«Черный список»: Мигранты из областей остались без помощи после слияния министерств

Уезжающие в Россию мигранты не знают, куда обращаться за помощью с выходом из «черного списка», так как областные отделы по миграции исчезли после слияния двух министерств — труда и соцразвития.

Калыскан живёт в городе Кызыл-Кия Баткенской области. Она уехала в Россию три года назад с мужем Нургазы.

После рождения сына она приехала обратно в Кыргызстан, чтобы показать ребенка своим родителям в середине апреля 2015 года.

И через три месяца она направилась в Россию, но в аэропорту Оша ей сказали, что она находится в «черном списке» — реестре иностранных граждан, которым запрещен въезд в Россию.

«Моему ребенку сейчас полтора года. Мы каждый день созваниваемся с мужем через WhatsApp, высылаю каждый день ему видео с ребенком. Он сам один в семье. Конечно, он скучает», — сказала она.

Калыскан обратилась в отдел миграции в Кызыл-Кие за помощью с выходом из «черного списка». Но ей сказали, что они не принимают заявлений, так как отдел расформировали после слияния двух министерств — труда и соцразвития.

До изменения структуры правительства, которое произошло после парламентских выборов в октябре 2015 года, Министерство труда отвечало за миграцию. Теперь за эту сферу отвечает недавно сформированная Государственная служба по миграции.

Дефицит кадров

И.о. пресс-секретаря Айсулуу Исабекова говорит, что сейчас служба испытывает «нехватку специалистов».

По её словам, мигрантам на юге Кыргызстана — в Ошской, Джалал-Абадской и Баткенской областях — помогают всего три сотрудника, которые работают в информационном центре в Оше.

«Пока хотя бы так, потому что миграция в южном регионе очень высокая», — сказала Исабекова.

При этом, центр в Оше не принимает заявлений по выходу из «черного списка», а только даёт консультации.

fotografiya-1

Исабекова подтвердила, что после расформирования министерства все региональные отделы по миграции были упраздены.

«Когда были региональные представители, они принимали [заявления] от жителей, попавших в список. Затем их отправляли в центральный аппарат, мы это все получали, компоновали раз в месяц или два по возможности, отвозили. В течение 2-3 месяцев Федеральная миграционная служба России рассматривала целесообразность и выводила из этого списка», — сказала Исабекова.

Принимают только в Бишкеке

Сейчас вопросами мигрантов из «черного списка» занимается только информационно-консультативный центр по миграции в Бишкеке

Сотрудница этого центра Мира Малабекова сказала Kloop.kg, что хотела бы, чтобы открылись отделы по миграции по областям, потому что бишкекский центр сталкивается с недовольством со стороны мигрантов.

«Уже не говорим про отделы в районах. […] Пока руководство этим занимается, но положительных ответов со стороны правительства мы не получили», — сказала она.

По её словам, мигрантам приходится приезжать из отдаленных районов в Бишкек, чтобы подать заявление.

«Из Чуйской или Таласской области можно как-то доехать до Бишкека. Если ехать из Баткенской области, то необходимо потратить 3-4 тысячи сомов только на дорогу. Чтобы написать заявление, человеку нужно будет потерять целую неделю», — объясняет сотрудница центра.

Малабекова говорит, что сейчас в списке находится более 100 тысяч кыргызстанцев, тогда как в сентябре-октябре 2015 года, по ее данным, там было 76 тысяч.

Пока что в Госслужбе по миграции обещают увеличивать количество специалистов в консультативных центрах и разработать веб-сайт ведомства.

Сейчас действует горячая линия по вопросам миграции – 189, позвонив по которой кыргызстанцы могут получить консультации..

Почти год без отца

Скоро будет год, как Калыскан вместе с сыном не видела своего мужа. Сейчас она ухаживает за 85-летним отцом, который восстанавливается после инсульта.

В Кызыл-Кие они живут на пенсию родителей, которая составляет 10 тысяч сомов, и на деньги, которые присылает муж — от 3 до 6 тысяч сомов.

В России Калыскан с супругом зарабатывали на двоих около 770 долларов США.

Она говорит, что «не раздумывая» поедет к мужу, как только выйдет из «черного списка».

«Мы планируем переехать обратно в Кыргызстан через 10-15 лет. Муж хочет сюда приехать, здесь работать, чтобы с нами быть», — сказала она.

Автор: Анна Капушенко