Financial Times: Европейский футбол никогда больше не станет прежним

3494647609_348ae9c5d5_b

Это будет последний год европейского футбола, каким мы его знаем. «Открытая» система, действовавшая в этом виде спорта, подходит к концу и, вероятно, будет быстро превращаться в «закрытую» систему в американском стиле.

Это связано с введением со следующего года УЕФА – организацией, управляющей футболом в Европе, – новой системы правил под названием «Честная финансовая игра» («Financial Fair Play»). Вместо простого подсчета пропущенных и забитых голов болельщикам, чтобы понять, кто с кем будет играть, теперь придется осваивать сложные правила «безубыточности» и лицензирования клубов. Спортивные достижения больше не будут единственным критерием успеха на соревнованиях.

Это серьезно изменит ситуацию в европейском футболе, определяющей чертой которого давно стала идея о том, что кто угодно, где угодно может создать клуб и, используя систему продвижения вверх и вниз по пирамиде, добраться до Лиги чемпионов. Разумеется, шансы на такой исход не слишком велики, но мобильность в Европе действительно оставалась высокой. Из 104 команд, игравших в первых четырех английских дивизионах в период с 2001 года по 2010 год, лишь 26 задержались на десятилетие в одном и том же дивизионе. Столько же успели поиграть на трех уровнях, а две команды – даже на всех четырех.

Но эта же открытость приводила к финансовому хаосу. В последний раз хоть кто-то называл состояние финансов английского футбола здоровым в 1950-х годах, когда футболистам платили не больше 20 фунтов в неделю, а телевизоры были меньше, чем у половины населения. То же самое относится и к остальной Европе, в которой многие клубы периодически впадали в разнузданное мотовство, временный успех сменялся финансовыми катастрофами, за этим следовал режим экономии, смена владельца и новые денежные вливания.

УЕФА утверждает, что в 2011 году 63% клубов из высших европейских дивизионов сообщали об операционных убытках, а 55% – о чистых убытках. 38% обладали отрицательными чистыми активами, а состояние счетов 16% заставляла аудиторов сомневаться в их финансовой жизнеспособности. При этом в последние пять лет выручка клубов росла в среднем на 5,6% в год.

Итак, теперь УЕФА будет требовать от клубов переходить к безубыточности под угрозой санкций вплоть до отказа допускать на свои прибыльные соревнования. Однако эти правила крайне сложны и дают возможность недовольным клубам обращаться в суд. Кроме того, если с самого начала слишком много крупных клубов не сможет удовлетворять заявленным критериям, это лишит новые правила авторитетности. Неужели их все придется исключать? А как насчет самых известных? Может ли хоть один уважаемый себя болельщик хотеть, чтобы исключили «Барселону» или «Реал Мадрид»?

Как бы то ни было, все это еще немного сближает Европу с США, в которых ведущие спортивные лиги добились больших успехов на основе системы торгов между владельцами команд. Баланс между командами поддерживают правила раздела доходов и ограничения зарплаты игроков. Вход строго ограничен – вступление в Национальную футбольную лигу или в Главную лигу бейсбола может стоить до 1 миллиарда долларов, – и эта эксклюзивность приносит огромные прибыли. В целом болельщики получают в итоге то, что им нужно, а лигам достаются огромные прибыли.

Европе пока еще до этого далеко. При этом УЕФА упорно отрицает, что поддержание соревновательного баланса между клубами входит в задачи новых правил. Она утверждает, что не ставит своей целью гарантировать скромной «Кристал Пэлас» шанс дойти до верхов Английской премьер-лиги и бросить вызов «Манчестер Юнайтед». И она права – новые правила, скорее всего, приведут к окостенению системы и снизят вероятность того, что кто-то сможет соперничать с нынешними крупными клубами.

Изменения на уровне национальных лиг

Аналогичные правила потихоньку вводятся и на национальном уровне. Английская премьер-лига теперь ограничивает рост расходов на зарплату в клубах, которые тратят на это больше 52 миллионов фунтов 4 миллионами фунтов в год. Из 20 клубов лиги, 14 расходуют как раз столько или меньше, а клубы «большой шестерки» расходуют больше 100 миллиона фунтов, и надежных механизмов которые могут позволить меньшим клубам когда-нибудь преодолеть эту пропасть не существует.

Подобное окостенение – первый шаг к закрытой системе, у которой, впрочем, есть свои преимущества. Как бы мы ни любили сказки, но на борьбу команд одного уровня смотреть приятнее, чем на состязание Давида и Голиафа. При закрытой системе у нас больше шансов увидеть, как звезды играют друг против друга. К тому же она открывает больше возможностей для инвестиций в подготовку игроков, стадионы и вещание.

Однако это не соответствует футбольным традициям. Открытая система продвижения обладает романтическим ореолом и придает конкуренции между командами напряженность, которой иногда не хватает американским лигам. Кроме того, финансовый хаос невыгоден для владельцев, но почти никогда не губит сами клубы. Колебания отдельных клубов делают открытую модель устойчивой и привлекательной как систему. Она также ограничивает возможности богатых владельцев клубов превращать футбол в источник наживы: от конкуренции не застрахован никто.

Есть некая ирония в том, что УЕФА и многие из тех, кто отстаивает интересы болельщиков, ненавидят американскую систему и при этом, фактически, делают все возможное, чтобы к ней перейти. В прошлом месяце Премьер-лига приветствовала очередного американца в роли владельца клуба. Теперь их там уже шесть, и все они хорошо понимают обе системы и всецело поддерживают новые правила. Что ж, по крайней мере, эти люди осознают, к чему идет дело.

Оригинал статьи: Financial Times
Перевод: ИноСМИ

На фото: матч “Реал Мадрид” против “Барселоны”