Алтынбек Максутов известен как постановщик открытия Всемирных игр кочевников. Фото с его страницы на "Фэйсбуке".
Кандидат в министры культуры Алтынбек Максутов рассказал в интервью Kloop.kg о том, как он будет развивать культуру и туризм при тяжёлом положении в отрасли.

Максутов, художественный руководитель филармонии, сказал в интервью Kloop.kg, что начнет свою работу с повышения открытости ведомства и создания сайта, на котором «смог бы объявлять о всех планах» министерства.

«Чтобы любой работник культуры, музея или актёр могли зайти на сайт из любого региона, и он был понятен для всех. Сейчас всё должно быть современным, такие сейчас технологии. Будут смотреть с сотового телефона или с компьютера», — сказал он.

Максутов пообещал, что за первые два месяца с того момента, как его утвердят во главе министерства, он сделает для Кыргызстана «хороший культурный продукт».

По его словам, туристическая отрасль может начать развиваться в Кыргызстане, если страна будет показывать своё «этническое, историческое и духовное развитие» и красоту кыргызской природы.

«Вместо того, чтобы показывать города, мы должны показывать нашу природу — в ней красота нашей земли. Например, этно. Мы должны показывать духовное развитие нашей страны — этническое, историческое. Мы можем хорошо развиваться по этой линии», — сказал Максутов.

Он стал кандидатом на пост министра культуры после того, как прошлая глава ведомства Камила Талиева была уволена со своей должности по решению фракции «Ар-Намыс» и последующего указа президента.

Кандидатура Максутова была предложена на пост главы ведомства по итогам голосования фракции «Ар-Намыс». Теперь его должны одобрить в должности министра на заседании парламента.

Конная игра кок-бору. Фото: Ceyhun Kavakci, Flickr.
Конная игра кок-бору. Фото: Ceyhun Kavakci, Flickr.

О состоянии культуры в Кыргызстане

Что такое культура?

Kloop.kg: Зеркало общества?

Да, зеркало народа. Это пример для народа или, как говорят по-русски, это эталон. Люди должны стремиться к этому.

Сейчас, говорят, что в культуре Кыргызстана заняты 18 тысяч человек. Считаю, что это не так. Всё население страны — 5 млн. жителей — относятся к культуре. Людей культуры очень много.

Состояние культуры с одной стороны тяжелое, но с другой трудящиеся для культуры — это сильные личности. Культура строится выдающимися личностями страны, самыми творческими людьми.

Министерство культуры — самое проблемное, потому что культуре нет предела. У творческих людей нет барьеров, поэтому и управлять культурой очень тяжело.

Меня радует, что происходят реформы.

Во-первых, потому что в истории Кыргызстана впервые министр культуры отбирается по конкурсу. Я не радуюсь тому, что я прошел, а радуюсь тому, что происходят такие изменения.

Фото: Charles Roffey, Flickr.
Фото: Charles Roffey, Flickr.

О неопытности в политике

Многие, как я слышал, сегодня обсуждают, что я не был никогда в политике: «Если этот мальчик не работал в политике, творческая личность, как он будет нами управлять?».

Я уже 25 лет в культуре. Я варюсь в этом котле. Я знаю всю культуру изнутри. Есть очень много вещей, которые я могу сделать не словами, а делом, потому что я знаю эту кухню изнутри.

Я раньше не был чиновником. Начинал свою трудовую деятельность с монтажёра, дорос до художественного руководителя.

Каждая творческая личность думает о том, как развивать министерство культуры. И мои мысли, и мысли творческих людей схожи, поэтому у меня есть своя программа. В течение месяца, даст Бог, я покажу ее.

Я готов работать ради творческих людей, полностью отдаваться этому делу, сколько бы времени мне ни дали. Я готов работать дни и ночи.

Статуя Манаса в центре Бишкека. Фото: releasethedogs, Flickr.
Статуя Манаса в центре Бишкека. Фото: releasethedogs, Flickr.

О «сектантстве» и алкоголе

Сейчас меня осуждают и обсуждают некоторые наши аксакалы. Я не знаю, кто точно такое говорит, но меня называют сектант и жайсанчы (человек, несогласный с официальными версиями эпоса «Манас» — прим. ред.).

Я хочу сказать, что я не жайсанчы. Я в субботу в свободное время специально поехал на 120-летие великого манасчы Саякбая Каралаева. Я подошел к организаторам и сказал: «Давайте проведем это мероприятие на государственном уровне, на мировом уровне. Пусть знают о нашей стране, о нашем «Манасе», о талантах его сказителей»

Сколько мы спорили и доказывали, что «Манас» это наше достояние! Поэтому я поехал и предложил это. А некоторые люди по-другому воспринимают.

Во-вторых, говорят, что все артисты пьют, и что я на два дня ушел в запой. Нет, я трудился. Может я и не стану министром, но я не бросаю свою работу. Я вообще непьющий человек. Я и не пил, и не пью, и не буду пить. Говорят, что алкоголь сохраняется в крови 10 дней, пусть проверяют.

Кыргызский калпак в Оше. Фото: kvitlauk, Flickr.
Кыргызский калпак в Оше. Фото: kvitlauk, Flickr.

О кыргызском языке

Все говорят, что я не знаю русского языка. Я сам учился в Москве. В Ташкенте я учился режиссуре. В Куренкеево я получил музыкальное образование. Еще у меня есть художественное образование. Сейчас все предметы ведутся на русском. В Москве мне никто ничего на кыргызский не переводил. Но я знаю русский язык и владею им.

Если мы не будем уважать свой язык, то нас никто уважать не будет. Если министр культуры будет говорить на русском, это будет неправильно. И когда мы будем выезжать за пределы страны, мы должны брать с собой переводчиков. Они же на нашем языке не говорят. Поэтому мы должны уважать свой язык.

Как я говорил вначале, культура должна быть примером. Я тоже, живя в нашем современном мире, начал говорить на полукыргызском, на полурусском. И сейчас я сам себя учу говорить на чистом кыргызском языке. У нас очень богатый язык, и я хочу на нем говорить. А русский я понимаю.

Алтынбек Максутов. Фото с его страницы на Facebook.
Алтынбек Максутов. Фото с его страницы на Facebook.

О программе развития

Во-первых, за один месяц я хочу утвердить свою программу. Не словами, а делами, работой.

Если я стану министром, на сайте министерства буду объявлять обо всем. Чтобы любой работник культуры, музея или актёр могли зайти на сайт из любого региона, и он был понятен для всех.

Сейчас всё должно быть современным, такие сейчас технологии. Будут смотреть с сотового телефона или с компьютера.

Во-вторых, за два месяца я хочу сделать хороший культурный продукт.

О туризме и информации

Если говорить о туризме, даже то мероприятие, которое прошло недавно — Всемирные игры кочевников. Там все было правильно, красиво и собрано, потому что вся работа, которая была проведена прямым образом, относится к министерству культуры.

Во-первых, мы показали всему миру нашу культуру. Во-вторых, благодаря средствам массовой информации о нас узнал весь мир. Сколько техники, сколько журналистов было, не считая наших. Много их было.

Теперь о туризме.

Я в течение десяти лет был художником и рисовал природу нашей страны. На пляже, в горах я мечтал, что наш туризм будет развиваться в лучшую сторону, я проектировал, я представлял себе. Вот тогда бы наше государство развивалось.

Мы не можем показывать наши города — мы должны показывать нашу природу. В них красота нашей земли.

Например, этно. Мы должны показывать духовное развитие нашей страны — этническое, историческое. Мы можем хорошо развиваться по этой линии.

Культура и экономика должны развиваться вместе. В одном темпе. Не может быть такого, чтобы культура шла вперед, а экономика оставалась позади. Или чтобы экономика развивалась, а культура отставала.

Они должны развиваться на одном уровне. Во Франции, например, есть министерство культуры и языка. Поэтому я даю вам интервью на кыргызском.

Реконструкция исторического события в центре Бишкека. Фото: АБР, Flickr.
Реконструкция исторического события в центре Бишкека. Фото: АБР, Flickr.

О менеджменте и маркетинге

Проблема не в зданиях культуры, а в отсутствии маркетинга и менеджмента.

Я работаю в сфере театра уже больше 20 лет. Там какая ситуация — на государственные деньги ставятся спектакли, проводятся премьеры, а зрителя нет. Зритель только на премьере. По какой причине? Потому что не предоставляется информация о спектаклях, о театре. Нет никакого пиара.

Во-вторых, у нас нет таких штатов. В театре есть один администратор, который только продает билеты. Он успевает только продавать билеты. А пиаром, менеджментом никто не занимается.

Ни телевидение, никто не интересуется миром театра. Потому что у театра на это нет денег. Театр — государственное учреждение. Ситуация в театрах тяжкая.

А премьеры в филармонии это вообще другое. Тут показывается очень много того, что выходит из народа, таланты народа. Народ тянется, поэтому это развивается. Сегодня в день не один концерт, а, к примеру, три.

А в других учреждениях ситуация тяжкая.

О старых ветхих зданиях. На данный момент у нашего государства нет денег для реконструкции обветшалых зданий. До этого мы как-то сохранили то, что было.

Мы не должны ждать помощи извне. Мы должны просить у наших же инвесторов.

Я понимаю, что у теоретического инвестора красивый богатый дом, но он же может помочь своему государству и гордиться этим. Я свято верю, что в нашей стране есть такие личности, которые готовы инвестировать в культуру.