Минэконом хочет повысить налог с продаж, чтобы вывести бизнес из тени. Что происходит?

1 min read
Налогом с продаж в Кыргызстане облагаются только покупки за наличные деньги — обычно налог включается в их стоимость. Фото: Kloop

Министерство экономики Кыргызстана хочет повысить налог с продаж (НСП) для наличных платежей с 2 до 5 процентов. Рассказываем, кого это может коснуться, для чего это делается и что об этом думают бизнесмены и эксперты.

Коротко

• Министерство экономики хочет увеличить НСП с 2 до 5 процентов для наличных платежей. По его мнению, это необходимо, чтобы выводить бизнес из тени и дать ему меньше возможностей уклоняться от налогов.

• Безналичные платежи в Кыргызстане не облагаются НСП.

• Если налог повысят, это больше коснется тех потребителей, которые привыкли расплачиваться наличными — при таких покупках налог обычно закладывают в цену товара.

• Увеличение НСП, по словам министра экономики Олега Панкратова не коснется малого и среднего бизнеса, который работает по патентам или платит единый налог. Такой бизнес вообще не платит НСП.

• Мнение экспертов об идее минэкономики разделилось. Одни в целом поддерживают ее, а другие считают, что она может, наоборот, подстегнуть бизнес к уходу в тень.

Важное примечание: Увеличение НСП для наличных платежей с двух до пяти процентов — все еще законопроект, который вынесли на общественное обсуждение. Это не окончательное решение. Чтобы законопроект вступил в силу, его должны одобрить депутаты, а президент — подписать его. Минэкономики готово отозвать свое предложение, если бизнес-сообщество докажет нецелесообразность этой идеи.

Подробно

Зачем поднимать НСП?

Минэкономики предлагает повысить НСП для наличных платежей, чтобы стимулировать бизнес пользоваться безналичными, и соответственно выходить из тени.

По словам министра экономики Олега Панкратова, нынешняя ставка НСП в два процента не стимулирует теневой бизнес к легализации, поэтому министерство предлагает повысить ставку до пяти процентов.

Если же бизнес не захочет платить НСП, то ему достаточно перейти на безналичный расчет — тогда предприятия освободятся от этого налога.

Панкратов объясняет: реформирование системы взимания НСП идет третий год. Сначала власти освободили от этого налога экспортеров, затем — бизнес, чьи денежные операции проводятся в безналичной форме. Эти меры, по словам министра, привели к росту безналичных платежей с 35,4% в 2015-м до 44,2% в 2016-м.

«Это предложение не связано с целями пополнения бюджета. Это было сделано в целях сокращения теневого сектора экономики, который и использует наличные платежи в целях сокрытия своих оборотов», — пишет министр.

Кого это коснется?

Панкратов говорит, что из-за увеличения НСП (если законопроект вообще примут) не стоит беспокоиться малому и среднему бизнесу, который работает по патенту или платит единый налог — такой бизнес НСП вообще не платит.

По словам министра, этот законопроект коснется средних оптовых предприятий, которым, как считает Панкратов, переход на безналичные формы оплаты не составит особого труда.

«Они не переходят [на безналичные платежи] только из-за нежелания. Потому что когда работаешь с налом, всегда есть соблазн не показывать свои обороты полностью», — говорит Панкратов.

При этом минэкономики готово снять предложение по увеличению НСП с повестки дня — если бизнес-сообщество докажет нецелесообразность этой идеи.

Безналичные платежи в Кыргызстане не облагаются налогом с продаж. Фото: Улан Асаналиев / RFE/RL

Что говорят эксперты?

Экономист и налоговый консультант Андрей Красников говорит, что идея минэкономики верная, и она поможет бороться с нелегальным наличным оборотом.

Однако он считает, что у государства должна быть программа поддержки предпринимателей, чтобы эффективно внедрить культуру безналичных платежей. Например, власти могли бы через налоговые послабления возвращать предпринимателям те деньги, которые они потратили на терминалы безналичной оплаты.

Кроме того, считает он, государство должно более строго контролировать те предприятия, которые используют наличные деньги в своих оборотах.

«На мой взгляд, налогоплательщики, которые переходят на безналичные платежи, должны испытывать меньше административной нагрузки со стороны налоговых органов. Потому что налоговые проверки должны идти, в первую очередь, на тех, чьи операции идут в наличной валюте. А для безналичных платежей — наоборот. Если ты открыт, то тебя мы не будем проверять», — говорит Красников.

Он не считает, что увеличение НСП с 2 до 5 процентов ударит по покупательской способности и станет шоком для потребителей.

Председатель правления палаты Налоговых консультантов Татьяна Ким не согласна с тем, что увеличение НСП будет выводить предпринимателей из тени. Она считает, что это противоречит политике сокращения налоговой нагрузки, объявленной властями еще в 2006 году.

По словам Ким, увеличение НСП ударит по оптовым и мелкооптовым торговцам, которые часто работают с наценкой в 1-2 процента — увеличение НСП в два с половиной раза приведет к банкротствам и увеличению цен на товары.

«Представители Министерства экономики говорят, что ставка [НСП] в два процента невысокая. Но это не так. Это очень высокая ставка. Мне кажется, что говорить [так] могут только те люди, которые собственный бизнес не вели», — говорит она.

Татьяна Ким считает, что от увеличения НСП может пострадать и государство, потому что бизнес будет вынужден уходить в тень — она говорит, что из-за этого объемы налоговых отчислений могут даже сократиться. Ким вспоминает, что Россия «уже обожглась» на этом:

«[Она в 2011 году] повысила социальный налог до 34 процентов. В итоге, они получили [пенсионных поступлений] меньше, чем когда налог был 26 процентов».