Дело Аскарова: Свидетели боятся давать показания из-за давления

На четвертом заседании по пересмотру дела правозащитника Азимжана Аскарова все свидетели пожаловались на пытки со стороны правоохранителей во время следствия с целью выбивания нужных показаний. Свидетели не хотели давать показания суду, потому что не чувствовали себя в безопасности.

В начале заседания сторона защиты ходатайствовала о том, чтобы суд опросил еще 10 свидетелей, среди которых были родственники Аскарова и его соседи.

Прокуроры и сторона защиты поспорили о том, можно ли допрашивать родственников Азимжана Аскарова. Позиция прокуроров была такова, что родственников «по закону не допрашивают». Прокуроры сослались на статью 60, часть 7 Уголовно-процессуального кодекса, согласно которой в качестве свидетелей не допрашивают близких родственников подсудимого или обвиняемого.

Адвокаты правозащитника настаивали на том, что необходимо допросить родственников Аскарова. Адвокат Нурбек Токтакунов сказал, что родственники «имеют право отказаться от дачи показаний, но нет такого, чтобы их нельзя было допрашивать».

В итоге родственников не пустили в зал суда даже послушать показания других свидетелей.

Свидетели боятся говорить

Суд опросил шесть свидетелей, которых осудили вместе с Аскаровым. Их специально привезли из тюрем в Джалал-Абаде, где они отбывают наказание.

Все свидетели сказали, что не были в день беспорядков на мосту, где происходили беспорядки и был убит милиционер Мыктыбек Сулайманов, и не видели там Аскарова. Также все они пожаловались на пытки со стороны сотрудников правоохранительных органов с целью выбивания показаний или же подписания ложных показаний.

Соседка Аскарова и осужденная на девять лет за призыв к убийству милиционера Сулайманова Минюра Мамадалиева достаточно подробно рассказывала суду, как проходило ее задержание, и как ее пытали для того, чтобы она подписала ложные показания.

Она сказала, что ее шантажировали тем, что посадят ее несовершеннолетнего сына, если она не даст показания против Азимжана Аскарова.

Токтакунов в ходе опроса задал вопрос об именах тех, кто виновен в смерти Сулайманова, но Мамадалиева отказалась отвечать, потому что опасается за себя и «увидела движение в зале».

По ее словам, она не хотела выезжать на суд, потому что ей «осталось немного до звонка». Когда адвокат попросил показать на человека, который ей угрожал, Мамадалиева сказала, что «боится».

Другой свидетель, осужденный на пожизненный срок Шукурбек Мырзалиев также сообщил суду о пытках со стороны правоохранителей во время следствия. Он также сказал, что не был на мосту и не видел Аскарова.

На вопрос адвоката Вахитова «чувствует ли он себя в безопасности», Мырзалиев ответил: «Нет» и также отказался дальше давать показания.

Остальные свидетели также указывали на то, что не были на мосту и не видели Аскарова. Все указали на то, что правоохранители их пытали.

После опроса всех свидетелей адвокат защиты Вахитов попросил прокуратуру проверить слова осужденных о пытках и возбудить уголовное дело по данным фактам, но не подал ходатайство.

В конце судебного процесса в зал суда вызвали жену брата правозащитника Аскарова — Турдихон Аскарову, но из-за того, что «переводчик с узбекского отсутствовал», судья объявил перерыв до 8 ноября.

Предыдущие заседания

Суд уже провел три заседания по пересмотру дела Азимжана Аскарова, которого осудили на пожизненные срок за «организацию массовых беспорядков», «соучастие в убийстве» и «разжигании межнациональной розни».

На первом заседании суд заслушал показания жены убитого Сулайманова и свидетелей-милиционеров. Трое из шести свидетелей сказали, что не помнят, был ли Аскаров на мосту, когда погиб Сулайманов.

Остальные три милиционера сказали, что видели Аскарова среди протестующих, но не смогли описать, как он выглядел и, что делал в тот день. Они сказали, что он призывал «убивать кыргызов», но точно не смогли рассказать, как это происходило, потому что находились на расстоянии — от 30 до 150 метров.

Аскаров заявил, что показания милиционеров являются ложью. По его словам, во время своей правозащитной деятельности он расследовал их нарушения и против одного из свидетелей-милиционеров было возбуждено дело.

На втором заседании суд заслушал показания шестерых свидетелей — акима Базар-Коргона, прокурора Базар-Коргона, начальника Базар-Коргонского районного отдела Службы национальной безопасности и двух сотрудников СНБ. Также показания дал сокамерник, сидевший с Аскаровым в ИВС после задержания последнего.

Прокурор сказал, что не был на мосту и поэтому не видел Аскарова. Он в своих показаниях опроверг применение пыток в отношении правозащитника.

Аким и представители СНБ сказали, что видели Аскарова на мосту, но не смогли детально рассказать, что он конкретно там делал. Сокамерник Аскарова сказал суду, что избил в камере Аскарова.

Аскаров сказал, что показания о том, что он был на мосту являются ложью. Суд не удовлетворил ходатайство стороны защиты, которая на обоих заседаниях просила освободить Аскарова из-под стражи.

На третьем заседании суд заслушал показания двух свидетелей со стороны обвинения — Джамили Туражановой, которая занимала пост заместителя прокурора Базар-Коргонского района в 2010 году, и Орозбека Бердибаева, занимавшего должность заместителя прокурора Джалал-Абадской области.

Туражанова рассказала о том, как было обнаружено тело Сулайманова и как проходило задержание и допрос Азимжана Аскарова.

Сторона защиты пыталась установить, когда именно был взят под стражу Аскаров, чтобы доказать, что были нарушены его права — ему вовремя не предоставили адвоката.

Аскаров также указывал на то, что его пытали, но свидетели со стороны защиты опровергли его слова.

Кто такой Аскаров?

Азимжан Аскаров — этнический узбек, правозащитник, проживающий на юге Кыргызстана. Он стал известен благодаря своим публикациям, посвященным пыткам со стороны милиции. На протяжении 15 лет он возглавлял правозащитную организацию «Воздух».

Аскарова задержали 15 июня 2010 года во время межэтнического конфликта на юге Кыргызстана. Правоохранительные органы заявили, что он был одним из организаторов перекрытия дороги Бишкек-Ош, во время которого были избиты милиционеры, а один из сотрудников был сожжен.

Базар-Коргонский суд обвинил Аскарова в «организации массовых беспорядков», «разжигании межнациональной розни» и «соучастии в убийстве». Суд приговорил его в конце 2010 года к пожизненному заключению, но сам Аскаров не признал своей вины. Вместе с ним были осуждены еще восемь человек.

Защита Аскарова неоднократно заявляла, что обвинения в адрес правозащитника «необоснованные». Свидетели утверждали, что Аскаров не присутствовал на месте событий.

После решения суда адвокат правозащитника Валерьян Вахитов заявил, что расследование по делу велось с грубыми нарушениями процессуальных норм. По его словам, обыск дома правозащитника осуществлялся без присутствия хозяев, а доказательства к делу были «неубедительными».

Независимые эксперты заявили, что правозащитник подвергался пыткам, и обвинили власти Кыргызстана в том, что они не реагировали на его жалобы. Они также установили, что во время следствия были нарушены процессуальные нормы, которые не дали возможность Аскарову обеспечить свою защиту.

Соавтор: Александра Ли.