1 min read

Фото: Zulkarnan Abdul / Flickr

Министерство иностранных дел Казахстана заявило, что казахские власти не проводят дополнительные проверки в алматинском аэропорту. Редакция «Клоопа» объясняет, почему новое заявление казахского МИДа — неправда.

Контекст: Дополнительные проверки и допросы кыргызстанцев в аэропорту Алматы начались в конце 2017 года. Первые месяцы граждане Кыргызстана жаловались на сотрудников Комитета нацбезопасности (КНБ) Казахстана — на грубость, на переписку данных телефонов и проверку их содержимого.

После серии публикаций весной 2018 года казахские спецслужбы смягчили проверки и стали вежливее. С того времени также снизилось количество жалоб на то, что сотрудники КНБ переписывают IMEI-коды телефонов.

В мае 2018 года кыргызский МИД назвал проверки кыргызстанцев «чрезмерными и унижающими» и попросил власти Казахстана объяснить, с чем это связано. Казахстан объяснил их «борьбой с терроризмом», но не прекратил проверки. Таким же образом обходятся с гражданами Узбекистана и Таджикистана.

Что случилось: После новых жалоб со стороны своих граждан, кыргызский МИД вызвал к себе 14 сентября посла Казахстана и вручил ему ноту с жалобой на действия казахских спецслужб. Спустя три дня пресс-секретарь казахского МИДа Айбек Смадияров заявил следующее:

«В целом, утверждаем, что казахстанская сторона не проводит преднамеренные проверочные действия в отношении граждан ни одного государства мира, и все процедуры при прохождении контрольно-пропускных пунктов на государственной границе Республики Казахстан соответствуют общепринятым международным нормам и стандартам».

В этом заявлении содержится как минимум две неправды.

Вранье №1: Власти Казахстана утверждают, что «не проводят преднамеренных проверочных действий в отношении граждан ни одного государства мира». Это ложь.

Свидетельства, собранные журналистами «Клоопа», показывают, что людей в аэропорту Алматы отводят на дополнительную проверку именно после того, как выясняется, что они граждане Кыргызстана, Казахстана или Узбекистана.

Жаннат Турдумбаева прилетела 18 июля в Алматы рейсом из Милана.

По её словам, как только все пассажиры её рейса прошли в зал погранконтроля, один из казахских пограничников начал кричать «Кыргызы, все кыргызы сюда!».

Похожую историю рассказывают и другие граждане Кыргызстана, прилетавшие в Алматы. «К очереди подошла сотрудница и громко объявила: граждане Кыргызстана, пройдите за мной», — рассказывает Зарема Султанбекова.

Кабинет №110 в аэропорту Алматы. Здесь сотрудники КНБ допрашивают граждан Кыргызстана, Узбекистана и других стран.

Но такие объявления казахские пограничники делают не всегда. Гораздо больше зафиксировано случаев, когда граждане Кыргызстана стояли вместе с остальными пассажирами в общей очереди, а потом их уводили в кабинет на беседу после того, как они доставали паспорт.

Ольга Труханова попала под первую волну усиленных проверок прошлого года, поэтому испытала на себе особую грубость со стороны казахских спецслужб.

«Прилетели из Киева в ноябре. Стояли в длинной очереди, но за пару человек до подхода нашей очереди, нас вывели (в руках был наш паспорт) и сказали, что мы сначала должны зайти в неизвестный кабинет. Там мы вновь встали в очередь», — рассказывает она.

Когда Ольга и другие кыргызские пассажиры поинтересовались повышенным вниманием у сотрудников спецслужб, последние объяснили им происходящее «борьбой с терроризмом».

«Пока они проверяли, я возмущалась. На мои возмущения они сказали с насмешкой что-то вроде “Ну можете жалобы писать”. Фотографировали все странички паспорта и спрашивали: Когда улетела? Куда? Зачем? Чем занимаюсь? Когда покину Казахстан?»  — вспоминает Труханова.

Спустя полгода, когда Ольга снова прилетела в аэропорт Алматы, но уже из Тбилиси, она снова попала в комнату допроса. Но с ней, как говорит она, уже обращались вежливее.

«В этот раз сотрудники сразу предупреждали, что нам нужно в комнату сначала пройти. Мужчины в комнате были вежливы, смотрели паспорт и спрашивали, когда мы планируем покинуть территорию Казахстана», — описывает она.

Итог: Власти Казахстана однозначно проводят преднамеренные проверки граждан Кыргызстана. Согласно собранным свидетельствам, пограничники и сотрудники КНБ проверяют тех, кто прилетает в Алматы рейсами из Стамбула, Киева и Тбилиси, хотя зафиксированы отдельные случаи проверок кыргызстанцев, прилетавших из Шанхая.

И хотя сотрудники спецслужб за последние полгода стали вести себя вежливее, сам факт проверки остаётся без изменений. Даже наоборот, проверки стали более систематизированными и организованными.

Враньё №2: Второе утверждение, что «процедуры при прохождении контрольно-пропускных пунктов на государственной границе Республики Казахстан соответствуют общепринятым международным нормам» — тоже неправда.

Списывая IMEI-коды с телефонов, задавая неуместные вопросы и дотошно проверяя кыргызстанцев без основательных причин, сотрудники КНБ вторгаются в их частную жизнь, что является нарушением Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого в 1966 году. Власти Казахстана ратифицировали этот документ в 2005 году, а в 2006-м он вступил в силу.

Дильнура Набиджан — одна из гражданок Кыргызстана, которая испытала на себе целый ряд нарушений международных норм. «Мне задали много вопросов — имя, фамилия, где проживаю, записали адрес в Бишкеке, чем занимаюсь, забрали телефон, записали IMEI-код, спросили о цели поездки в Украину, где я там проживала и чем занималась», — рассказывает она.

С записью IMEI-кода столкнулись, в том числе, кыргызские журналистки Савия Хасанова и Нуржамал Джанибекова, в разное время прилетавшие в Алматы из Тбилиси и Киева.

Итог: Сотрудники КНБ, которые дотошно проверяли кыргызстанцев в аэропорту Алматы без основательных причин и списывали IMEI-коды с их телефонов, вторгались в частную жизнь допрашиваемых. Это нарушение международных норм.

Что делать, если пограничник или сотрудник КНБ задает слишком много вопросов и просит дать IMEI-код?

Первое — требовать документы у проверяющих. Юрист Эдиль Эралиев говорит, что КНБ имеет право проверять документы иностранных граждан «для предупреждения преступлений». Если сотрудник КНБ требует пройти в комнату досмотра, то отказаться нельзя. Но можно потребовать документы и спросить причину допроса.

Эралиев предупреждает — сотрудник КНБ не может списывать IMEI-код (без возбужденного дела или санкции), а также задавать неуместные вопросы, так как это вторжение в частную жизнь. Это противоправные действия, которые можно оспорить в суде.

Однако кыргызстанцы в большинстве случаев не обращаются в суды, так как находятся на территории Казахстана транзитом, а на судебные разбирательства нужно время, объясняет юрист Нурбек Токтакунов.

Он считает, что эту проблему нужно решать не в правовом, а в политическом поле. Токтакунов говорит, что проблемы с проверками кыргызстанцев в аэропорту Алматы могла бы остановить кыргызская власть. Но она не может — в силу зависимости от Казахстана.

«Они должны были сказать: “Проявляйте уважение к нашим гражданам”. А для этого [кыргызская] власть должна уважать себя и народ. Если власть не уважает народ, то как она может добиться уважения со стороны?» — задается вопросом Токтакунов.

Итог: Если кыргызстанцы считают, что их право на частную жизнь нарушено, то нужно обращаться в суд. Но сделать это в чужой стране — значит потратить время (и деньги). Проблему с проверками кыргызстанцев могла решить власть. Но не может.

Кыргызстанцы ругают КНБ-шников в соцсетях, но мало кто пишет письменные жалобы

Директор департамента информации при МИД Кыргызстана Муратбек Азымбакиев в интервью журналисту «Клоопа» сказал, что ведомство получило не так много письменных жалоб от кыргызстанцев на действия сотрудников КНБ в аэропорту Алматы.

«Очень мало [жалоб поступило]. Информация всплывает в соцсетях, когда кого-то слишком [жестко] проверили и этот человек потом в обморок упал. [Но] массовых обращений от кыргызстанцев [в МИД] не поступало», — говорит Азымбакиев.

Бишкекчанка Умай Арыкова попыталась в августе собрать жителей Кыргызстана и направить множество жалоб в МИД Кыргызстана, но из сотен людей, прошедших через допросы казахского КНБ, официальную жалобу написали всего единицы.

Соавтор: Рустам Халимов