Кулов и Жээнбеков: О геях, “иностранных агентах” и Евромайдане [+видео]

Равшан Жээнбеков и группа соратников-оппозиционеров вступили в партию “Ар-Намыс” Феликса Кулова — сразу после объявления они дали эксклюзивное интервью на радио Kloop.kg. Они заявили, что придерживаются различных взглядов и принципов, но это не помешает партийному строительству.

Политическая партия «Ар-Намыс» пополнила свои ряды оппозиционными депутатами Равшаном Жээнбековым, Омурбеком Абдырахмановым и экс-генпрокурором Кубатбеком Байболовым.

Объединение партии Феликса Кулова и оппозиционных политиков случилось в преддверии парламентских выборов, которые пройдут 4 октября 2015 года.

Равшан Бабырбекович, вы часто выступаете с критикой российской власти. А на парламентских выборах 2010 года «Единая Россия» поддерживала партию “Ар-Намыс”. Как получилось, что вы решили войти в нее?

Равшан Жээнбеков: Вы правы, в самом деле, те люди, которые вошли в партию «Ар-Намыс», в основном, оппозиционные политические деятели, но, все-таки, я хочу сказать, что приближаются выборы, и мы хотим построить парламентаризм, и нас это объединяет. Объединение политиков во время парламентских выборов должно быть. Мы, которые вошли в партию сегодня, имеем достаточно долгую политическую историю, и через многие политические акции, турбулентности, проходим вместе последние 10-15 лет.

В сообщении о совместном участии под флагом «Ар-Намыс» вы указали следующие принципы: консерватизм в политике, идеологии, воспитании и либерализм в экономике. Все-таки вы кем являетесь, либералом или консерватором?

Феликс Кулов: Когда шел разговор о том, что кто-то [из нас] проамериканский, кто-то пророссийский, я думаю, это ошибочные штампы, которые некоторые СМИ навешивают на отдельных депутатов. Когда Омурбек Абдырахманов и Равшан Жээнбеков ушли в оппозицию, естественно, находясь в оппозиции к правящей коалиции, они критиковали [её] по разным вопросам. Имея в виду, что Равшан Жээнбеков учился в США, а Омурбек Абдырахманов и Кубатбек Байболов ездили в США, [многие] посчитали, что они проамериканские. Когда говорим о консерватизме, мы говорим о преемственности, а преобразования должны быть постепенными.

Равшан Бабырбекович, в качестве консерватора, как вы теперь будете относиться к «антигейскому» закону?

Р. Ж.: Мы до этого [его] не поддерживали, то есть некоторые из нашей команды не поддерживали. Например, был единственный депутат, который проголосовал за этот закон — это был Омурбек Абдырахманов. То есть, я был против этого закона. Меня не было, я не голосовал. Я бы сказал, Феликс Шаршенбаевич прав в одном: мы должны давать свободу людям, но пропагандировать ценности, которые не совсем подходят для нашей сегодняшней реальности. Если это касается личности, это должно быть личным делом каждого человека. Если они сами у себя [это] решают, если это личный вопрос, мы должны оставить их в покое, но когда этот вопрос поднимался в парламенте, мы спорили о пропаганде.

Есть еще и другой законопроект — закон об «иностранных агентах», в котором между вами есть разногласия. Что можете сказать по этому поводу?

Ф. К.: Были у нас разногласия по такому вопросу, это в отношении иностранных агентов. Я не автор этого законопроекта, но считаю, что ничего страшного нет в этом законе. К «иностранным агентам» причисляются те организации, которые имеют два признака: они получают деньги из заграницы и занимаются политической деятельностью. Я считаю нормальным явлением, когда даже в семье друг другу оппонируют. Самое главное, мы не убиваем друг друга, а пытаемся разговаривать с помощью аргументов.

Р. Ж.: На самом деле, до этого, в отношении этого закона мы придерживались разных позиций. Но это не значит, что мы не должны объединяться. Члены партии могут расходиться во мнениях, возможно даже могут придерживаться разных взглядов, но мы договорились, что независимость депутата все-таки будет сочетаться с принципами партийности. Если мы по каким-то вопросам договариваемся внутри партии, мы обязаны придерживаться [этой договоренности]. Если мы не договариваемся, то депутат имеет право на свободное голосование.

Вы заявляли, что Клару Сооронкулову отстранили законным путем, и что нет ничего антиконституционного в сборе биометрических данных. На чем основывается ваша позиция?

Ф. К.: Сбор биометрических данных не противоречит Конституции, и использование этих данных тоже в рамках Конституции. […] А то, что [Клара Сооронкулова] озвучила свое мнение до суда — это является грубейшим нарушением, которое можно представить для судьи. Она не имела права этого делать. Она поступила как человек, который не очень разбирается в судебной этике. За это она подлежала увольнению.

Р. Ж.: Демократия — это не только схожесть во мнении, так же это терпение чужих взглядов. Это когда мы создаем среду для инакомыслия. То, что мы голосовали по-разному, не значит, что мы не должны создавать альянс.

Как вы относитесь к тому, что Равшан Бабырбековыч ездил и поддерживал Евромайдан?

Ф. К.: Если он поехал, то это его личное дело. Ну бывают еще ошибки молодости. […] Если меняет [свою позицию] объективно, это нормально.

Р. Ж.: Это было до вхождения в партию, 2 года тому назад. Это было мое личное решение. Я выразил свою позицию. Если в дальнейшем будут такие вопросы, мы будем обсуждать внутри партии.

Равшан Бабырбекович, после вхождения в партию «Ар-намыс», будете ли вы дальше критиковать власти?

Р. Ж.: Моя цель — не критика властей. Критика — это всего лишь маленький инструмент. Моя цель — укрепление парламентаризма, это большая цель . Мы готовы объединяться, и со всеми, потому что самое главное в моей деятельности — это демократия и парламентаризм. И это важнее всего.

Ф. К.: Я являюсь председателем правящей коалиции, мы критиковали правительство больше, чем оппозиция. Кстати, у нас нет оппозиции, у нас есть отдельные депутаты, настроенные оппозиционно. Парламентской оппозиции, в классическом понимании, у нас в стране нет. И мы, коалиция, критиковали правительство больше, чем они. Вы мне тоже можете задать вопрос, что изменится, если пришли к нам оппозиционеры. Еще больше будем критиковать. Вот и все.


1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Девушке мягко говоря, не хватает опыта в беседе с политиками. Клооп, в следующий раз подберите пожалуйста более профессионального журналиста. Самим же потом приятно будет.

Comments are closed.