Eurasianet: Живущее вблизи хвостохранилищ население плохо информируют об опасностях

После развала СССР никто особо не следил за могильниками и не занимался поддержанием их в безопасном состоянии. По информации МАГАТЭ, в Майлуу-Суу необходимо срочно провести очистительные работы. В 2006 году базирующаяся в Нью-Йорке природозащитная организация Blacksmith Institute включила Майлуу-Суу в список самых загрязненных мест на планете.

Оригинал репортажа опубликован на сайте Eurasianet.org.

Айнагуль Парпибаева, работающая фармацевтом в аптеке на первом этаже центральной больницы Майлуу-Суу, проводит ладонью по шее слева направо, показывая жестом «хватит!».

«У нас каких только нет болезней. У многих рак, лейкемия. Я думаю, что это из-за урана, но власти держат нас в неведении», — сказала она, добавляя, что люди постоянно приходят к ней с жалобами на одни и те же болезни, «например, дети, которых тошнит и рвет».

Создается впечатление, что любому жителю этого основанного еще в советские времена шахтерского города на юге Кыргызстана есть, что рассказать о смерти близких, особенно от рака. Раньше Майлуу-Суу был закрытым городом, а его жители получали неплохие зарплаты, работая во вредных для здоровья условиях. Здесь в 1946-1967 годах производился концентрат урана (U3O8) для первых советских ядерных бомб и атомных электростанций. Миллионы тонн отходов производства зарывали здесь же, вдоль реки.

О здоровье рабочих особо не заботились. «Выполнение плана, как правило, было важнее защиты окружающей среды, здоровья и безопасности», – говорится в одном из опубликованных в 2010 году докладов Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

После развала СССР никто особо не следил за могильниками и не занимался поддержанием их в безопасном состоянии. По информации МАГАТЭ, в Майлуу-Суу необходимо срочно провести очистительные работы. В 2006 году базирующаяся в Нью-Йорке природозащитная организация Blacksmith Institute включила Майлуу-Суу в список самых загрязненных мест на планете.

Особую обеспокоенность вызывают радиоактивное загрязнение и повышенное содержание радона. Что не менее важно, кроме урана в местных могильниках также присутствуют кадмий, мышьяк и прочие тяжелые металлы, которые уже начали просачиваться в источники питьевой воды.

Майлуу-Суу — одно из семи мест в Кыргызстане, где расположены радиоактивные могильники «хвостов», то есть отходов переработки урановой руды. Также такие хвостохранилища имеются в Узбекистане и Таджикистане, где, по данным международных организаций, власти еще менее озабочены устранением этой угрозы и информированием населения.

Дети, живущие в находящемся ниже могильника районе, берут воду из местного источника. (Фото: Дэвид Триллинг)
Дети, живущие в находящемся ниже могильника районе, берут воду из местного источника. (Фото: Дэвид Триллинг)

По данным правительства Кыргызстана, в республике имеется 92 могильника, содержащие 254 млн кубометров (или 475 млн тонн) отходов (причем не только урановых «хвостов»). Более того, эти могильники часто расположены вблизи рек.

Многие из этих рек, включая ту, что протекает через Майлуу-Суу, текут в плодородную Ферганскую долину, где живет около 10 млн человек. С точки зрения представителей международных гуманитарных организаций, основной угрозой являются не локальные утечки и их влияние на здоровье людей, которое пока плохо изучено, а риск загрязнения более обширных территорий.

В 2002 году оползень в этом районе перекрыл течение реки. В результате она чуть не затопила один из могильников, что привело бы к утечке вредных веществ в Ферганскую долину, находящуюся в 15 милях вниз по течению. По данным некоторых исследований, подобное происходило примерно каждые 10 лет на протяжении второй половины XX века.

«Некоторые построенные в советские времена заградительные дамбы находятся в очень плохом состоянии», — отметил директор Агентства по обращению с хвостохранилищами Министерства чрезвычайных ситуаций Кыргызстана Дамир Кушбаков.

По его словам, средства на проведение профилактических работ ограничены. Выделяемого ему скромного бюджета хватает лишь на срочный ремонт могильников с самым высоким риском утечки вредных веществ в реки. Значительная часть средств из бюджета уходит на заполнение ям, вырытых местными жителями, собирающими металлолом.

В беседах с десятками местных жителей выяснилось, что мало кто из них знает о невидимой угрозе, хотя чиновники утверждают, что проводят информационные кампании и предупреждают детей держаться подальше от хвостохранилищ. «Даже в больнице они ничего нам не сообщают об угрозе для здоровья и не говорят нам не ходить туда [к могильникам]», – сказала 35-летняя местная жительница Чинара Сариева, баюкая на руках младенца.

Светлоглазая девочка 12 лет также удивилась, когда ее спросили, предупреждали ли ее учителя о могильниках. «Нет. А что?» — ответила она.

Стоя на никак не помеченном могильнике, сотрудник МЧС Каныбек Кыдыров говорит, что уран просачивается в протекающую в нескольких метрах от захоронения реку. За его спиной пастух гонит коз через зараженную территорию. В нескольких километрах вниз по течению мальчишки ловят рыбу сетями.

Местные врачи с неохотой говорят о риске для здоровья, который представляют хвостохранилища. Один из них утверждает, что высокая заболеваемость раком матки в Майлуу-Суу объясняется тем, что местные женщины мало занимаются сексом.

Несколько бетонных столбов – это все, что осталось от заграждения вокруг уранового могильника. (Фото: Дэвид Триллинг)
Несколько бетонных столбов – это все, что осталось от заграждения вокруг уранового могильника. (Фото: Дэвид Триллинг)

Между тем, Шведский институт экологической медицины установил значительную связь между кадмием, тяжелым металлом, содержащимся в воде в Майлуу-Суу, и повышенным риском развития рака матки.

Окумжан Максуталиев, замдиректора главной больницы города, подтверждает, что заметил рост случаев заболевания раком в последние годы, но настаивает, что ничего особенного в Майлуу-Суу нет.

«Заболеваемость раком растет по всему миру», – заявил он.

В декабре 2013 года Генеральная ассамблея Организации Объединенных Наций приняла не обязательную к исполнению резолюцию с призывом к международному сообществу помочь государствам Центральной Азии c очисткой загрязненных территорий.

За прошедшие с момента обретения Кыргызстаном независимости десятилетия Евросоюз, ООН, Европейский банк реконструкции и развития и другие доноры потратили миллионы на различные программы по оценке. Но местные чиновники жалуются, что дела в этой сфере движутся медленно.

По причине нехватки информации и озабоченности по поводу коррумпированности чиновников, среди населения, не привыкшего ждать помощи от государства, возникают теории заговора.

«Говорят, что представителям властей доплачивают за вредность, – говорит фармацевт Парпибаева. – Нам тоже должны платить, но не платят. Наверное, они прикарманивают эти деньги».

Ира Сариева, 58-летняя женщина, из-за маленькой пенсии торгующая женской одеждой, придерживается схожей точки зрения и заявляет, что чиновники присваивают средства, выделенные иностранными донорами на очистку загрязненных территорий.

Но существует один проект, который считают успешным как доноры, так и местные чиновники. В 2010-2012 годах в рамках проекта под руководством Всемирного банка отходы из одного из наиболее опасных из 23 расположенных в Майлуу-Суу могильников перезахоронили в более безопасном месте. Стоимость проведенных работ составила $8,4 млн. Перезахоронение оставшихся наиболее подверженных риску могильников в городе, по подсчетам МЧС, обойдется еще в $50 млн. Другие считают, что цена будет в несколько раз выше.

Некоторые местные жители противятся перезахоронению отходов, отчасти по причине плохой информированности, а также из-за недоверия властям.

63-летняя вдова Джумакан Бекбаева, на попечении которой осталось большинство из девяти ее внуков, т.к. ее дети работают в России, говорит, что вскоре после завершения проекта Всемирного банка ее 8-летняя внучка заболела лейкопенией (сопряженной со снижением количества лейкоцитов в крови).

«Это все из-за урана, потому что они раскопали отходы, – сказала она. – Все здесь связывают любую смерть с шахтами. После того, как раскопали могильник, многие умерли. Люди так считают, но наши доктора не признаются».