1 min read

Дженнифер Нельсон из городка Часка в американской Миннесоте работала 10 лет назад волонтёром в Кыргызстане. В течение двух лет она жила в селе и обучала местных жителей.

Спустя 10 лет после своей поездки она вместе с матерью написала книгу о прожитых двух годах в Кыргызстане «Я — это я, благодаря тебе». В книге она описывает, насколько проста и размеренна жизнь в кыргызской глубинке.

За основу была взята переписка Нельсон с её матерью Карен Лоуренс, очень переживавшей за дочь и пытавшейся «создать у себя дома такие же условия», в которых той пришлось жить в Кыргызстане.

Издание «Часка Геральд» взяло интервью у Нельсон. Материал публикуется в сокращенном переводе. Оригинал опубликован на сайте газеты.

Если, находясь в Миннесоте, вы решили бы пробурить Землю насквозь, то оказались бы чертовски близко к Кыргызстану.

«Это очень далеко» — говорит Карен Лоуренс. А когда ее дочь, Дженнифер Нельсон, находилась в кыргызском отделении Корпуса Мира на протяжении двух лет, Карен не раз казалось, что это настолько далеко, насколько вообще возможно.

Дженнифер работала в Корпусе Мира целых десять лет назад — в 2004-2006 годах — но Лоуренс и ее семья пережили эти годы заново, когда мать и дочь работали над книгой, описывающей опыт Дженнифер, который она получила в Кыргызстане.

«Я — это я, благодаря тебе» («I Am Me Because of You») была издана чуть ранее этим летом. […]

Дженнифер Нельсон и её мать Карен Лоуренс
Дженнифер Нельсон и её мать Карен Лоуренс

«Новые главы»

Дженнифер удалось убедить семью отпустить ее, и в сентябре 2004 года она начала работать в Кыргызстане. Нельсон писала электронные письма домой каждый раз, когда добиралась до интернет-кафе. И звонила каждый раз, когда могла найти работающий телефон. Карен жила ради этих звонков и писем, однако она была не одинока.

«Вокруг было множество людей, которые спрашивали, как дела у Дженнифер», — рассказывает Карен. И, хотя она была рада поговорить о своей дочери, в конце-концов, ей пришлось создать электронную рассылку, чтобы держать всех в курсе.

«Люди говорили, что не могут дождаться следующего письма — для них они были словно новые главы книги», — вспоминает Карен.

Список адресов в рассылке рос, пока Карен не стало казаться, что половина Часки читает о приключениях ее дочери в далекой стране. Мать вспоминает, как Дженнифер смутилась, увидев количество людей получающих эти письма — ведь даже мэр получал новости о ее жизни в Кыргызстане. В итоге именно эти письма стали основой для книги «Я — это я, благодаря тебе»».

Она в деталях описывает историю Дженнифер, путешествующей по плавильному котлу культур Кыргызстана, стараясь внести позитивные изменения в жизни его жителей. Подчас это было так тяжело, что девушка тосковала по дому, чем терзала сердце матери.

Дженнифер ест глаз барана, который в Кыргызстане предлагают почетному гостю
Дженнифер ест глаз барана, который в Кыргызстане предлагают почетному гостю

«Ее чувство юмора помогло ей преодолеть всё это», — говорит Карен. Несмотря на языковой барьер, пронзительный холод, уличные туалеты и различные опасности, Дженнифер, не смущаясь, преподавала английский, продвигала женское ремесленничество и даже открыла женский кружок. Когда она почувствовала себя в Кыргызстане уверенней, тревоги Карен ослабли.

«Я научилась действительно отпускать, доверять, — говорит Карен. — Я поняла, что это нормально – не пытаться контролировать всё. Теперь я сильней».

«Кыргызстан оставил отпечаток»

Нельсон говорит, что она очень изменилась, когда вернулась домой, завершив свою службу.

«Я вернулась с чувством глубокой благодарности за все то, что у меня есть, за то, что я живу в США», — пишет она в электронном письме.

Кыргызстан оставил свой отпечаток на ней.

«Вернувшись, я поняла, что стала менее расточительна, исполнилась большего уважения к старшим (в культуре кыргызов это имеет большую ценность), — пишет она. — Я стала более открытой к тем, с кем обычно не стала бы общаться, более чуткой к людям, для которых английский язык – не родной».

Нельсон говорит, что её опыт открыл всей семье другой взгляд на вещи вокруг.

Карен же во время отсутствия дочери старалась создать для себя условия, похожие на те, в которых находилась Дженнифер, будучи в Кыргызстане.

«Я обнаружила, что чувствую себя ближе к Джен, когда пытаюсь симулировать похожие условия. Я закрывала кран, когда чистила зубы, уменьшила обогрев дома, ограничивала себя в еде», — пишет Карен в своей книге.

«Мне было по-матерински больно понимать, что не могу ничем помочь дочери, когда она испытывает жажду, голод или не может согреться», — пишет Карен.

«Но только через эти испытания я смогла увидеть, какое у нее призвание — служить с таким рвением, силой и красотой. Я поняла, что объятия матери длятся дольше после того, как она отпускает [своего ребенка]».

[…]

Вопросы и ответы с Нельсон:

В: Что читатели должны почерпнуть из вашей книги?

О: Я надеюсь, что, в первую очередь, читателям понравится эта история. Во-вторых, я надеюсь, что те, кто разделяет мои взгляды, осознают, что они тоже могут следовать за своими мечтами. Будь то служба добровольцем Корпуса Мира, новая карьера, хобби – они тоже могут и должны достигать поставленных целей. И наконец, я надеюсь, что те, кто находится по одну сторону с моей матерью, смогут найти способ поддержать своих любимых, устремившихся за своей мечтой.

В: О чем книга заставила вас снова вспомнить?

О: Честно говоря, очень много историй я позабыла, пока не начала редактировать книгу. Однако, даже если я плохо что-то помню, я быстро вспоминаю все детали. Запахи, звуки, эмоции — это все возвращается очень быстро. Больше всего я скучаю по людям, не важно кыргызы это или американцы. Я подружилась со многими людьми, и пусть я не могу оставаться на связи регулярно, все они очень близко к моему сердцу.

05

В: Чего из прежней жизни вам больше всего не хватало, когда вы были в Кыргызстане? О чем из Кыргызстана вы скучаете теперь, когда вы дома?

О: Когда я была в Кыргызстане, я скучала по еде из дома, а также по тому, как просто все устроено в американских семьях. В Америке наша жизнь, в большинстве случаев, гораздо проще. Например, если мы проголодались, мы идем в продуктовый магазин, ресторан или фастфуд. И мы можем сделать это в любое время дня и ночи. Еще я скучала по тому, с какой легкостью я могла общаться и взаимодействовать с окружающими [в США]. Учить русский и быть в окружении кыргызов было иногда трудно, и я скучала по родному языку.

Теперь, когда я дома, я скучаю по людям, с которыми и для которых работала. Я скучаю по простоте жизни кыргызов — гостеприимство и семья были ежедневными вещами. Скорость жизни гораздо ниже в Кыргызстане. В моей маленькой деревне меня ничего не отвлекало: ни СМИ, ни телевидение, ни интернет. Такие простые удовольствия, как чтение книги, прогулка, беседа с другом — на них было гораздо проще сфокусироваться. Жизнь была медленней и ее было легче смаковать.

[…]

В: Какое ваше самое большое достижение во время службы в Кыргызстане?

О: Очевидно, проведение реконструкции зданий для местного НПО, в том числе кафетерия школы — это было достаточно значительным событием, даже мой региональный директор приезжал посмотреть. Но лично для меня самым большим достижением стал тот факт, что я научила [одну женщину] правильно использовать клавишу пробела на клавиатуре в нашем офисе. Нечто, что многие американцы воспринимают, как обычную вещь — пробел — стало для меня тем моментом, когда я могла передать свои знания, как выходец из развитой страны. Эта женщина будет всегда знать, как использовать пробел, благодаря мне. Как бы глупо ни звучало – это то, что я считаю своим самым большим достижением.

Перевод: Родион Литвинов