Команда журналистов «Клоопа» провела эксперимент: вместе с людьми на инвалидных колясках прошла по двум сторонам одной из центральных улиц Бишкека — Абдрахманова/Байтик-баатыра. Вердикт: передвигаться по городу на колесах рискованно для жизни.

Внимание! Этот материал неплохо выглядит и на мобильных устройствах, но для лучшего восприятия рекомендуем читать его с персонального компьютера.

 

В эксперименте с журналистами приняли участие два жителя Бишкека, которые пользуются инвалидной коляской: интернет-маргетолог Аскар Турдугулов и Азиза Иминова, защищающая права женщин с инвалидностью.

 

Турдугулов проехал по одной стороне улицы, а Иминова — по противоположной.

 

Каждый из них преодолел дистанцию в 4,5 км, включая один короткий проезд на троллейбусе, который тоже был нужен для эксперимента.

 

Путь пролегал через центр Бишкека — Турдугулов и Иминова проехали отрезок между проспектом Жибек Жолу и улицей Медерова.

 

Проанализировав их путь, мы пришли к неутешительному выводу — из 4,5 км участка, лишь 500 метров доступны для езды на инвалидной коляске с западной стороны улицы, и 700 метров — с восточной.

Повествование ведется от лица журналистки «Клоопа» Александры Титовой.

Как Аскар ехал вверх по западной стороне улицы Абдрахманова и Байтик баатыра:

Проспект Жибек-Жолу

 

На этом оживленном перекрестке в северной части центра Бишкека невозможно попасть на остановку общественного транспорта. Путь к ней преграждает высокий бордюр, а тротуар пересекает закопанная в асфальт труба — она выполняет роль совершенно ненужного здесь лежачего полицейского.

Без посторонней помощи Аскар не может заехать на остановку, а для того, чтобы переехать трубу, ему требуется значительное физическое усилие.

 

Перейти через дорогу и по тротуару на Жибек-Жолу вдоль улицы Абдрахманова у Аскара получилось только при помощи сопровождающего — он приподнимал верхние колеса и объезжал кочки лопнувшего от корней деревьев асфальта.

 

«Я проезжаю по этой улице, потому что мне помогают, и у самого руки крепкие, ведь я занимаюсь плаванием. А вот, например, те люди, у которых сложности еще и с руками — им на самом деле будет проблематично ехать. Стоит налететь на кочку — можно перевернуться», — рассуждает Аскар.

Улица Жумабека

 

В здание библиотеки имени Алыкула Осмонова на коляске тоже не попасть — нет пандуса. Они есть на близлежащем тротуаре, но со слишком резким подъемом, поэтому Аскар не может заехать по ним сам.

 

«Эти высокие уровни наклона — это стопроцентное падение вниз и удар головой», — объясняет он.

Улица Фрунзе

 

В Музей изобразительных искусств имени Гапара Айтиева людям на колясках и без сильных сопровождающих тоже не попасть: несмотря на несколько входов, к музею не ведёт ни один пандус.

 

Здесь тротуар пестрит разбитой плиткой, ямами и неправильными пандусами со слишком резким наклоном. На одном из участков путь нам преграждает высокий бордюр — это вынуждает Аскара выехать на проезжую часть.   

 

«Вот она — обычная жизнь доступной среды», — иронизирует он, показывая на местами отсутствующий тротуар и высокие кочки на нем.

В библиотеку им. Баялинова на коляске заехать получается только с помощью сопровождающего. Зато тротуар возле неё немного лучше, чем вдоль Абдрахманова — выложенная каменными плитками дорога ровнее, но коляску на ней сильно трясет.

Проспект Чуй

 

В реконструированном в 2017 году подземном переходе возле ЦУМа есть пандусы, но они тоже слишком крутые.

 

Мэрия Бишкека потратила 43 млн сомов на реконструкцию двух подземных переходов, в том числе установив на эти деньги новые автоматические подъёмники для людей на колясках. Но они не работают — по словам продавцов из подземного перехода, их никогда не использовали со дня завершения реконструкции.

 

«Когда его установили, он один раз поднялся и опустился, а после этого ни разу не работал», — говорит мужчина, продающий очки в переходе.

 

Спуск и подъем даются сложно — с пандуса не получается плавно спуститься, не наехав на ступеньки. Коляску нам помогают спустить прохожие, поднять — тоже.

Улица Киевская

 

Тротуар возле этого перекрестка сравнительно целый, но пандусы снова короткие и с резким наклоном. Аскар едет сам, но при подъеме на пандус мы ему помогаем.

 

Пересекая Киевскую, ему приходится петлять между автомобилей, словно в лабиринте — бишкекские водители зачастую не соблюдают правило стоп-линии на перекрестке и ожидают зеленого сигнала светофора, стоя прямо на пешеходном переходе. Люди на инвалидных колясках страдают от этого больше всего.

 

Здесь мы с Аскаром решаем попробовать сесть на троллейбус. С помощью сопровождающего он поднимается на остановку и встает рядом со скамейками.

 

Вскоре подъезжает троллейбус. Когда мы показываем водителю на Аскара и жестами просим спустить откидной пандус, он отрицательно качает головой и уезжает.

 

Проезжает еще несколько троллейбусов, но в них откидных пандусов нет вовсе. Лишь с четвертым по счету троллейбусом мы добиваемся успеха. Женщина, сидящая за его рулем, удивляется просьбе спустить откидной пандус, но не спорит с нами — взяв нож, она отковыривает грязь вокруг пандуса и спускает его для Аскара.

 

Заехать по нему сам он не может, поэтому ему помогает сопровождающий.

Улица Московская

 

На этом перекрестке Аскар выходит из троллейбуса и возвращается к тем же проблемам — местами отсутствующий тротуар, неудобные пандусы.

Этот перекресток славится обилием пунктов обмена валют, но ни один из них не приспособлен для людей на колясках — нет ни пандусов, ни хотя бы кнопок вызова.

Улица Боконбаева

На этом перекрестке нам впервые встречается правильный пандус — возле филиала «Кыргызкоммерцбанка», со стороны здания Первомайского районного суда. Аскар без посторонней помощи заезжает на него, разворачивается и спускается обратно.

 

«На него нужно какое-нибудь не скользкое покрытие, а то скатиться же можно с этой плитки и удариться», — замечает он.

 

Но сразу за банком проблемы возобновляются — снова ямы и высокие бордюры.

После железнодорожного моста, улица Абдрахманова превращается в Байтик-баатыра и пересекает улицу Льва Толстого. Если под мостом дорога еще местами целая, то подниматься нужно в гору, поэтому сопровождающему Аскара приходится его буквально закатывать наверх.

Дальше идет сплошной разбитый асфальт с мелкими камнями, и формирующими арычную систему трубами прямо посреди тротуара.

 

«В одиночку на коляске в городе можно просто свалиться в арык, пытаясь подняться по пандусам на тротуарах, сделанных под резким углом, удариться головой и разбиться», — говорит Аскар.  

Улица Кулатова

 

Здесь коляску заклинивает и проехать одну трубу никак не получается. Проходящие мимо мужчины никак не реагируют, а вот пожилая женщина, увидев нас, подбегает и пытается поднять коляску. Приложив чуть больше усилий, сопровождающий Аскара помогает ему объехать трубу.

Улица Горького

 

Здесь по тротуару, выложенному ровной плиткой, Аскар без труда смог бы проехать, если бы не припаркованные на тротуаре машины. Дорогие иномарки закрывают проход — приходится петлять, чтобы объехать их.

Улица Медерова

 

Здесь ремонтируют пешеходный переход (во время эксперимента — сейчас дорогу уже отремонтировали), поэтому мы вместе с Аскаром не можем перейти дорогу.

 

«Иностранцы, когда приезжают к нам, часто говорят, что у нас здоровая нация — по улицам гуляют только физически здоровые люди. Им непривычно видеть это, ведь в США или Европе они привыкли видеть среди прохожих людей на колясках или слепых с палочками, идущих по своим делам. А у нас их нет, потому что все сидят дома», — рассуждает Аскар.

Как Азиза ехала вниз по восточной стороне:

Улица Медерова

 

По большей части, на этой стороне улицы пандусов на тротуаре не было — он представляет из себя плавный спуск. Азиза едет сама, пока не натыкается на арыки от водоспусков в тротуаре. Тогда ей приходится ждать, когда сопровождающий протащит ее дальше — вперед задними колесами.

 

«Без сопровождающего эти ямки-арычки сама я не проеду. Тут много кафешек и магазинов, вход в которые идет по большим ступенькам — вот в них я даже с большими усилиями без посторонней помощи не попаду. Самое обидное, что даже в аптеках высокие ступеньки и нет пандусов, будто за лекарствами ходят только здоровые. Приходится просить помощи», — комментирует Азиза свой путь.

Улица Дружбы

 

Возле мебельного салона Азиза натыкается на первый пандус.

«Как и положено, он длинный, с плавным подъемом, удобная ширина. Но нет ручек, за которые я могла бы держаться, спускаясь. Я не хочу говорить, что пандус плохой, потому что на этот я хотя бы сама заехать могу», — говорит она.

Спустившись с пандуса и проехав буквально три метра, Азиза натыкается на ступеньку между плиточной и асфальтированной частями тротуара. Разница в высоте не позволяет ей самостоятельно объехать это препятствие. Весь асфальт здесь усыпан ямами, поэтому Азизе помогает уже не только сопровождающий, но и прохожие.

«А бывает, что прохожие просто отказываются помогать. Мы как-то вышли с подругой погулять. Хотели зайти в кафе, но там был большой порог, а у подруги ДЦП, и одна рука у нее плохо работает. Рядом был мужчина, она к нему обратилась: “Мужчина, вы бы не могли помочь поднять коляску?”, а он отказался», — возмущается безразличию людей Азиза.

Улица Горького

 

Здесь много салонов красоты, кафе и магазинов — каждое заведение отремонтировало свой участок тротуара на свой лад. Плитка здесь разная и каждая часть отличается по высоте.

 

«Да, одна бы я по этим улицам не прошлась бы. Бесит отношение людей, я не знаю даже, как одеваться уже. Видят коляску — в руки деньги суют, будто пытаются откупиться. Я уже и не ругаюсь — просто неприятно, что судят только по коляске», — рассказывает Азиза.

 

Здесь находится аптека с хорошим пандусом — Азиза сама поднимается по нему и спускается обратно.

 

«Неплохой пандус — можно заехать, развернуться и выехать. Очень редко такое возле аптек встречается», — рассуждает она.

 

Азиза выезжает на ближайшую остановку, чтобы проехаться на троллейбусе.

Когда она училась на первом курсе БГУ, она добиралась до университета на маршрутке, а во втором корпусе вуза для нее даже специально установили пандус. Правда, как рассказала Азиза, он, как многие другие, был сделан «ради галочки», и без посторонней помощи она все равно не могла попасть на учебу.

 

«Было неудобно, но ездила. Маршрутки и автобусы часто проезжали мимо. Я подавала жалобы, а транспортные организации мне отвечали, что водители меня просто не видели. Я продолжала жаловаться, ведь на остановке я обычно одна сидела, и меня было видно сразу», — вспоминает Азиза.

 

Мимо нас проезжают два старых троллейбуса, в которых нет откидных пандусов. Когда подъезжает третий, мы подходим к водителю и просим откинуть пандус. Водитель говорит, что им никогда не пользовались, но все же надевает перчатки, берет отвертку и идет отковыривать грязь вокруг пандуса.

 

Откинуть его все равно не получается. Водитель предлагает просто затащить коляску в салон, где нас ждет много пассажиров. На месте для людей на колясках стоят люди — они любезно отходят от окна и поручней для людей с инвалидностью.

Кулатова — Боконбаева

 

На троллейбусе мы вместе с Азизой проезжаем три улицы. На улице Боконбаева троллейбус не может подъехать близко к остановке из-за скопившихся здесь маршруток — мы не отваживаемся выходить с Азизой на проезжую часть и едем дальше. На Моссовете мы высаживаемся — коляску приходится спускать вручную. С этим нам помогают пассажиры.

Улица Московская

 

Здесь на остановке тротуарная плитка рассыпалась в щебень. Азиза не может крутить колеса коляски сама — они постоянно пробуксовывают из-за мелких камней и ям, поэтому ей помогает сопровождающий.

 

«Коляску постоянно трясет. Тут не то, что самой проехать, тут дискомфортно просто катиться на коляске», — говорит Азиза.


Сразу за остановкой находится магазин «Весна» и у него даже есть пандус. Только вот пользоваться им невозможно — впритык к нему стоит платежный терминал.


«Наглядный пример, что установили для галочки. Я не знаю, зачем они это делают. Никто ведь и не подумал, что на этот большой порог на коляске не заедешь, но и пандус там все равно маленький. А в этом случае его еще и загородили», — вздыхает Азиза.

Улица Токтогула

 

Здесь весь тротуар тоже в ямах и водосточных арыках — колеса постоянно застревают. Сама Азиза бы тут не проехала — ей снова требуется помощь.

 

«С одной стороны это хорошо, что водостоки делают — нет луж. Но колеса застревают. А еще все эти заведения, где ступеньки большие, закрыты для нас», — говорит она.

Улица Киевская

 

Азиза пытается по зебре переехать через Киевскую, но запинается на бордюре. Он мешает не только людям с инвалидностью, но и молодым родителям с детскими колясками.

 

«По этим ступенькам можно съехать только задними колесами, то есть спиной к проезжей части. А ведь это опасно», — замечает Азиза.

 

Зато дальше тротуарная плитка выложена отлично — Азиза с легкостью сама доезжает до подземного перехода. Коляска Азизы оказывается слишком маленькой для широких полос пандуса в подземке, а автоматические подъемники не работают.

 

«Моя коляска не помещается — слишком маленькая для двух полос, которые сделали для колясочников. Если начнем съезжать, колеса застрянут в лестнице. А на одном боку съезжать опасно — я могу выпасть», — говорит Азиза.

Проспект Чуй

 

Парень, стоящий рядом с играющим здесь уличным музыкантом, подходит к Азизе и предлагает помощь. Он и сопровождающий Азизы подхватывают коляску и спускают ее вниз. На другой стороне подземки поднимать ее тоже приходится с помощью прохожих.

«Подруга рассказывала, что подъемник когда-то работал, а сейчас его ремонтируют. Ну, как говорят в народе, обещанного три года ждут, а потом забывают», — говорит Азиза.

Рядом с подземным переходом со стороны Театра оперы и балета, нужно преодолеть очередное препятствие — спуститься по крутому пандусу. Для этого тоже приходится просить о помощи прохожих.

 

На площадке возле оперного театра Азизе и сопровождающему приходится зигзагами объезжать припаркованные здесь машины. У самого театра есть только один пандус, но и он слишком крутой и высокий — самостоятельно Азиза бы не смогла заехать на него.

Улица Фрунзе

 

На тротуаре возле отеля «Хаятт» есть еще один пандус — точнее его подобие. От времени часть бетона уже развалилась, поэтому пандус больше похож на ступеньку.

«Кажется, что его пытались сделать, но это осталось на уровне планов. Они для галочки делают это, надеясь, что колясочники по таким местам не будут проезжать. Отчасти это правда», — грустно констатирует Азиза.

 

Тротуар здесь не так сильно разбит, но местами — особенно при переходе через дорогу — Азизе все равно приходится прибегать к помощи сопровождающего.

 

«Сама я просто не смогу — свалюсь же. Тут много ступенек, ям в тротуаре, высокие бордюры. Здоровые люди на это внимания даже не обращают — им просто не нравится вид», — говорит Азиза.

Улица Жумабека и проспект Жибек-Жолу

Из-за больших ям и отсутствующих пандусов Азиза не может здесь проехать сама, поэтому ей приходится помогать. Коляску постоянно трясет, из-за этого у нее из кармана выпадает телефон. Если бы Азиза была в этот момент одна, поднять его она бы не смогла.

 

По пути она рассуждает:

 

«Местами асфальт отсутствует, большие ямы, приходится просто зигзагами ехать на коляске, чтобы не застрять. Вот, еще Дворец бракосочетаний — здесь ступенек больше, чем где-либо. Интересно было бы спросить, на колясках люди у них часто женятся? Там для здорового пройтись-то тяжело».

Как Аскар ехал вверх по западной стороне улицы Абдрахманова и Байтик баатыра:

Проспект Жибек-Жолу

 

На этом оживленном перекрестке в северной части центра Бишкека невозможно попасть на остановку общественного транспорта. Путь к ней преграждает высокий бордюр, а тротуар пересекает закопанная в асфальт труба — она выполняет роль совершенно ненужного здесь лежачего полицейского.

Без посторонней помощи Аскар не может заехать на остановку, а для того, чтобы переехать трубу, ему требуется значительное физическое усилие.

 

Перейти через дорогу и по тротуару на Жибек-Жолу вдоль улицы Абдрахманова у Аскара получилось только при помощи сопровождающего — он приподнимал верхние колеса и объезжал кочки лопнувшего от корней деревьев асфальта.

 

«Я проезжаю по этой улице, потому что мне помогают, и у самого руки крепкие, ведь я занимаюсь плаванием. А вот, например, те люди, у которых сложности еще и с руками — им на самом деле будет проблематично ехать. Стоит налететь на кочку — можно перевернуться», — рассуждает Аскар.

Улица Жумабека

 

В здание библиотеки имени Алыкула Осмонова на коляске тоже не попасть — нет пандуса. Они есть на близлежащем тротуаре, но со слишком резким подъемом, поэтому Аскар не может заехать по ним сам.

 

«Эти высокие уровни наклона — это стопроцентное падение вниз и удар головой», — объясняет он.

Улица Фрунзе

 

В Музей изобразительных искусств имени Гапара Айтиева людям на колясках и без сильных сопровождающих тоже не попасть: несмотря на несколько входов, к музею не ведёт ни один пандус.

 

Здесь тротуар пестрит разбитой плиткой, ямами и неправильными пандусами со слишком резким наклоном. На одном из участков путь нам преграждает высокий бордюр — это вынуждает Аскара выехать на проезжую часть.   

 

«Вот она — обычная жизнь доступной среды», — иронизирует он, показывая на местами отсутствующий тротуар и высокие кочки на нем.

В библиотеку им. Баялинова на коляске заехать получается только с помощью сопровождающего. Зато тротуар возле неё немного лучше, чем вдоль Абдрахманова — выложенная каменными плитками дорога ровнее, но коляску на ней сильно трясет.

Проспект Чуй

 

В реконструированном в 2017 году подземном переходе возле ЦУМа есть пандусы, но они тоже слишком крутые.

 

Мэрия Бишкека потратила 43 млн сомов на реконструкцию двух подземных переходов, в том числе установив на эти деньги новые автоматические подъёмники для людей на колясках. Но они не работают — по словам продавцов из подземного перехода, их никогда не использовали со дня завершения реконструкции.

 

«Когда его установили, он один раз поднялся и опустился, а после этого ни разу не работал», — говорит мужчина, продающий очки в переходе.

 

Спуск и подъем даются сложно — с пандуса не получается плавно спуститься, не наехав на ступеньки. Коляску нам помогают спустить прохожие, поднять — тоже.

 

Улица Киевская

 

Тротуар возле этого перекрестка сравнительно целый, но пандусы снова короткие и с резким наклоном. Аскар едет сам, но при подъеме на пандус мы ему помогаем.

 

Пересекая Киевскую, ему приходится петлять между автомобилей, словно в лабиринте — бишкекские водители зачастую не соблюдают правило стоп-линии на перекрестке и ожидают зеленого сигнала светофора, стоя прямо на пешеходном переходе. Люди на инвалидных колясках страдают от этого больше всего.

 

Здесь мы с Аскаром решаем попробовать сесть на троллейбус. С помощью сопровождающего он поднимается на остановку и встает рядом со скамейками.

 

Вскоре подъезжает троллейбус. Когда мы показываем водителю на Аскара и жестами просим спустить откидной пандус, он отрицательно качает головой и уезжает.

 

Проезжает еще несколько троллейбусов, но в них откидных пандусов нет вовсе. Лишь с четвертым по счету троллейбусом мы добиваемся успеха. Женщина, сидящая за его рулем, удивляется просьбе спустить откидной пандус, но не спорит с нами — взяв нож, она отковыривает грязь вокруг пандуса и спускает его для Аскара.

 

Заехать по нему сам он не может, поэтому ему помогает сопровождающий.

Улица Московская

 

На этом перекрестке Аскар выходит из троллейбуса и возвращается к тем же проблемам — местами отсутствующий тротуар, неудобные пандусы.

Этот перекресток славится обилием пунктов обмена валют, но ни один из них не приспособлен для людей на колясках — нет ни пандусов, ни хотя бы кнопок вызова.

Улица Боконбаева

 

На этом перекрестке нам впервые встречается правильный пандус — возле филиала «Кыргызкоммерцбанка», со стороны здания Первомайского районного суда. Аскар без посторонней помощи заезжает на него, разворачивается и спускается обратно.

 

«На него нужно какое-нибудь не скользкое покрытие, а то скатиться же можно с этой плитки и удариться», — замечает он.

 

Но сразу за банком проблемы возобновляются — снова ямы и высокие бордюры.

После железнодорожного моста, улица Абдрахманова превращается в Байтик-баатыра и пересекает улицу Льва Толстого. Если под мостом дорога еще местами целая, то подниматься нужно в гору, поэтому сопровождающему Аскара приходится его буквально закатывать наверх.

Дальше идет сплошной разбитый асфальт с мелкими камнями, и формирующими арычную систему трубами прямо посреди тротуара.

 «В одиночку на коляске в городе можно просто свалиться в арык, пытаясь подняться по пандусам на тротуарах, сделанных под резким углом, удариться головой и разбиться», — говорит Аскар.  

Улица Кулатова

 

Здесь коляску заклинивает и проехать одну трубу никак не получается. Проходящие мимо мужчины никак не реагируют, а вот пожилая женщина, увидев нас, подбегает и пытается поднять коляску. Приложив чуть больше усилий, сопровождающий Аскара помогает ему объехать трубу.

Улица Горького

 

Здесь по тротуару, выложенному ровной плиткой, Аскар без труда смог бы проехать, если бы не припаркованные на тротуаре машины. Дорогие иномарки закрывают проход — приходится петлять, чтобы объехать их.

 

Улица Медерова

 

Здесь ремонтируют пешеходный переход (во время эксперимента — сейчас дорогу уже отремонтировали), поэтому мы вместе с Аскаром не можем перейти дорогу.

 

«Иностранцы, когда приезжают к нам, часто говорят, что у нас здоровая нация — по улицам гуляют только физически здоровые люди. Им непривычно видеть это, ведь в США или Европе они привыкли видеть среди прохожих людей на колясках или слепых с палочками, идущих по своим делам. А у нас их нет, потому что все сидят дома», — рассуждает Аскар.

Как Азиза ехала вниз по восточной стороне:

Улица Медерова

 

По большей части, на этой стороне улицы пандусов на тротуаре не было — он представляет из себя плавный спуск. Азиза едет сама, пока не натыкается на арыки от водоспусков в тротуаре. Тогда ей приходится ждать, когда сопровождающий протащит ее дальше — вперед задними колесами.

 

«Без сопровождающего эти ямки-арычки сама я не проеду. Тут много кафешек и магазинов, вход в которые идет по большим ступенькам — вот в них я даже с большими усилиями без посторонней помощи не попаду. Самое обидное, что даже в аптеках высокие ступеньки и нет пандусов, будто за лекарствами ходят только здоровые. Приходится просить помощи», — комментирует Азиза свой путь.

Улица Дружбы

 

Возле мебельного салона Азиза натыкается на первый пандус.

«Как и положено, он длинный, с плавным подъемом, удобная ширина. Но нет ручек, за которые я могла бы держаться, спускаясь. Я не хочу говорить, что пандус плохой, потому что на этот я хотя бы сама заехать могу», — говорит она.

Спустившись с пандуса и проехав буквально три метра, Азиза натыкается на ступеньку между плиточной и асфальтированной частями тротуара. Разница в высоте не позволяет ей самостоятельно объехать это препятствие. Весь асфальт здесь усыпан ямами, поэтому Азизе помогает уже не только сопровождающий, но и прохожие.

«А бывает, что прохожие просто отказываются помогать. Мы как-то вышли с подругой погулять. Хотели зайти в кафе, но там был большой порог, а у подруги ДЦП, и одна рука у нее плохо работает. Рядом был мужчина, она к нему обратилась: “Мужчина, вы бы не могли помочь поднять коляску?”, а он отказался», — возмущается безразличию людей Азиза.

Улица Горького

 

Здесь много салонов красоты, кафе и магазинов — каждое заведение отремонтировало свой участок тротуара на свой лад. Плитка здесь разная и каждая часть отличается по высоте.

 

«Да, одна бы я по этим улицам не прошлась бы. Бесит отношение людей, я не знаю даже, как одеваться уже. Видят коляску — в руки деньги суют, будто пытаются откупиться. Я уже и не ругаюсь — просто неприятно, что судят только по коляске», — рассказывает Азиза.

 

Здесь находится аптека с хорошим пандусом — Азиза сама поднимается по нему и спускается обратно.

 

«Неплохой пандус — можно заехать, развернуться и выехать. Очень редко такое возле аптек встречается», — рассуждает она.

 

Азиза выезжает на ближайшую остановку, чтобы проехаться на троллейбусе.

Когда она училась на первом курсе БГУ, она добиралась до университета на маршрутке, а во втором корпусе вуза для нее даже специально установили пандус. Правда, как рассказала Азиза, он, как многие другие, был сделан «ради галочки», и без посторонней помощи она все равно не могла попасть на учебу.

 

«Было неудобно, но ездила. Маршрутки и автобусы часто проезжали мимо. Я подавала жалобы, а транспортные организации мне отвечали, что водители меня просто не видели. Я продолжала жаловаться, ведь на остановке я обычно одна сидела, и меня было видно сразу», — вспоминает Азиза.

 

Мимо нас проезжают два старых троллейбуса, в которых нет откидных пандусов. Когда подъезжает третий, мы подходим к водителю и просим откинуть пандус. Водитель говорит, что им никогда не пользовались, но все же надевает перчатки, берет отвертку и идет отковыривать грязь вокруг пандуса.

 

Откинуть его все равно не получается. Водитель предлагает просто затащить коляску в салон, где нас ждет много пассажиров. На месте для людей на колясках стоят люди — они любезно отходят от окна и поручней для людей с инвалидностью.

Кулатова — Боконбаева

 

На троллейбусе мы вместе с Азизой проезжаем три улицы. На улице Боконбаева троллейбус не может подъехать близко к остановке из-за скопившихся здесь маршруток — мы не отваживаемся выходить с Азизой на проезжую часть и едем дальше. На Моссовете мы высаживаемся — коляску приходится спускать вручную. С этим нам помогают пассажиры.

 

Улица Московская

 

Здесь на остановке тротуарная плитка рассыпалась в щебень. Азиза не может крутить колеса коляски сама — они постоянно пробуксовывают из-за мелких камней и ям, поэтому ей помогает сопровождающий.

 

«Коляску постоянно трясет. Тут не то, что самой проехать, тут дискомфортно просто катиться на коляске», — говорит Азиза.

 

Сразу за остановкой находится магазин «Весна» и у него даже есть пандус. Только вот пользоваться им невозможно — впритык к нему стоит платежный терминал.

 

«Наглядный пример, что установили для галочки. Я не знаю, зачем они это делают. Никто ведь и не подумал, что на этот большой порог на коляске не заедешь, но и пандус там все равно маленький. А в этом случае его еще и загородили», — вздыхает Азиза.

Улица Токтогула

 

Здесь весь тротуар тоже в ямах и водосточных арыках — колеса постоянно застревают. Сама Азиза бы тут не проехала — ей снова требуется помощь.

 

«С одной стороны это хорошо, что водостоки делают — нет луж. Но колеса застревают. А еще все эти заведения, где ступеньки большие, закрыты для нас», — говорит она.

 

Улица Киевская

 

Азиза пытается по зебре переехать через Киевскую, но запинается на бордюре. Он мешает не только людям с инвалидностью, но и молодым родителям с детскими колясками.

«По этим ступенькам можно съехать только задними колесами, то есть спиной к проезжей части. А ведь это опасно», — замечает Азиза.

 

Зато дальше тротуарная плитка выложена отлично — Азиза с легкостью сама доезжает до подземного перехода. Коляска Азизы оказывается слишком маленькой для широких полос пандуса в подземке, а автоматические подъемники не работают.

 

«Моя коляска не помещается — слишком маленькая для двух полос, которые сделали для колясочников. Если начнем съезжать, колеса застрянут в лестнице. А на одном боку съезжать опасно — я могу выпасть», — говорит Азиза.

 

Проспект Чуй

 

Парень, стоящий рядом с играющим здесь уличным музыкантом, подходит к Азизе и предлагает помощь. Он и сопровождающий Азизы подхватывают коляску и спускают ее вниз. На другой стороне подземки поднимать ее тоже приходится с помощью прохожих.

«Подруга рассказывала, что подъемник когда-то работал, а сейчас его ремонтируют. Ну, как говорят в народе, обещанного три года ждут, а потом забывают», — говорит Азиза.

Рядом с подземным переходом со стороны Театра оперы и балета, нужно преодолеть очередное препятствие — спуститься по крутому пандусу. Для этого тоже приходится просить о помощи прохожих.

 

На площадке возле оперного театра Азизе и сопровождающему приходится зигзагами объезжать припаркованные здесь машины. У самого театра есть только один пандус, но и он слишком крутой и высокий — самостоятельно Азиза бы не смогла заехать на него.

 

Улица Фрунзе

 

На тротуаре возле отеля «Хаятт» есть еще один пандус — точнее его подобие. От времени часть бетона уже развалилась, поэтому пандус больше похож на ступеньку.

 

«Кажется, что его пытались сделать, но это осталось на уровне планов. Они для галочки делают это, надеясь, что колясочники по таким местам не будут проезжать. Отчасти это правда», — грустно констатирует Азиза.

 

Тротуар здесь не так сильно разбит, но местами — особенно при переходе через дорогу — Азизе все равно приходится прибегать к помощи сопровождающего.

 

«Сама я просто не смогу — свалюсь же. Тут много ступенек, ям в тротуаре, высокие бордюры. Здоровые люди на это внимания даже не обращают — им просто не нравится вид», — говорит Азиза.

Улица Жумабека и проспект Жибек-Жолу

Из-за больших ям и отсутствующих пандусов Азиза не может здесь проехать сама, поэтому ей приходится помогать. Коляску постоянно трясет, из-за этого у нее из кармана выпадает телефон. Если бы Азиза была в этот момент одна, поднять его она бы не смогла.

По пути она рассуждает:

 

«Местами асфальт отсутствует, большие ямы, приходится просто зигзагами ехать на коляске, чтобы не застрять. Вот, еще Дворец бракосочетаний — здесь ступенек больше, чем где-либо. Интересно было бы спросить, на колясках люди у них часто женятся? Там для здорового пройтись-то тяжело».

Текст и фото: Александра Титова

Карта и графика: Тилек Бейшеналиев

Видео: Азат Рузиев

Контрибьютор: Бекжан Асылбеков

Редакторы: Бектур Искендер, Эльдияр Арыкбаев, Дмитрий Мотинов