Власти не уделяют достаточно внимания проблеме домашнего насилия [Eurasianet.org]

Оригинал материала опубликован на Eurasianet.org. Его автор — центральноазиатский редактор сайта Питер Леонард.

После того, как ее партнер сильно избил ее, Асия позвонила в милицию города Ош, южной столицы Кыргызстана.

«Они сказали: “У него был нож? Он пытался тебя убить?” Я ответила, что нет, на что они сказали: “Хорошо, позвони нам, когда он попытается тебя убить, потому что у нас есть более важные дела”», — рассказала Асия, вспоминая два подобных инцидента в 2012 году.

Данный эпизод является одним из большого числа случаев, попавший в опубликованный 29 октября доклад международной правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч», старающейся побудить правительство Кыргызстана более активно бороться с домашним насилием.

В корне проблемы лежит сочетание общественного равнодушия, невыполнения законов и нехватки средств для жертв физического, сексуального и эмоционального насилия. По данным проведенного властями в 2012 году исследования, 28 процентов женщин и девочек в Кыргызстане подвергаются подобному дурному обращению.

Законы, призванные защитить уязвимых членов семьи, вроде, есть.

В 2003 году, после продолжительной кампании по сбору подписей, Кыргызстан принял закон против насилия в семье. По оценке ООН, данный акт был значительным шагом в деле защиты прав и свобод женщин. В соответствии с новым законом, женщины получили право подавать иски и прошения о запретительных судебных приказах, а также жалобы в местные суды старейшин.

Но регулярно подвергающиеся дурному обращению и ищущие защиты женщины по-прежнему сталкиваются с большим количеством проблем. Например, в докладе «Хьюман Райтс Вотч» указывается на существование традиции обвинять во всем жертву и клеймить ее позором.

«Женщины, подвергшиеся домашнему насилию, а также принудительным или ранним бракам, сообщили “Хьюман Райтс Вотч”, что на них часто оказывалось огромное давление со стороны семьи и общества, чтобы заставить их молчать по поводу издевательств и терпеть все ради семьи», — отмечается в докладе.

Данные табу не ограничиваются границами лишь какой-либо одной этнической группы. «Хьюман Райтс Вотч» приводит несколько душераздирающих примеров, включая случай Нургуль В., попытавшейся спрятаться в доме сестры, после того, как муж пнул ее в живот, несмотря на то, что она была беременна их совместным ребенком.

«[Мои родители] сказали: “У вас есть дети. Ты должна о них заботиться. Будь терпеливой. Подожди, пока они вырастут. Твое время придет. Ты же не хочешь, чтобы дети остались сиротами без отца”», — сообщила Нургуль «Хьюман Райтс Вотч».

По информации «Хьюман Райтс Вотч», в рамках исследования при подготовке доклада выяснилось, что даже в тех редких случаях, когда жертвы подают заявления в милицию, сотрудники правоохранительных органов игнорируют их или убеждают женщин забрать заявление.

Надежда Домашева, психолог Кризисного центра «Арулаан» в Оше, сказала, что в 2013 году ее организации пришлось вмешаться, чтобы заставить милицию принять заявление от пострадавшей.

«Жертва звонила в милицию 12 раз, но они так и не приняли ее заявление. Она систематически подвергалась дурному обращению. [Ее муж] запирал ее в доме, жег ее вещи, — сообщила Домашева “Хьюман Райтс Вотч”. — В 13-й раз в полицию обратились уже мы. До этого они отказывались заниматься этим делом».

Нежелание милиции заниматься подобными случаями, судя по всему, также обусловлено культурными установками. Превалирует мнение, что наказание виновных в домашнем насилии лишь приводит к разрушению семей, что, в свою очередь, ведет к еще большим страданиям и социальным сдвигам.

Бывшая сотрудница МВД Гульсара Алиева выдвинула предположение, что сотрудники милиции ограничены в своих действиях дефицитом ресурсов.

«Милиция здесь так бедна, что часто им не хватает даже горючего для машин, поэтому они не могут принять меры», — сказала она «Хьюман Райтс Вотч».

Более того, даже в случае удовлетворения судами прошений о запретительных судебных приказах милиция часто не обеспечивает их соблюдение.

«Даже в случаях, когда общение между двумя сторонами является прямым нарушением запретительных судебных приказов, сотрудники милиции и судьи сообщали “Хьюман Райтс Вотч”, что не могли просить виновника покинуть свой собственный дом, в котором он проживал с супругой, — отмечается в докладе. — По их мнению, это было бы нарушением конституционных и имущественных прав виновника».

Судебная система также не особо усердствует в деле борьбы с домашним насилием. По словам 27-летней Айсулуу Г., муж начал бить ее уже через несколько месяцев после свадьбы, которая состоялась после того, как муж своровал ее в рамках сложившейся практики похищения невест, омрачающей жизнь многих женщин в Кыргызстане.

Не послушав советов матери, Айсулуу все-таки подала на развод, но столкнулась с несочувствующим судьей.

«Судья спросил: “Почему это он начал тебя бить? Ты отказывалась делать работу по дому? Или спала с другими мужчинами?”», — сказала Айсулуу «Хьюман Райтс Вотч».

Суды обычно делают акцент на примирении супругов, считая, что подобный исход больше отвечает интересам семьи.

Один судья в городе Нарын отметил в разговоре с «Хьюман Райтс Вотч», что объяснял супружеским парам, что подобные инциденты являются обычными, и отказывался приговаривать виновников к заключению под стражу даже в случаях, когда имелись документальные доказательства насилия.

«Мы очень редко отправляем людей в этой категории в тюрьму: под стражу заключается, скажем, 1 из 100. Когда телесные повреждения не являются особо тяжкими, мы стараемся сохранить семью. Мы даем виновнику время исправить ситуацию», — сказал он.

Сейчас разрабатываются дополнения к закону от 2003 года, расширяющие его рамки и поясняющие обязанности государственных учреждений в деле борьбы с домашним насилием.

«Учитывая, что новый закон касательно домашнего насилия находится сейчас в разработке, важно обеспечить, чтобы в него вошли меры, гарантирующие жертвам защиту, помощь и доступ к правосудию, а также механизмы обеспечения выполнения закона», — сказала EurasiaNet.org работник «Хьюман Райтс Вотч» Хиллари Марголис.

Между тем данный законопроект попал под шквал критики, в том числе со стороны министерства финансов, утверждающего, что у государства нет средств на создание прописанных в законопроекте убежищ и жилья.

По словам Марголис, даже в условиях недостатка средств власти могут принять меры, прописанные в существующем законе.

«Многие страны по всему миру сталкиваются с нехваткой ресурсов, но это не является достаточным оправданием для того, чтобы оставлять половину населения страны под серьезной угрозой», — сказала она.

Автор фото на обложке: Дин Кокс.