Пользователь писихиатрических услуг, который пожелал остаться анонимным, рассказал Kloop.kg о том, как он осознал, что болен и о том, как преодолевал свой недуг.

Kloop.kg передает рассказ со слов пользователя психиатрических услуг, который пожелал остаться анонимным:

«Мой диагноз — аффективное расстройство. Оно у меня длилось два-три года. После года лечения, по вечерам у меня ухудшалось здоровье в психическом плане. У меня в глазах рябило. Оглядывался по сторонам, увлекался смотреть на машинные номера. Думал: зачем я это делаю?

Все время смотрел на какие-то надписи, искал в них агрессию. Это были простые надписи, на которые не надо обращать внимания. С одной стороны мне не хватало общения.

Я почувствовал, что заболел, когда мне было 29 лет. В один день я сходил в центральную мечеть, после чего мы должны были поехать в гости.

После мечети, пока ждал маму, испытывал чувство страха и одиночества, не мог сидеть на месте и звонил всем братьям и друзьям. Когда мама пришла, мы поехали на маршрутке к тете. Мы встретили тетю, и она сразу поняла, что со мной что-то не так.

В гости я пошел один, мама с тетей должны были прийти позже. В тот момент мне хотелось выпить спиртного, но не нашел, поэтому взял сигарету, покурил и мне полегчало.

В гостях я немного отвлекся, но, когда я находился дома, все равно присутствовало чувство подавленности и агрессии. Я вспомнил все обиды, которые мне наносили и я вовремя не высказывал, копил годами. Потом это все выплеснулось.

Мой брат тогда работал агентом по недвижимости, он всегда оставался со мной и от того, что кто-то был рядом, мне становилось легко на душе. Мне постоянно хотелось к кому-то прикоснуться, кого-то обнять. В душе была какая-то пустота.

Ночью, когда лег спать, я не мог заснуть, казалось, что меня кто-то будит, кто-то хочет переделать мой характер, хочет сделать из нормального человека ненормального.

Я проснулся, включил компьютер, поставил кино, хотел отвлечься, но все равно не мог сосредоточиться, присутствовало чувство страха. Всю ночь не спал, Коран читал, кино смотрел.

Два или три дня я не мог уснуть. То, что раньше кушал, не мог кушать. Я сходил к врачам. Они проверили и сказали, что все нормально. Давление, сердцебиение хорошее, но все равно чувствовал – что-то не в порядке. Рядом сидела врач, она посоветовала мне человека, который изгоняет «джинов» и дала мне его номер.

Я созванивался с ним. Он говорил, что придет, но задерживался и 30 декабря я с ним связался, он сказал, что приедет.

Мне стало так плохо, я не спал ночами и не кушал. До этого еще меня обидел родственник и это вспомнилось. Мы с братом вышли прогуляться, чтобы успокоиться. Под утро мне было так плохо и меня повезли в больницу.

В психиатрической больнице

Уже было 30 декабря. В психиатрической больнице было два отделения: открытое и закрытое.

В открытом отделении свободно ходишь, никто не держит, не привязывает, не угнетает. Но чтобы попасть туда, нужно было ждать 2-3 дня, когда выпишутся люди, а у меня было такое критическое состояние, что мы решили ложиться в закрытую.

Мне предложили зайти. Я не думал, что закрытое отделение такое угрюмое и мрачное. В одной комнате 20-30 человек лежат.

У меня было желание убежать. Но за мной закрыли дверь. Мне дали кровать и дали какое-то сильнодействующее снотворное, которое человека усыпляет.

Было страшно. Выпил таблетки, которые дала медсестра, а когда проснулся было 6 часов – ужин. Мне стало очень плохо, дышать тяжело было. Я не знаю, кушал или нет. Чувство страха и одиночества, что кто-то есть во мне, обострилось.

м
“У меня было желание убежать. Но за мной закрыли дверь.”.
Психиатрическая больница — это как тюрьма. Даже те люди, которые должны сидеть в тюрьме, сидят в психиатрической больнице. Различие в том, что там люди «неадекватные».

Питание плохое. Там постоянно была просто вода и лапша плавает, куски хлеба давали. Питание было такое, что все равно чувство голода присутствовало. Я наедался только тогда, когда ко мне приходили родные и приносили мне гостинцы.

Неадекватные пациенты сами по себе ходят, а адекватные объединяются в группу 5-7 человек и, когда кто-то приносит еду из дома, они вместе кушают, вместе общаются. У каждого свой круг. А те, у которых обостренно что-то в психическом плане, они изгоями ходят.

Помню, как привезли огромного, физически крепкого человека. Они его вдесятером избили. Я не видел, но слышал, как они били его. Санитар чуть ли ухо ему не оторвал, половина уха его висела. Я понял, что там любого сломают. Будь ты в 20 раз сильнее, там сломают.

Они его два дня держали на привязи и на третий день отпустили в душ, чтоб помыться. Душ там один раз в неделю. Но, все равно он вел себя неадекватно и где-то неделю лежал. Его избивали, привязывали, но, под конец он ослабел, и им манипулировали.

Там могут привязать надолго, хотя по правилам могут только примерно на час-два. И даже в туалет не разрешать могут. В холодную комнату могут посадить.

При мне санитар просто бил по лицу и по голове человека, который болен психическим заболеванием, и которого отвезут в «дурдом». Туда отправляли пациентов, от которых отказались родственники и близкие.

Человеку, который выходил выбросить мусор, давали деньги, чтобы он купил алкоголь. При мне всегда водку приносили и ночами выпивали. А там были больные, которые при употреблении спиртного вели себя неадекватно.

Система ГПНД [Государственного психоневрологического диспансера] плоха тем, что больные, которые здесь лечатся, обратно возвращаются, то есть они являются постоянными клиентами.

Я понял, что если ты лег в больницу, ты можешь опять вернуться в эту больницу.

Условия наихудшие. Люди, которые лежали в закрытом отделении, никогда не попадут в открытое. Там на каждого человека есть папка.

В открытое отделение трудно попасть. Чтобы попасть туда, нужно иметь хорошие связи и долго ждать. Условия там хорошие. Там обыкновенные люди, которые переживают стресс, депрессию недолгую.

Все бояться рассказывать про условия больницы и отношение медперсонала к пациентам, потому что могут и не поверить. Много ситуаций, когда права ущемляются.

Хотел сбежать

На второй или на третий день я хотел убежать. У меня были сланцы, и когда женщина открывала дверь, я выбежал и думал, что там дверь открыта. Когда выбежал, санитар увидел, и меня схватили. Их было много и сопротивляться было бессмысленно, меня привязали.

У них такая практика, если даже человек спокойный, они могут его привязать. Я был спокойным, не бесился, как некоторые, агрессию не проявлял, но они меня привязали.

Если бы не Новый год, меня бы на сутки или на длительное время могли привязать. Могут проигнорировать, что в туалет надо.

31 декабря пришли врачи и начали дарить всем подарки. Шапки, яблоки, конфеты дарили. Меня отвязали, час-два стоял. Мне даже укол сделали, хотя можно было не делать. Этот укол активность подавляет.

Я потом весь день не мог ходить, скованно себя вел, мне плохо становилось.

В больнице я лежал около двух недель. Меня назначили помощником в столовой, убирался, посуду мыл и подметал, просто без дела не лежал, как некоторые. Когда что-то делаешь, чувствуешь себя более свободным, интересуешься чем-то.

Три раза подметал, посуду и полы мыл. Врачи видели, что со мной все нормально. После я проходил анкетирование и тест, с психологом общался.

Когда мне назвали диагноз «депрессия», мне должны были выписывать антидепрессанты, а они просто давали какое-то лекарство. Мне антидепрессанты не давали.

Я просто как сонная муха там был. Давали таблетки, которые тянут ко сну.

Уехал, чтобы отвлечься

Когда приехал домой, приступы агрессии, гнева, обиды обратно начались. Вспомнилось, как в детстве брат обижал и начал на него злиться без причины.

У меня заново началось обострение, и мы поехали к молдо. Он суры, аяты из Корана читал, в центральную мечеть ходил, тоже читали суры, которые изгоняют злых духов. Я чувствовал, что во мне есть кто-то.

Я снова обратился в больницу, и врачи посоветовали мне отвлечься, уехать куда-нибудь. Мой брат посоветовал поехать в деревню, пожить, поработать, за домашним скотом присмотреть.

Я послушался и поехал в село Покровка, рядом с городом Токмок. Я там пробыл две недели, отвлекался, но все равно боялся оставаться один и даже тете говорил, что я боюсь.

Молдо мне посоветовал мазаться оливковым маслом, слушать Коран, пить черный тмин и лекарства, которые изгоняют бесов. Я все время Коран слушал и плакал.

Была зима, в последний день перед моим выездом в город я пригнал скотину домой и услышал, как моя тетя кричала на своих детей, прислушался, и мне стало психически плохо. Меня схватила судорога и паралич.

Лег на кровать, не мог руками двигать. Я выпил таблетки, которые мне выписали в Республиканском психоневрологическом диспансере и успокоился.

Со мной такого никогда не было. Я уехал домой. Дома я побыл два дня и решил уехать к дедушке в село дальше Покровки, где-то час езды.

За скотиной приглядывал, брат мне рекомендовал бегать по утрам. Обстановка была спокойная, в городе было шумно. Не мог находиться в городе, всегда хотелось курить, пить спиртное, чувствовал себя не в своей тарелке. Дома мог сидеть, но на улице не мог.

До мая месяца был в селе. Настало лето, скотина ушла в горы. Скучно было сидеть одному и думал, что могу опять заболеть и решил ехать на жайлоо [на пастбище].

Лекарства помогли

Я поехал домой и мама говорила смутно, что есть центр психического здоровья, есть врач Кенешбек Усенович.

Мы поехали к нему и он мне выписал 3-4 вида лекарств. Вначале я принимал их в усиленной дозе.
Со временем я начал успокаиваться, исчезло чувство страха. Я устроился на месяц торговым агентом, продавал прохладительные напитки по городу.

Постепенно, я начал возвращаться в обычное состояние. Лекарства мне помогали.

Один раз в две недели я посещал врача. После, остался без работы. В это время я ходил к Кенешбеку Усеновичу на различные программы. Месяц ходил на трудовые навыки, на различные тренинги. Все программы посещал, потому что дома не хотел сидеть. В то время мы переехали.

Месяцев 6-7 я пил лекарства. Ничто меня не интересовало, не было интереса к девушкам и девушки не интересовались мной, так как в то время я был в таком состоянии.

По знакомству я устроился в обменное бюро, там работа, конечно – не бей лежачего. Есть свои минусы и плюсы.

Постепенно те дозы, которые мне давали, я стал уменьшать.

На данный момент проявлений болезни нет. Я могу оставаться дома, чувство страха и одиночества пропало. Я, как обычный среднестатистический человек, просто пью три таблетки в день, хотя, иногда забываю

Причины болезни

Я считаю, что причиной болезни является, то что в психическом плане, я не выговаривал обиду, все держал в себе. И из-за этого у меня произошел эмоциональный всплеск и в последствии из взрослого человека я превратился в беспомощного ребенка.

Не мог кушать, спать, один сидеть дома. В то время, когда я заболел, я работал в неправительственной организации, работал в неделю один раз, у меня было много времени на размышления и это тоже послужило поводом для болезни.

Когда человек много думает, у него накапливаются различные отрицательные мысли.

«Почему мне столько лет, а я еще не женат? У меня нет машины, я живу в квартире, хотя мечтаю о частном доме, хотя некоторые мои ровесники успешные».

Ты начинаешь заниматься «самоедством», что ты не достиг в жизни ничего, хотя тебе уже стукнуло 29 лет. У тебя нет семьи, детей и работа халявная.

Этой болезнью может заболеть любой. Я наблюдал за пациентами, которые приходили и это нормальные люди, которые просто в психологическом плане не дали выход чувствам.

Комментарий лечащего врача

Кенешбек Усенов
Кенеш Усенов
Кенеш Усенов: «Аффективное расстройство — это нарушение эмоциональной системы, если расстройство связано с изменением настроения. Оно может быть повышенным — в этот момент человек чувствует себя всемогущим, у него появляется мания величия.

Также бывает гипоманиакальное состояние, когда тоже есть мания и расстройство настроения, а бывает и наоборот, расстройство настроения в сторону депрессивного настроения — человек не может ничего делать, может болеть, но врачи не могут установить, чем он болеет, а человек страдает.

У разных людей она протекает по-разному: у одних с выраженными симптомами, у других нет. Однако в чистом виде аффективное расстройство встречается редко. Обычно оно сопровождается тревожными расстройствами, депрессивными и паническими атаками.

Что касается интервью, пользователь рассказывает, что в больнице ему не давали антидепрессанты и лечили только тянущими ко сну лекарствами. По всей видимости, у них были основания назначать ему такие препараты. У него может быть субъективное мнение по отношению к действиям врачей. Врачи тоже думают, прежде чем назначать антидепрессанты.

Что касается питания, к сожалению, его качество очень низкое в таких заведениях.

В психоневрологическом диспансере есть два отделения открытого типа. Есть группы заболевания, которые легкой формы, люди с легкой формой лечатся в этих отделениях.

Но, есть и закрытые учреждения. Зачастую там нарушаются права человека, могут ограничивать движения. Но, естественно, там существуют правила, обученный персонал не мучает и не терзает их.

Но, закрытое учреждение есть закрытое учреждение. Оно во многом ограничивает личную свободу граждан. Каждый воспринимает это по-своему.

По всей видимости, у него было агрессивное состояние, поэтому его нужно было изолировать, то есть временно привязать, не более, чем на два часа».


1 КОММЕНТАРИЙ

  1. нормальное питание в РЦПЗ, правда без мяса, диетическое , деревья, зелень, птицы, только угнетает то что шиза (любой, другой диагноз), ну и равнодушие некоторых врачей.

Comments are closed.