Известно, что большинство уехавших в Сирию кыргызстанцев – жители южных областей республики. По некоторой информации, вербовщики активизировали свою деятельность и в северных регионах.

Есть мнения, что рекруты пользуются религиозной безграмотностью граждан и их тяжелым социальным положением. Специалисты заявляют, что деятельность компетентных органов в решении этой проблемы не дает результатов.

«​В Сирии муж женился на другой»​

В «Азаттык» обратилась женщина по имени Гульмира (имя изменено. – Ред.). Она живет в Чуйской области. Ее супруг в мае прошлого года уехал на заработки в Казахстан, а далее отправился в Сирию.

«Мой муж уехал на заработки, однажды он позвонил и сказал, что находится в Турции. «Здесь хорошо жить. Мы ездим в Сирию, граница открыта. Я тебе отправлю смс-сообщение с моим адресом в «Скайпе». Никому не говори, что связываешься со мной», – сказал он. Я согласилась, по «Скайпу» он сказал, что уехал в Сирию на джихад», — сокрушается Гульмира.

По ее словам, супруг готовится работать врачом для боевиков. Она отмечает, что не знала о том, что его завербовали:

— Он устроился работать на станцию техобслуживания. Его там и завербовали. Там работали наши же родственники, но, видимо, они являются членами какой-то радикальной организации. Он начал меняться, как только устроился там работать. Он и раньше читал намаз, но не был таким рьяным в вере. Он стал заставлять меня надевать хиджаб, читать намаз. Вот так он и уехал в Казахстан. И пропал. Когда он уезжал, я была на восьмом месяце беременности. После родов я вышла с ним на связь. Он говорил, чтобы я любыми путями вместе с детьми ехала к нему.

Таким образом, муж начинает настаивать на приезде Гульмиры в Сирию. Однако она, понимая, с какой целью ее муж находится в Сирии, отказалась. Чуть позже она от его родственников узнала, что он в Сирии женился на женщине, тоже приехавшей туда из Кыргызстана:

— После этого мы начали общаться открыто. Он сказал, что если я не приеду к нему, его заставят жениться. «Ты говоришь, что уехал в Сирию умирать. Что нам там делать?», – спросила я его. Он говорит только о религии, в последнее время мы даже не можем с ним нормально поговорить. Я пошла к его сестре и сказала, что собираюсь ехать в Сирию. Она попалась на уловку и, растерявшись, сказала, что он там женился и показала фотографию, которую он ей отправил. Та женщина из Иссык-Кульской области. После этого его родственники меня прогнали, заявив, что их сын уже женат на другой женщине.

Таким образом, Гульмира с двумя детьми на руках оказалась на улице.

Вербовщики меняют свои методы

Государственный комитет национальной безопасности сообщает об упорной борьбе с каналами вербовки наемников в Сирию. Только на днях ГКНБ заявил о пресечении устойчивого канала. Силовики предполагают, что в республике существует четыре таких схемы.

Пресс-секретарь ГКНБ Рахат Сулайманов отмечает, что подавляющее большинство наемников уехало в Сирию из южных областей, но в последнее время началась активизация деятельности вербовщиков и в северных регионах. Поэтому ГКНБ ведет контроль над ситуацией во всех областях республики:

– Люди не уезжают только из Баткена или Оша. В других регионах тоже имеет место рекрутирование. Мы проводим разъяснительную работу во всех регионах. Совместно с соответствующими органами проведено более 600 мероприятий. В результате такой деятельности мы отговорили от отъезда многих граждан.

Несмотря на это эксперт по религиозной безопасности Эсен Усубалиев считает, что деятельность силовиков по этой проблеме не дает реальных результатов:

– Конечно, я хорошо оцениваю работу наших органов безопасности. Они проводят профилактику, работают с возвратившимися из Сирии гражданами. Однако их возможности ограничены. Например, последователи радикальных религиозных течений находят разные пути и меняют методы работы. Здесь органы бессильны, у них нет технологий, чтобы постоянно отслеживать действия радикалов. Все упирается в деньги. Хорошо, если государство уделяло бы этой проблеме больше внимания.

В 2014 году Государственный комитет национальной безопасности возбудил 137 уголовных дел, связанных с терроризмом, 76 из них направлены в суд. Большинству уезжающих в Сирию молодых людей от 16 до 22 лет.

Первая информация о гражданах Кыргызстана, участвующих в боевых действия в Сирии, появилась два года назад. За это время, по официальным данным, туда уехали более 200 граждан КР.