним жил.

Я спросил у него, будут ли Бакиевы возвращаться в Кыргызстан. Он сказал, что они хотят, но пока нет возможности.

Здесь [в бишкекском СИЗО] хорошо, потому что иностранные арестанты сидят в отдельных камерах и давления нет. Но здесь тоже заставляют давать [деньги], сколько сможешь — 300-500 сомов. Это легко, не так, как в Краснодаре или Таразе.

Во всех трех странах [в России, Казахстане и Кыргызстане] СИЗО похожи, но есть свои сложности. Например, в Казахстане бывают «красные» СИЗО, там режим «красный» — людей жестоко убивают. А есть «черные» — там управляют заключенные, а не надсмотрщики.

Самым лучшим для меня было СИЗО Бишкека. В России ни соль, ни сахар, ни масло от родственников не передают”.