Кто стоит на Льва Толстого? Почему кыргызстанцы ждут шанса заработать тяжелым трудом

1 min read

Фото: Айбол Кожомуратов / Kloop.kg

Самая известная стихийная биржа труда в Бишкеке расположена вдоль улицы Льва Толстого и тянется несколько кварталов. Ежедневно люди приходят сюда в поисках заработка. Корреспондентка Kloop.kg Регина Им узнала, почему люди на бирже не находят постоянную работу, чем они зарабатывают, и как попадают сюда.

Нехватка рабочих мест в Кыргызстане — явление не новое. В 2017 году число безработных в стране превышало 180 тысяч — за 10 лет общий уровень безработицы упал с 8,2% до 7,2%.

Те, кто отчаялся найти постоянную работу, ищут случайный заработок на неофициальных биржах труда — это места, где безработные люди стоят в ожидании предложений работы. Таких точек в Бишкеке три: рядом с рынком «Дордой», на Ошском рынке и на улице Льва Толстого.

Неофициальная биржа на улице Льва Толстого тянется на два километра — от улицы Панфилова до бульвара Молодой гвардии. Подсчитать, сколько людей приходит сюда каждый день, почти невозможно — мужчины и женщины стоят маленькими группами в ожидании работы на протяжении нескольких кварталов, несмотря на снегопад и мороз.

Фото: Тилек Бейшеналиев / Kloop.kg

Каждый раз, когда наша машина приближается к очередной группе людей, ее окружают безработные и наперебой спрашивают: «Работа? Работа?» В их глазах — и надежда, и опустошающая безнадежность.

Узнав, что мы журналисты, они разбегаются и прячут лица — почти все, кто ищет здесь работу, стыдятся этого и самого статуса «безработный». Без камер и микрофонов многие жалуются на трудности, но на предложение рассказать о них под запись только машут рукой: «А что толку? Все равно никто работу не даст».

Но некоторые все-таки рассказывают нам, как они зарабатывают, и с какими трудностями им приходится сталкиваться на бирже. Это их истории.

«Не говорю семье, что хожу сюда»

Шакирдину 49 лет, он работает здесь около трех месяцев. По его словам, даже специальность электрика не обеспечивает ему постоянную занятость.

«Ищу работу, конечно. Подаю документы, показываю, смотрят: “Приходите завтра, послезавтра”. Поэтому сюда приходится выходить. На государственную работу не берут. Берут друзей, родственников», — рассказывает он.

У Шакирдина с женой пятеро детей. По его словам, его семья не знает, как он зарабатывает.

«Домашним своим не говорю, куда иду. “На какую работу?” — спрашивают, а я и сам не знаю. Как я им скажу? Что скажу? А деньги зарабатывать надо. Вот и не остается выбора», — делится он.

Работа на бирже непостоянная. Никто не знает, приедут ли сегодня клиенты, и какую работу предложат. Вот и Шакирдин не смог подсчитать, сколько зарабатывает с помощью биржи. Он смог вспомнить только самый большой заказ — 600 сомов за разгрузку фуры с бананами.

«Невозможно подсчитать, сколько в неделю выходит. Я вот уже пятый день прихожу и ухожу просто так, только на дорогу трачу. Дома дети спрашивают: “Папа, где вы были?” А я молчу», — говорит Шакирдин.

«Инвалид — не инвалид. Работать можешь — поехали»

«Здесь разная работа бывает. Например, перенести груз. Если надо поднять груз на этажи, за каждый этаж берем по 8-10 сомов — зависит от того, как договоришься. Например, если грузим мешки шпаклевки на 3-й этаж, один мешок будет стоить 25-30 сомов», — рассказывает 40-летний Насир.

В теплый сезон, по его словам, с помощью биржи можно заработать от 15 до 25 тысяч сомов в месяц, а зимой заработок падает до пяти тысяч. Насир, как и остальные безработные, пытался найти постоянную работу, но ему отказывали из-за инвалидности.

Заказчики тоже обращают внимание на его инвалидность, но без работы он тут все равно не остается.

«У меня нет правой кисти. Бывает, что заказчики приезжают, видят инвалидность и отказывают. Не берут, говорят: “Ты инвалид, оказывается, ты не сможешь это сделать” — и уезжают. А некоторые так: инвалид — не инвалид, сможешь работать? Поехали», — говорит Насир.

Он называет место на бирже «офисом». Но, говорит, работа здесь никак не организована: нет ни очередей, ни «персональных» точек работников, ни определенных тарифов.

«Здесь нет такого понятия, как конкуренция. Кто какую работу нашел — тот и едет. Кто как договорится. У кого-то своя ставка: к примеру, 300 сомов за быструю работу — 15 минут. А кто-то за день берет 500 сомов», — объясняет Насир.

Фото: Айбол Кожомуратов / Kloop.kg

Финансист на бирже

Манасу 27 лет, и он уже давно планирует уехать на заработки в Россию или в Турцию. Но пока на родине его удерживает учеба. Манас — студент шестого курса, а на бирже он работает еще с первого.

«Контракт за учебу 26 тысяч, да и плюс учителям на каждую сессию по пять тысяч приблизительно. Итого на учебу в год 36-40 тысяч уходит. Стараюсь контракт оплачивать летом, чтобы зимой не напрягать себя», — рассказывает он.

Работать на бирже Манасу приходится, чтобы оплачивать учебу, а из-за работы на занятия не остается времени, поэтому сессии приходится «разводить» за деньги.

Он учится на финансиста. Три года назад парень пробовал поработать по специальности — полгода стажировался в банке, но постоянным сотрудником так и не стал.

«Не взяли. Не получилось — мест нет. Есть люди, которые там годами стажируются. А мне не резон», — говорит он.

За шесть лет работы на бирже Манас заметил, что работать тут стало сложнее.

«Года три назад еще было более или менее. А теперь многие стройки замораживаются — у народа не так уже много денег, как было тогда. Заказчиков меньше. Работа одна, а на нее [претендует] человек 15. Один предлагает сделать ее за пять сомов, другой — за 4,5 сома. Так и снижается тариф», — рассказывает он.

Парень считает, что работу на бирже надо как-то организовать.

«Многие сюда приезжать боятся, потому что здесь разные люди бывают. Есть и воры — много таких случаев было. Есть алкаши. Людям просто неприятно к себе домой алкаша нанимать. Надо, чтобы один администратор отбирал людей: кто пьет, кто не пьет, кто что сможет делать», — считает Манас.

Фото: Айбол Кожомуратов / Kloop.kg

«Сделаю новый паспорт и поеду в Россию»

51-летний Нурланбек сам подходит к нам и охотно дает интервью — в надежде, что власти начнут создавать рабочие места.

«Сколько людей здесь стоят, на Ошском, на [объездной дороге]. Сколько женщин, сколько мужчин тут. Значит, ни у кого из них нет работы […] Сапар Исаков вроде работает над этим. По новостям слышал, что заводы будут открывать. Если так будет, то у многих работа появится», — считает он.

Уже второй год Нурланбек зарабатывает на бирже. Говорит, что искать постоянную работу он пытался, но потом понял, что и постоянная занятость не гарантирует стабильный заработок.

«Ходил в новостройки, спрашивал про работу. Мест нет — не найдешь. А те, кто там работает, по два-три месяца свои зарплаты ждут. Дают по мелочи: на обед, по 1000 сомов выплачивают. И там многие жалуются», — рассказывает он.

Нурланбек в основном берет заказы на строительство: кроет крыши, кладет кирпичи, заливает фундамент. Укладка кирпича — по пять-шесть сомов за штуку, крыша — по 350-400 сомов за квадратный метр.

По его словам, на такие заказы клиенты охотнее нанимают людей среднего возраста и старше, надеясь на опыт и знание дела. А туда, где работа связана с грузами, чаще зовут молодых людей. Женщин нанимают в основном на уборку.

«Частные заказчики хорошо к нам относятся. Конечно, не все люди одинаковые. Есть такие, что и не накормят. Другие и вкусным обедом, и чаем угостят. Работаешь с душой — клиенты благодарят. И мы им спасибо говорим. Много хороших людей», — рассказывает Нурланбек.

Несмотря на это, он собирается вернуться в Россию, где он, по собственным словам, хорошо зарабатывал помощником сантехника. Нурланбеку осталось только получить новый паспорт.


Официальный уровень безработицы в Кыргызстане (7,2%) — самый высокий среди стран Центральной Азии. В Таджикистане в 2017 году он составил 2,3%, в Казахстане — 4,9%, в Узбекистане — 5,8%. По Туркменистану официальных данных нет.


Фото: Айбол Кожомуратов / Kloop.kg

Помощь государства

За 2017 год в Министерство труда обратились около 60 тысяч безработных кыргызстанцев, говорит начальник управления содействия занятости Ибраим Акимбеков.

«Из обратившихся мы трудоустроили около 43 тысяч человек […] Вакансии разные: в основном в сферах производства, сельского хозяйства, перерабатывающей промышленности, строительства. Много вакансий в сфере услуг», — рассказывает он.

По его словам, многие из предложенных министерством вакансий — около семи тысяч — так и остаются невостребованными «из-за низкой зарплаты, несоответствующих условий труда и так далее».

Акимбеков говорит, что оставшийся без работы кыргызстанец должен в тот же день обратиться в службу содействия занятости. Там он может получить консультацию и в течение 10 дней — предложение работы.

«Если его не устраивает, мы даем справку, что он стал официально безработным, даем статус. На основании нашей справки, он обращается в ту организацию, где его сократили […] и должен получить трехмесячную среднезаработную плату», — объясняет представитель минтруда.

Через три месяца служба занятости может предложить безработному пройти профобучение или переквалификацию. Если он отказывается, государство начнет выплачивать ему пособие по безработице — 250 сомов.

«Мы вносим проект постановления в правительство о том, чтобы чуть-чуть увеличить размер пособия», — говорит Акимбеков.