1 min read

Недостижимые планы по решению проблемы торгового дефицита, возникшей в связи с запретом продуктов питания из Европы.

Оригинал опубликован на сайте Института по освещению войны и мира. Авторы: редактор IWPR в Казахстане Надия Букейханова, выпускник школы Kloop Media Тимур Токтоналиев и контрибьютор IWPR в Таджикистане Нилуфар Каримова.

Эксперты предупреждают, что государства Центральной Азии вряд ли смогут извлечь выгоду из бойкота, объявленного Москвой на продукты питания из Европы, и способствовать развитию собственного сельскохозяйственного сектора.

В указе, выпущенном 6 августа, российский президент Владимир Путин объявил однолетний запрет почти на все продукты питания, ввозимые из Евросоюза и США, в ответ на санкции, введенные из-за политики России в отношении Украины.

Вскоре после объявления запрета, Россия предложила бывшим центральноазиатским странам Советского союза помочь заполнить этот дефицит. Министр сельского хозяйства Николай Федоров назвал Узбекистан и Таджикистан вместе с Китаем, Турцией, Аргентиной и другими в качестве стран, которые, как он надеется, могут помочь России компенсировать дефицит.

Центральноазиатские государства отреагировали с энтузиазмом. Узбекистан, лидер в регионе по производству сельскохозяйственной продукции, заявил, что планирует удвоить объем экспорта фруктов и овощей в Россию до 500 тысяч тонн к концу 2016 года. Таджикистан пообещал увеличить реализацию фруктов и овощей в Россию в пять раз, а Казахстан быстро провел переговоры с российскими официальными лицами об увеличении экспорта мяса, молочной продукции и овощей.

Россия воспользовалась встречей Евразийской экономической комиссии, регулирующего органа Таможенного союза, возглавляемого Москвой, в которую также входят Беларусь и Казахстан, чтобы устранить существовавшие ранее помехи для ввоза фруктов и овощей из Кыргызстана. Не будучи членом, Кыргызстан надеется вступить в торговый союз к концу текущего года.

Министр экономики Кыргызстан Темир Сариев призвал фермеров страны объединиться в ассоциации, поскольку российские оптовые покупатели и перерабатывающие заводы не будут работать со множеством мелких поставщиков.

Некоторые эксперты предупреждают об опасностях слишком рьяной реакции на призыв России к обеспечению продуктами питания из Центральной Азии. Неясно, сможет ли сельскохозяйственный сектор вырасти так быстро и, в любом случае, российский запрет на ввоз продуктов питания с Запада будет действовать в течение одного года. Кроме того, даже если производство сможет быть увеличено, акцент на экспорте сократит наличие продуктов питания на местном уровне и может привести к повышению цен.

Ошский рынок в Бишкеке, 2009 год. Фото: neiljs, Flickr.
Ошский рынок в Бишкеке, 2009 год. Фото: neiljs, Flickr.

Заместитель министра экономики Кыргызстана Данил Ибраев сообщил IWPR, что знает о рисках, связанных с ростом цен на внутреннем рынке, но положительный эффект перевесит эти риски.

«Это подорожание будет соответствовать богатению не одного человека, а группы фермеров. У него будет техника, он построит хранилища, увеличатся объемы и так далее», – говорит Ибраев.

В Казахстане Зейнулла Какимжанов, бывший министр финансов, а ныне бизнесмен, выразил сомнение, что новый спрос со стороны России приведет к увеличению производства. На персональной странице в «Фэйсбуке» он написал, что сельское хозяйство – это не «конвейер, скорость не регулируется поворотом ключа и пожеланиями».

Также Какимжанов отметил, что краткий срок годичного запрета Москвы означает, что вряд ли фермеры будут рисковать и переключаться на экспорт в Россию, и ставить под угрозу длительные отношения с уже существующими клиентами.

Данную точку зрения разделяют и производители, отмечающие, что заявление было сделано слишком поздно в сельскохозяйственном году.

Дамира Буканчиева – директор предприятия «ТокмокПлодОвощ» в Кыргызстане, которое реализует фруктовые соки и переработанные овощи на внутреннем рынке и в соседний Казахстан.

По ее словам, хотя реализация в Россию является очень привлекательным предложением, она может принять его только в случае перепроизводства, поскольку у предприятия уже есть другие договорные обязательства.

«Мы будем планировать [экспорт] на следующий год, нас же только недавно осведомили», – говорит Буканчиева.

Мария Досанова из компании “Фрут Холдинг Сарыагаш” на юге Казахстана, на границе с Узбекистаном, говорит, что страна просто не получила достаточно урожая.

«При помощи Узбекистана объем [спроса] покрыть можно», – говорит она.

Несмотря на большую долю сельского хозяйства в экономике Узбекистана, и тот факт, что предприятия, связанные с экспортом, контролируются всего несколькими лицами, близкими к правительству, некоторые аналитики сомневаются, что он сможет приспособиться к новому рынку.

Зеленый базар в Душанбе, 2008 год. Фото: Em and Erniem Flickr.
Зеленый базар в Душанбе, 2008 год. Фото: Em and Erniem Flickr.

Небольшой Таджикистан также надеется извлечь выгоду из возможности продавать в Россию. Фируз Содыков, аналитик Центра стратегических исследований, уверен в том, что призыв Москвы заменить западный импорт поможет Таджикистану повысить текущий уровень производства.

«На данный момент производство низкое и мы можем снабдить 15 процентов российского рынка [фруктами и овощами]», – говорит Саидов.

Эти предполагаемые показатели опровергают другие эксперты, среди них экономист из Душанбе Зулфикор Исмоилиён, который заявляет, что у Таджикистана дефицит продукции, и он сам ввозит фрукты и овощи из Китая, Ирана и Пакистана.

«У нас есть арбузы, они низкого качества, их экспортируют в Афганистан и Пакистан, оттуда завозят картошку. В Россию мы можем вывозить только виноград, капусту и сухофрукты», – говорит он.

Исмоилиён подчеркивает, что те времена, когда Таджикистан был основным сельскохозяйственным производителем Советского Союза, уже давно прошли.

«Несмотря на то, что многие пахотные земли люди взяли и превратили в сады, мы не можем собрать урожай», – говорит он.