Как фиктивные подписи жильцов стали основанием для стройки в центре Бишкека

1 min read

Четвертый месяц жители многоквартирного дома «1000 мелочей» в центре Бишкека жалуются на возведение пристройки. Они говорят, что не давали своё согласие на строительство. Корреспондент Kloop.kg изучил дело и выяснил, что часть подписей — фикция.

Дом №127 по проспекту Чуй находится в центре Бишкека. В обывательской речи бишкекчанина сам дом и этот район называются «1000 мелочей» по названию находящегося там торгового центра.

В конце декабря 2016 года владелец парикмахерской «Кербен» начал возводить к дому пристройку, чем вызвал недовольство со стороны жильцов. В ходе строительных работ были вырыты зеленые насаждения, деревья и газон.

Жители дома говорят, что не подписывали соглашение на пристройку к парикмахерской. По их словам, они не только не соглашались на строительство, но и не знали о нём.

Тем не менее под документом стоят подписи почти всех жильцов этого дома — 201 человека из 203.

Опрошенные Kloop.kg жильцы говорят, что получить согласие всех было просто физически невозможно, потому что часть владельцев квартир переехала, некоторые давно умерли, а остальные сами не проживают в квартирах и сдают их в аренду.

«Эта ситуация угрожающая. Ощущение такое, будто все ждут, рухнет подъезд или нет. Очень хочется, чтобы нашлись люди, которые спасут наш дом и жильцов. Началось все в конце декабря. Я заметила это, когда они спилили дерево перед домом, и заплакала, ведь оно здесь 30 лет [стоит], как можно так делать?» — говорит жительница дома Тамара Поляк.

Управляющая домом Эльмира Нурмамбетова считает, что подписи жильцов могли подделать, взяв их образцы из других документов — например, из протокола избрания домкома.

«Согласных на 100 процентов никогда не было. Даже когда я избиралась домкомом, я собирала максимум 170 подписей жильцов дома, а тут все согласны. В разрешительном документе стройбригады [стоят] подписи людей, которых давно нет, уехали, умерли», — говорит она.

Житель дома Натаниэль Богубаев говорит, что на документе стоит согласие его дедушки Сатвика, который умер в 2014 году и оставил в наследство квартиру. Натаниэль предоставил Kloop.kg образец подписи своего деда, который отличается от того, что стоит в документе.

Настоящая подпись погибшего Богубаева.

«Дедушка умер три года назад, поэтому никакие документы он не мог подписать. Ни я, ни моя мать также ничего не подписывали», — говорит он.

Жительница квартиры № 151 Мосевнина Л.Г., по словам соседей, скончалась пять лет назад, среди ее родственников оказался сын, который уехал в Москву и приезжает домой очень редко.

«Если посмотреть в щелку двери, то можно увидеть, что квартира пустая, в ужасном состоянии. Жительница умерла больше четырех-пяти лет назад, она сильно болела», — рассказала одна из соседок умершей.

Подпись-подделка.

Экспертиза: Часть подписей — подделка

Корреспондент Kloop.kg попросил экспертов-почерковедов провести исследование копии документа, на котором стоят подписи жильцов дома о согласии на строительство.

Для экспертизы потребовались образцы подписей от жильцов, согласных на участие в исследовании. После опроса согласие дали шестеро человек, чьи подписи есть в документе.

По итогам экспертизы «Института специальных исследований» специалист заключил, что подписи, вероятно, были выполнены не этими шестью людьми, а другими лицами.

Одна из экспертов-почерковедов Светлана Черноус уверена, что документ — подделка. В частности, только на первом листе документа эксперт заметила более десяти фальсификаций.

«Вне рамок официальной экспертизы я вот что скажу: некоторые подписи здесь “дурдомовские”, выдуманные. Здесь много подделок, над документом хорошо поработали. Даже если посмотреть на графу “Согласен”, невооруженным глазом можно заметить, что некоторые почерки схожи», — говорит эксперт.

Эксперты не смогли предоставить точный вывод о подделке, потому что экспертиза прошла на основании ксерокопий документов, а не подлинников.

«Мы дали вероятный вывод, потому что работали с копиями. В заключении будет написано, что подписи, вероятно, выполнены третьими лицами. Но вне экспертизы могу заверить, что это подделка», — говорит Черноус.

От «подделки» до одобрения властей

Управление земельных ресурсов мэрии Бишкека еще в феврале 2014 года поставило условие, что для возведения пристройки к дому №127 необходимо «100-процентное согласие» жильцов.

В 2016 году список с подписями жильцов дома был предоставлен бишкекским властям, после чего мэрия дала разрешение на строительство.

С началом строительства жильцы стали обращаться в разные госорганы — Генпрокуратуру, мэрию, горкенеш и милицию — с требованием прекратить возведение пристройки.

Однако в милиции им отказали в возбуждении дела по фальсификации документов, потому что не нашли состава преступления. Следователь Свердловского РОВД Бишкека Урмат Токтогонов сослался на то, что у владельца есть разрешительные документы от властей.

Попытки судебного разрешения вопроса тоже не были успешными. Жильцам трижды отказали в принятии заявления, когда они пытались оспорить право собственности парикмахерской на придомовой участок.

Бишкекглавархитектура постановила в январе приостановить стройку, но, по словам жильцов, стройка, несмотря на запрет, продолжается. Жильцы опасаются, что пристройка нарушит конструкцию всего жилого дома.

Строительство продолжается.

«Улучшится композиция дома»

Сами строители утверждают, что пристройка не навредит дому. Они не понимают, почему жильцы возмущаются, ведь к дому и так уже пристроено несколько магазинов и кафе.

Начальник бригады Асылбек Джумабаев сказал журналистам Kloop.kg, что дополнительная пристройка «лишь улучшит композицию дома».

«Опасаться обрушения дома не нужно. С документами у нас все в порядке. В данном случае претензии не к нам. Эту волокиту [с документами] решали наши заказчики. Мы всего лишь субподрядчики», — говорит он.

Владелец парикмахерской «Кербен» Евгений Цой говорит, что с документами на строительство «всё в порядке», но добавляет, что согласие и подписи жильцов на пристройку собирал не он.

По словам Цоя, он стал директором «Кербена» в апреле 2016 года, а документ с согласием местных жителей был получен до этого.

«У меня все законно. Соглашение жильцов было до того, как я стал владельцем. Так что я не брал согласие, но и никто из жильцов сам ко мне не подходил, чтобы что-то выяснить. Если нужно, я все готов решить в суде. Все с документами у нас в порядке», — уверен он.