«Новости»: главное произведение постсноуденовской эпохи

Сериал «Новости» в своём третьем сезоне от внутренних проблем журналистики обратился к более спорной дилемме и сделал свои лучшие пять серий.

«Новости» завершились — шестая серия третьего сезона, вышедшая 14 декабря на телеканале HBO, стала последней. Авторский проект сценариста Аарона Соркина, писавшего искромётные диалоги к финчеровской «Социальной сети», завершился внезапно, но достойно. Всё, что предшествовало развязке в третьем сезоне, было исключительным для телевидения явлением.

Продукты американской культуры, казалось бы, примечательны явным плюрализмом мнений — каким еще образом были бы возможны оскароносный триллер «Цель номер один» или сериал «Родина»? Но примечательность всего сегмента в том, что эти фильмы и сериалы разоблачают тайны операций ЦРУ и ФБР по актуальным, но уже прошедшим темам. Бен Ладен мёртв, а американские войска ушли из Ирана еще три года назад.

«Новости» же подняли вопрос, который стоял остро год назад, во время сноуденовских разоблачений, но остается незакрытым и сегодня. Несёт ли журналист ответственность за рассекреченную информацию, если источник остается анонимным?

newsroom-final-season

Плавно развивая вопрос из шутливой формы в параноидальный консенсус, «Новости» пошли дальше, привлекли министерство юстиции и генеральную прокуратуру и предложили свой вариант действий чиновников. И оспаривать оптимистичную развязку при этом не стоит — кульминационный момент третьего сезона это не освобождение Уилла Макэвоя из тюрьмы, а его уверенная речь в глаза помощнику прокурора в третьей серии.

Причём базу для этого исследования Соркин набрал внушительную. Это и предшествующий провал с операцией «Генуя», когда новостной канал ACN из сериала рассекретил ложную информацию, и параллельные изучения журналистских вопросов. Любовные пары персонажей «Новостей» попеременно исследовали этические дилеммы журналистов относительно тайных способах получения инфоповодов и объективности «лайков» и просмотров как показателей качества материалов. Ключевой сюжетный конфликт сезона, ближущееся банкротство телеканала, развивало другую мысль о прямой зависимости журналистской работы от желаний крупного капитала.

Эти отвлеченные, казалось бы, темы, создали мощный плацдарм для ключевой линии сноуденовского характера (ему, кстати, тоже передали привет). В итоге выводы Соркина выглядят не как дешевая уловка для поднятия рейтингов, а действительно как выводы.

Вот что на самом деле делает финал сериала хорошим. Это не пополочный разбор всех сюжетных вопросов, не деликатное обещание персонажам сериала хорошей жизни, а смелая и неординарная идея, которая заставит не просто удовлетвориться потраченными часами жизни (что остается ключевым недостатком хороших сериалов: они забирают много времени; впрочем, плохие забирают еще больше). Идея должна побудить зрителя задуматься и заинтересоваться, и если «Как я встретил вашу маму» в этом году завершился аналогично, но лишь пошёл вразрез фабуле истории, то «Новости» подняли важный вопрос и привели весомые аргументы. После такого и «Настоящий детектив» вот так сразу лучшим сериалом года назвать язык не повернётся.