EurasiaNet: Выступление президента сигнализирует об ужесточении отношения властей к исламу

Политическое руководство Кыргызстана в основном берет свое начало в атеистическом советском прошлом, вследствие чего склонно скептически относиться к религии. И все же, в отличие от своих коллег из других центральноазиатских республик, оно относительно терпимо смотрело на возрождение ислама. Теперь же в республике задаются вопросом, не сигнализирует ли недавний выпад президента Алмазбека Атамбаева в адрес ислама об изменении позиции правительства по отношению к исламу.

Оригинал на сайте eurasianet

Раскритиковав на состоявшемся 3 февраля заседании Совета обороны распространение «арабской культуры» за счет «народной национальной культуры», президент Атамбаев посетовал, что «наши улицы заполнены сегодня людьми с длинными бородами. Вместо светлых и ярких одеяний наших девушек заставляют одеваться в черное, которое у нас обычно носят вдовы».

Это выступление главы государства, растиражированное почти каждым информагентством страны, быстро стало одной из главных тем обсуждения в республике. Особое внимание уделялось выбранному для него моменту на волне очередного скандала с санкционированным властями Духовным управлением мусульман Кыргызстана (муфтиятом), взбудораженным после отстранения от должности третьего за четыре года руководителя.

Выступление Атамбаева можно было бы счесть естественным, прозвучи оно из уст президентов соседних Узбекистана или Таджикистана – авторитарных государств, не отличающихся особой терпимостью к сфере свободы вероисповедания. Но в Кыргызстане оно вызвало большой резонанс.

Многие в Кыргызстане – единственной центральноазиатской республике, где нет запрета на деятельность исламской миссионерской организации «Таблихи Джамаат» и позволено появляться в учебных заведениях в исламской одежде – опасаются, что растущее исповедование мусульманских верований подрывает безопасность государства.

Поправки, внесенные в закон «О религии» в 2009 году при экс-президенте Курманбеке Бакиеве, разочаровали миссионерские религиозные объединения, члены которых жаловались на вмешательство в свою деятельность со стороны государства. Вместе с тем законодательство оказалось недостаточно жестким и с точки зрения многих сторонних светской государственности.

Эмиль Талантбеков – председатель домкома многоквартирного дома, расположенного близ центральной мечети Бишкека, приветствовал выступление Атамбаева, назвав его «приятным сюрпризом». Однако он беспокоится, что слова президента не приведут ни к каким изменениям. Эмиль Талантбеков, называющий себя «мусульманином только по рождению», встревожен тем, как за последние десять лет мечеть изменила облик его квартала. Он бы хотел, чтобы государство запретило пуританские исламские организации и ужесточило контроль за деятельностью медресе.

«Слишком многие [кыргызы] не понимают Корана, – говорит он. – Они поддерживают ислам, как бы поддерживали спортивную команду. Это опасный новый популизм».

Президент Атамбаев, координировавший принятие в декабре 2012 года поправок к закону «О религии», предусматривающих введение цензуры и контроля за ввозом религиозной литературы, подверг в своем выступлении 3 февраля и муфтият, в адрес которого то и дело раздаются обвинения в коррупции в связи с организацией хаджа для мусульманских паломников.

Последнего экс-муфтия, Рахматуллу Эгембердиева, сложившего с себя полномочия 7 января, обвинили еще и в адюльтере, когда в Интернете был выложен видеоролик, на котором он якобы занимается сексом с молодой женщиной. По утверждению Эгембердиева, эта женщина является его второй женой, с которой он связан брачными узами по исламской церемонии бракосочетания. Однако формально многоженство в стране запрещено законом.

По мнению Кадыра Маликова из Бишкека, нередко выступающего с комментариями по религиозным вопросам, речь президента Атамбаева носила стратегический характер, центральными пунктами ее стали опасения сторонников светской государственности в связи с зарубежным исламским влиянием и «разочарование верующих» в муфтияте.

Маликов опасается, что почти непрекращающиеся скандалы, происходящие в муфтияте, могут подвигнуть мусульман обратиться к менее традиционным и, возможно, радикальным верованиям.

«Слова президента показывают, что правительство чутко прислушивается к происходящему и практически готово активизировать свою роль в религиозных делах, – говорит он. – Это, в принципе, неплохая новость. Проблема обычно заключается в реализации».

Прежние попытки повысить эффективность надзора за деятельностью многочисленных религиозных объединений Кыргызстана оказывались слишком жесткими или неэффективными, полагает член Общественного наблюдательного совета при муфтияте Салтанат Мусуралиева. Муфтият, представляющий собой орган, регулирующий деятельность религиозных организаций, «был призван служить мостом между государством и верующими, но пока не выполняет своей функции», сказала она EurasiaNet.org.

«Правительство обычно оказывает давление на объединения, которые не понимает», – добавляет она. И действительно, почти каждую неделю в Кыргызстане сообщают об арестах членов таких крайних, запрещенных организаций, как «Хизб ут-Тахрир».

Помимо скептического отношения к исламу со стороны властей, угрозу долгосрочной обстановке стабильности, по признанию Салтанат Мусуралиевой, представляет недостаточное понимание религиозных канонов самими верующими.

«Когда во время своих поездок в [более бедные] южные регионы [Кыргызстана] я наблюдала семилетних детей в хиджабах, я говорила родителям: «Зачем вы одеваете на свою дочь хиджаб? Она еще не достигла половой зрелости». Мы 70 лет прожили при атеизме, и теперь людей обуревают разные идеи. Происходит гиперкомпенсация», – говорит она.

На взгляд некоторых соблюдающих мусульман, Атамбаев сам рискует впасть в гиперкомпенсацию. Вместо оздоровления отношений между религией и государством он может углубить пропасть между верующими и постсоветской элитой. Так, например, 19-летняя мусульманка, студентка Кыргызского национального университета Айзада Женишбек кызы не согласна со сравнением Атамбаева одетых в черное девушек в хиджабах со «вдовами».

«Я ношу не траур, – сказала она EurasiaNet.org. – Это моя религия и моих родителей, предписывающая женщинам скромность. В Коране не написано, что девушкам нужно носить яркие одежды. Выступление нашего президента не было продумано».

Это мнение разделяет и подруга Женишбек кызы, назвавшая только свое имя – Мадина. «Я вижу, как наши чиновники публично молятся на Орозо-айт [празднике по случаю окончания священного месяца Рамадан], и слышу, как [вице-премьер Камила] Талиева похваляется, что совершила хадж. Но эти люди понимают лишь власть и пиар. Мне кажется, они не веруют», – говорит Мадина.

Автор: Крис Риклтон