Книги Сэлинджера и Брэдбери на столе с самыми продаваемыми книгами июля в магазине «Раритет». Фото: Алексей Журавлев / Kloop.kg

Произведения американских писателей Рэя Брэдбери и Джерома Сэлинджера каждый месяц оказываются в списках самых продаваемых книг в магазинах «Раритет», «Букингем», «Бука» и нескольких других частных точек.

Продавцы «Раритета» объясняют их популярность тем, что за 70 лет темы произведений Брэдбери и Сэлинджера не потеряли актуальности. По их мнению, это связано с модой — «ведь они обязательны к прочтению на Западе» и «постоянно на слуху в интернете, в YouTube, на Facebook».

«Эти произведения, которые хочется перечитывать. И каждый раз они раскрываются с новой стороны. Ведь в разные моменты жизни, люди меняют мировоззрение, и соответственно книга воспринимается по-другому. И в героях этих произведений могут найти себя многие читатели: обычный подросток, домохозяйка, бизнесмен или солдат», — говорит продавщица книжного магазина Бишкека.

Опрошенные «Клоопом» бишкекчане по-разному познакомились с творчеством Брэдбери и Сэлинджера, но почти для каждого они становились любимыми писателями.

Одни начали читать их произведения из-за того, что все так делают, а другим посоветовали друзья, учителя или пользователи интернета, которые оставляют множество отзывов на эти книги.

Студентке Айгерим близкий друг посоветовал «451 градус по Фаренгейту» Брэдбери. «Мне было интересно, чем же кончится, и что станет с главными героями», — восторженно вспоминает Айгерим.

Бишкекчанка Александра говорит, что решила почитать Брэдбери и Сэлинджера после того, как постоянно видела в ленте социальной сети «ВКонтакте» цитаты из произведений этих авторов. «В какой-то момент стало интересно о чем эти книги», — говорит девушка.

Пенсионер Мухдинбек рассказывает, что в советское время было «модно» собирать свою домашнюю библиотеку, где обязательно были Брэдбери и Сэлинджер.

«Когда свои дети вырастали и начинали интересоваться литературой, родители советовали прочесть для начала то, что есть на полках дома. Так многие советские  дети и познакомились с этими авторами», — объясняет он.

Бишкекчанка в магазине «Раритет» с книгой Рэя Брэдбери. Фото: Алексей Журавлев / Kloop.kg

Оттепель и новая литература

Произведения Брэдбери и Сэлинджера завоевали популярность в Советском Союзе еще в середине прошлого века, потому что они «приоткрыли занавес» другого мира, несмотря на критику властей и сложности с дефицитом книг.

В СССР как раз в это время произошел «читательский бум». Люди искали новых авторов, которыми стали Брэдбери и Сэлинджер. Герои их произведений — бунтари, несогласные с происходящим вокруг.

По словам литературоведов, советским людям было в новинку читать романы с живыми героями, полными внутренних сомнений и разговаривающими на их языке.

«Книги этих писателей поражали искренностью, которой не знала официальная советская литература. Ведь соцреализм предполагал создание “положительных образов” — людей с крепкими нервами, свободных от всяких там душевных терзаний», — объясняет литературовед Элеонора Прояева.

Она говорит, что именно эти отличия произведений Брэдбери и Сэлинджера «сформировали поколение, способное мыслить оппозиционно».

«Настоящее отношение к этим двум авторам складывалось у молодёжи тех лет по-другому: они чувствовали в них свободную мысль, свободное от идеологического давления восприятие действительности, глубину психологизма, которая была недопустима для героев соцреализма, сложность характеров», — вспоминает Прояева.

Герой, отрицавший окружающий мир

В 1960 году в СССР опубликовали единственный изданный роман Сэлинджера «Над пропастью во ржи» (The Catcher in the Rye) — тем временем, книгу стали часто запрещать в американских школах из-за грубого языка и упоминаний о сексе.

Но на русском языке книгу печатали с качественным переводом, при этом смягчая «грубый язык» — например, выражение «fuck you» заменяли на «какую-то похабщину».

«Герой, этот молодой человек, мальчик, который отрицал мир, окружавший его. Это было так созвучно всем нам, людям тогдашней оттепели», — вспоминает писатель и сценарист Эдвард Радзинский.

Литературовед Андрей Аствацатуров говорит, что в 60-х годах советские люди еще помнили хрущевскую оттепель и были довольно либеральными. Поэтому, вспоминает он, они ассоциировали себя с главным героем романа.

«Они видели в герое Сэлинджера человека, не согласного с тем, что происходит вокруг. Человека, который бунтует против системы воспитания, против системы образования, против очевидностей, против прописных истин. Они видели самих себя в Холдене Колфилде», — говорит Аствацатуров.

В магазине «Раритет» самый известный материал Сэлинджера в одиночку занимает целую полку. Фото: Алексей Журавлев / Kloop.kg

Многотысячные тиражи

Влияние авторов на читателя не особо нравилось действующей власти — первый советский редактор Брэдбери Белла Клюева говорила, что государственная цензура была готова «придушить всех иностранцев».

«[Брэдбери] приходилось проталкивать, конечно. […] Самое сложное было — убедить главного редактора или директора, что все в порядке с этим автором», — вспоминала она в интервью газете «Московский комсомолец».

Журнал ЦК КПСС «Коммунист» печатал отрицательные отзывы о романе Брэдбери «451 градус по Фаренгейту», которые тем не менее не смогли привести к запрету книги.

Уже в 1965 году в Советском Союзе напечатали сотни тысяч книг с произведениями Брэдбери — до 1990 года их издавали 43 раза, а общий тираж составил почти 7 миллионов.

«Удивительно, что даже идеологическая критика со стороны коммунистического правительства не смогла остановить этот бурный поток свободы», — говорит литературовед Элеонора Прояева.

Она вспоминает, что в те годы существовали целые клубы, члены которых обсуждали романы Брэдбери и Сэлинджера. Люди не обращали внимания на мнение критиков и сдавали макулатуру, чтобы получить одну книгу этих писателей.

Над текстом работали: Алексей Журавлев, Касиет Тыналиева, Ратибор Горяйнов, Айдай Эркебаева