драмтеатр

За кофе-брейком мы обсудим последние события вокруг Русского драматического театра. Гость студии народная артистка Кыргызстана Зинаида Петренко. 

Kloop.kg: Зинаида Михайловна, спасибо, что нашли время и заглянули к нам. Расскажите, как живут актеры после увольнения бывшего главы Русского драмтеатра Бориса Воробьева?

З.П.:  Нас ждут большие перемены, нас ждет очень много работы, поэтому мы не может особо расслабляться. Надо работать, работать и работать.

Kloop.kg: Здорово! Вспомните 2 апреля, когда все услышали об отстранении уже экс-директора Воробьева, какое у всех было настроение? Как вы встретили эту новость?

З.П: Ну, вы знаете, как мы встретили. Во-первых, мы очень долго боролись, хотели чтобы его отстранили. Это тот человек, который не имеет никакого отношения к театру и к культуре тоже. Это человек бизнеса, пусть бизнесом и занимается.

Когда мы узнали, что коллегия единогласно проголосовала за его отставку, мы обрадовались, но какого-то ликования по этому поводу не было. Мы ждали, когда нам объявят официально [об увольнении Воробьева], и кого нам представят в качестве нового директора.

Kloop.kg: А вот, кто первый сказал вам эту новость? Можете вспомнить?

З.П.: Мы все были на коллегии, там и узнали.

Kloop.kg: Чуть раньше вы сказали что боролись. Каким образом вы боролись, что делали?

З.П.: Мы обратились к министру культуры Раеву Султану Акимовичу, мы обратились к премьер – министру Сатыбалдиеву [Жанторо].

Kloop.kg: Какие были ответы? Реакция?

З.П.: Реакция вот, пожалуйста.

Kloop.kg: А до этого человек 6 лет был директором.

З.П.: Но мы же терпели. Это у нас был такой Карабас Барабас, который превратил нас в рабов, как не обидно, он нас всех поставил на колени. Медленно, методично, но за 6 лет он поставил на колени. Сейчас мы поднимаемся, верим, что театр будет подниматься, ведь за 6 лет мы потеряли зрителя, настоящего театрального зрителя нашего города Бишкека.

Kloop.kg: После отстранения Воробьева, Борис Дмитриевич, во многих интервью говорил, что за 6 лет он многое сделал для театра. Вы, как артист, сотрудник театра, расскажите, что было сделано за эти 6 лет? Говорилось, что было много инвесторов, было  поставлено столько-то  спектаклей.

З.П.: Борис Дмитриевич очень много сделал для себя, для своих родственников и друзей, которых он привел в театр, выгнав старых опытных работников. То, что инвестиции какие-то были, наверно были. Мы ставили спектакли, но он же все эти спектакли снял и увез к себе на театральное подворье. Сейчас вроде бы все возвращается.

Он увез костюмы, парики, аппаратуру. Но самое главное, он увез компьютеры, звуковой пульт и все осветители. Он оставил нас без ничего. Он и говорил нам, когда пришел в театр и проработал года два, что “Если я [Воробьев] уйду из театра, я оставлю театр без штанов”. Это его конкретная фраза.

Kloop.kg: А почему вы терпели все эти 6 лет? Неужели вы не могли подойди, поговорить с этим человеком?

З.П.: С ним невозможно разговаривать, он словоблуд, он заговорит. Он разговаривает единым монологом, невозможно слово вставить. А потом он все равно сделает так, как он считает нужным, и ваше мнение ничего не значит.

Kloop.kg: Вы сказали, что он поставил своих родственников, друзей. Расскажите об этом подробнее.

З.П.: Ну, а что я могу рассказать? Это семейственность. Допустим, замдиректора он поставил Бардакова Сергея Владимировича – это его друг, они вместе по бизнесу работали. Он стал сразу замдиректора. Каждый пост, особенно где начальство, где директор, замдиректора – это все его люди.

Kloop.kg: В последнее время стали подниматься вопросы о пристройках к театру. Это клубы и различные увеселительные заведения. Когда в первый раз, скажем, начали сотрудничество, какова была ваша реакция? Он вас поставил в известность?

З.П.: Нет.

Kloop.kg: Значит вы не знали, какая там договоренность?

З.П.: Абсолютно! Мы даже не догадывались. То он “Роллер холл” строил, музыка там гремела, мешала играть спектакли. Потом декорационный цех сдал в аренду, из-за чего один из лучших художников Средней Азии, Юлдаш Турматов,  просто ушел из театра, потому что ему негде было работать.

Он сдал декорационный цех танцорам с улицы, они так топотали, а этот декорационный цех находится над малой сценой, и мы, играя на малой сцене, не слышали друг друга. А зрители, сидя в малом зале, смотрели на потолок, упадет он или нет.

У нас нет ни одного квадратного метра, который не сдан в аренду. Это то, что внутри, а то что снаружи?  Сплошные кафе. Ну как так можно, служебный вход в русского театра, храм искусства, а написано: Барсук! [В здании театра расположен бар “Барсук”] это как? Еще напишите бар театральных сук, еще лучше будет.

Kloop.kg: Приносит это плюс театру или не приносит? Эти заведения приносят деньги или что-то еще?

З.П.: Плюс приходит в карман Воробьева.

Kloop.kg: Прозвучало очень много критики в адрес Воробьева, может что-то было сделано за эти 6 лет для театра?

З.П.: Вы знаете, мне нечего сказать.

Kloop.kg: Хорошо, давайте теперь поговорим о недавнем назначении. Вам представили нового директора – медиа-эксперта Кулинского [Александра].  Ажиотаж вокруг театра, Воробьев подает в суд, все пишут о вас. Кого вы ожидали увидеть в качестве главы театра, и какова была реакция после назначения?

З.П.: Мы очень обрадовались, что назначили Кулинского. Я-то его знаю, можно сказать с детства, он занимался в театральных кружках, работал в театре “Время”, потом стал журналистом, далее политологом. Он брал у меня уроки по речи, чтобы правильно разговаривать, когда он работал на канале НТС. Я его знаю, как человека порядочного, и мне пока нечего ему предъявить. Он молодой, будем смотреть.

Kloop.kg: А кого вы ожидали [увидеть в качестве нового директора театра], когда сняли Воробьева?

З.П.: Честно говоря, никого не ожидали.

Kloop.kg: Не было претендентов, предположений?

З.П.: Мы знали, что там много претендентов, но мы их не знали.

Kloop.kg: У многих после назначения Кулинского был шок. Как это медиа-эксперт и театр, что их связывает? Каков образ директора драмтеатра? Каким он должен быть?

З.П.: Директор Русского драмтеатра должен быть, прежде всего, порядочным, что присутствует у Кулинского. Ну, конечно, он должен быть хозяйственником, он же должен отвечать за все, что нужно для театра и артистов. А художественный руководитель отвечает за творчество. Поэтому, если он будет о нас заботиться, он получит десятикратную награду.