Закон против семейного насилия ждёт одобрения президентом. Почему он так важен для Кыргызстана?

По статистике ООН, каждая четвертая женщина в Кыргызстане, которая когда-либо состояла в браке, была жертвой физического насилия. Фото: социальная реклама фонда “Открытая линия”

Уже прошло три недели, как парламент Кыргызстана принял законопроект об охране от семейного насилия. Сейчас документ ожидает подписания президентом. Как власти будут защищать жертв домашнего насилия в случае одобрения инициативы?

Законопроект «Об охране и защите от семейного насилия» был окончательно принят в парламенте еще 30 марта этого года. С тех пор документ ждёт одобрения президентом Алмазбеком Атамбаевым, чтобы вступить в силу.

Организации в сфере защиты прав женщин и детей организовали петицию с требованием одобрить законопроект.

«От вашего (президента) решения зависит, будет ли государство стоять на пути охраны и защиты униженных, избитых детей, инвалидов, женщин и пожилых, которые ждут помощи и поддержки от государственных органов», — пишут авторы петиции.

Сам документ предлагает почти полностью переписать существующие положения о защите от семейного насилия, например, обязать госорганы активнее реагировать на преступления и защищать жертв.

Что именно изменится для кыргызстанцев, если этот закон будет принят?

Заявления от свидетелей

Существенным нововведением будет норма, которая обяжет милицию реагировать на каждое обращение о возможном насилии в семье. При этом, автором обращения может быть любой гражданин.

Сейчас, пока закон еще не подписан, милиция начинает разбирательство только при наличии заявления от жертвы. Это приводит к ситуациям, когда милиция признается в бессилии даже при наличии видео с избиением.

Видео с избиением девушки на глазах детей. Милиция тогда ответила, что не может принять меры, потому что это “семейный дебош”.

«На жертву итак оказывается большое давление со стороны родственников, общества. Учитывая, что милиционеры — это чаще всего мужчины, жертвы насилия не пишут заявления, а если и пишут, то забирают их на следующий день», — говорит эксперт по гендерным вопросам Зульфия Кочорбаева.

Обязательная защита жертв

Если милиционеры убедятся, что в семье действительно происходит насилие, то они будут обязаны выдать жертве охранный ордер.

Этот ордер вводит ограничительные меры в отношении насильника и его родных — например, запрет на физический контакт с жертвой или запрет на общение. Ордер действует 3 дня, но его можно продлить до 30 дней.

Сейчас в действующем законе подобные ордера есть, их два вида — временный и судебный. Первый выдается только по желанию жертвы на срок до 15 дней. Второй налагает более жесткие ограничения на насильника и выдается исключительно по решению суда на период от 1 до 6 месяцев.

«За 14 лет, с тех пор, как закон существует, только в десятках случаев жертвы реально смогли получить судебный охранный ордер», — сетует Кочорбаева.

Зульфия Кочорбаева
Специалист по гендерному равенству Зульфия Кочорбаева, участвовавшая в разработке закона. Фото: “Вечерний Бишкек”

При этом, не все жертвы знают о существовании этих ордеров, и поэтому они не обращаются за ними в милицию или в суды. С принятием законопроекта выдача ордеров милицией станет обязательной.

«Мы хотим это сделать, чтобы выдача ордера не зависела от желания жертвы. Чтобы родственники мужа не могли давить на нее. Это станет практикой, ведь это закон, а защита будет ей гарантирована», — объясняет эксперт.

При нарушении условий ордера насильник будет привлечен к административной ответственности, а сам факт нарушения будет считаться отягчающим обстоятельством в суде.

Коррекция насильников

После принятия закона психологи будут работать не только с жертвами, но и с насильниками. Такой нормы в нынешнем законе нет.

Как только жертва получит охранный ордер, сотрудник милиции сообщает насильнику, что он может пройти курс по «корректировке неправомерного поведения».

В случае же, если жертва захочет продлить себе защиту ордером до 30 дней, насильник будет обязан пройти коррекционную программу. Подобная беседа с психологами будет длиться не менее 8 часов.

Защита членов семьи жертвы

Ордер будет защищать не только саму жертву, но и других членов семьи от насилия и угроз. В новом законе это касается даже дальних родственников, которые проживают вместе с жертвой.

«Милиционеры часто говорят, что устали просто так выезжать, а жертвы потом отказываются и забирают заявления. Получается, что их ресурсы сейчас тратятся впустую», — говорит Кочорбаева.

Семейное насилие в Кыргызстане
Охранный ордер будет обязательно выдаваться жертвам насилия вне зависимости от их желания.

По ее словам, теперь жертве не нужно будет испытывать страх, подавая заявление. За нее это может сделать другой человек, который знает о факте насилия.

При этом законопроект затрагивает гражданские браки, семьи с многоженством и бывших супругов, которые вынуждены жить вместе.

Согласие детей для их защиты

Если школа или орган местного самоуправления выявит, что ребенок подвергается насилию, то они будут обязаны сообщить об этом в милицию. То же самое касается врачей, если они обнаружили признаки насилия.

Сейчас разбирательство начинается только с согласия родителей, которые могут быть сами источниками насилия. С принятием закона для начала защитных процедур будет необходимо только согласие самого ребенка.

Как понимается насилие в законе?

Согласно закону, семейное насилие может быть трех видов — физическим, психологическим и экономическим.

Физическое насилие теперь не только прямое физическое воздействие на жертву, но и косвенное. Как и прежде, лишение пищи, одежды, свободы передвижения и принуждение к тяжелому физическому труду относятся к этому понятию.

Если один из членов семьи не совершает насилия, но угрожает жертве или унижает ее, то это относят к психологическому насилию. Подстрекание на совершение преступлений или действий, которые угрожают жизни жертвы также относятся к этому пункту.

Из законопроекта во время чтений убрали понятие сексуального насилия. Однако, как и прежде это является преступлением.

В законе семейное насилие делится на три вида: физическое, психологическое и экономическое.

В законопроект добавили еще один вид насилия, который прописан в международном праве — экономическое насилие. Такой вид насилия предполагает, что жертва зависит от финансов насильника и находится у него «на содержании», или жертве запрещают устроиться на работу и обязывают сидеть дома.

Родители, которые вынуждают своих детей попрошайничать и пропускать учебу, могут попасть под эту категорию.

Если один из супругов отказывается содержать детей или создает ситуацию, когда только он может распоряжаться доходами и обязывает членов семьи отчитываться перед ним, то это тоже может войти в этот вид насилия.

Масштабы насилия в Кыргызстане

Каждая четвертая женщина в Кыргызстане, которая когда-либо состояла в браке, была жертвой физического насилия. Восемнадцать процентов подверглись сексуальному и эмоциональному насилию.

Более половины женщин, подвергшихся насилию, указали, что получали физические травмы. И только 2 из 5 женщин обратились после этого за помощью.

В 98% случаев семейное насилие совершается мужем или бывшим супругом.

По статистике кризисного центра «Сезим» за 2015 год, к ним ежегодно обращаются около двух тысяч женщин, из которых 65% подвергались насилию в семье.

Сколько стоит такой законопроект?

Законопроект обойдется ежегодно в 26 млн сомов:

– 13 миллионов сомов на содержание убежищ для жертв;

– почти 11,5 миллиона сомов на кризисные центры;

– более 1 млн сомов на организацию горячих линий и создание коррекционной программы.

Около 70% из 2000 детей, опрошенных специалистами ЮНИСЕФ и Министерства образования Кыргызстана, сказали, что испытывали жестокое обращение и пренебрежение их нуждам в семье. Из них более половины отметили, что слышали в свой адрес оскорбительные слова. 38% подвергались психологическому и почти столько же физическому насилию.