3 min read
Иллюстрация: Камилла Халилова для Kloop.kg

Против вас возбудили дело, и оно попало в кыргызский суд? У нас для вас плохая новость: в 96% случаев вы получите судимость (если, конечно, вы не чиновник — по статистике, они чаще всего уходят от ответственности).

Во время новогодних каникул 2018 года на юго-востоке Бишкека двое милиционеров задержали 42-летнего Рустама — они обыскали его в присутствии двух понятых и обнаружили в кулаке пакет с четырьмя граммами гашиша.

Рустам признался, что купил наркотики для личного употребления. Он просил суд не сажать его в тюрьму, потому что он один обеспечивает семью — двоих несовершеннолетних детей и жену. Рустам никогда не был судим, о нем положительно отзывались его коллеги и соседи.

Судье надо было выбрать наказание — согласно Уголовному кодексу Кыргызстана, Рустама можно было оштрафовать на сумму от 20 до 50 тысяч сомов или лишить свободы на срок от трех до пяти лет. В итоге суд выбрал последнее и приговорил его к трем годам колонии.

Обвинительная система

Случай Рустама указывает на то, как работает судебная система Кыргызстана. Во-первых, судьи склонны выносить обвинительные приговоры. Во-вторых, из-за этого страдают не злостные правонарушители, которые действительно опасны для общества, а единожды провинившиеся люди вроде Рустама.

Чтобы понять особенности работы судебной системы Кыргызстана, журналисты «Клоопа» скачали и проанализировали 26 тысяч уголовных дел, рассмотренных в судах разных инстанций за последние шесть лет.

Суды первой инстанции в абсолютном большинстве случаев выносят обвинительные приговоры. В трех из четырех случаев подсудимого приговаривают к сроку. А оправдывают только по 4% дел.

только в 4% случаев

выносят оправдательные приговоры суды первой инстанции в Кыргызстане

Судьи следующих инстанций — второй и третьей — обычно солидарны со своими коллегами из первой инстанции и оставляют приговор в силе. Подсчеты показывают, что оправданий во второй инстанции немного больше, чем в первой — 6,6%.

Кроме этого, анализ показал, что обычно судьи приговаривают людей к заключению или условному сроку — чаще всего на срок от 3 до 5 лет.

Многие статьи Уголовного кодекса предусматривают другие наказания, но судьи вспоминают о них крайне редко. Например, к общественным работам и выплате тройного айыпа приговаривали только в 0,4% всех проанализированных дел.

«Инквизиционное правосудие»

Правозащитник и адвокат Нурбек Токтакунов говорит, что судьи выносят так много обвинительных приговоров, потому что Кыргызстан унаследовал от Советского Союза систему «инквизиционного правосудия» — когда судья видит нарушения со стороны обвинения, но относится к этому снисходительно и «с обвинительным уклоном додумывает»

«[Судья] не замечает нарушений, мимо ушей пропускает аргументы защиты, потому что у него уже сложилось субъективное мнение, что человек виновен», — объясняет юрист.

По мнению Токтакунова, у этого есть несколько причин — судьи зависимы от других ветвей власти, в том числе от президента, они коррумпированы и боятся правоохранителей, а еще у них обвинительное мышление.

Иллюстрация: Камилла Халилова для Kloop.kg

С точки зрения другой правозащитницы Риты Карасартовой ситуация, когда судьи выносят в основном обвинительные приговоры, приводит к «безнаказанности» правоохранительных органов, и «они чувствуют себя хозяевами в полицейском государстве».

«Это страшно, когда невинный человек просто из-за какой-то прихоти или желания подзаработать становится уголовником. Это приводит к дополнительными затратам самого государства, потому что заключенных нужно содержать», — говорит она.

По мнению обоих правозащитников, судьи часто выбирают в качестве наказания лишение свободы, потому что это их «источник дохода». «Это источник коррумпированного дохода, потому что свобода продается. Если они будут по закону всех отпускать и использовать милосердие, то тогда кто им принесет деньги? Они свободу продают», — считает Токтакунов.

Сажают наркопотребителей

Среди всех правонарушителей в Кыргызстане страдают далеко не самые опасные — потребители наркотиков. Судебная система наказывает их в разы чаще, чем тех, кто распространяет наркотики — и эта тенденция продолжает расти уже 10 лет.

Исследование журналистов «Клоопа» подтверждает это — большинство приговоров суды выносят по статье «Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка или пересылка наркотических средств без цели сбыта». Доля приговоров против наркопотребителей среди всех приговоров самая высокая — 14%. В это же время тех, кто ответственен за распространение, сажают не так часто — таких вердиктов всего 3.5%.

Правозащитники считают, что приговоров по наркотикам так много, потому что такие дела легче всего возбуждать и расследовать — заодно, это положительно сказывается и на показателях раскрываемости преступлений.

Сергей Бессонов, директор ассоциации «Сеть снижения вреда», работающей с наркозависимыми, считает, что именно милиционеры подставляют людей, которые покупают у них же наркотики, чтобы показать результаты своей работы.

«Сидя на месте, милиционер и зарабатывает деньги, и движется по служебной лестнице, и владеет информацией. В основном задержания происходят не случайно, а сразу после покупки, потому что милиционеры знают, где и кто продает», — говорит Бессонов.

По его словам, есть множество приговоров в отношении наркопотребителей, задержанных за кражу, которую они совершили ради покупки наркотиков.

«Если мы сажаем наркопотребителей, думая, что они излечатся в заключении, то это глупо, потому что в тюрьме наркотиков еще больше — они там дешевле. Мы все платим за заключенных, когда они находятся в тюрьме», — говорит правозащитник.

Освобождают госработников

Пока судебная система остается суровой к одним, другим она делает поблажки.

В августе 2015 года спецслужбы задержали с поличным при получении 1000-долларовой взятки милиционера Бакыта*, на которого пожаловался его знакомый Закир*. По словам пострадавшего, сотрудник милиции в общей сложности вымогал $8000 — согласно заявлению Закира, Бакыт избил его в отделении милиции, а потом угрожал подкинуть 50 коробков с гашишем.

*имена изменены

На суде милиционер вину не признал — он заявил, что Закир был должен ему $2000. Суд поверил милиционеру, потому что не нашел в его действиях состав преступления, хотя действия Бакыта могли попасть под статьи Уголовного кодекса о вымогательстве, получении взятки и злоупотреблении положением.

Итоги анализа судебных дел показывают, что суды первой инстанции выносят наибольшее количество (18%) оправдательных приговоров по таким статьям как «Злоупотребление должностным положением» и «Вымогательство взятки».

Правозащитники считают, что суды избирательно применяют закон, когда речь заходит о государственных служащих, чиновниках и милиционерах, поэтому-то их так часто и оправдывают.

Иллюстрация: Камилла Халилова для Kloop.kg

Бывшая судья Конституционной палаты и правозащитница Клара Сооронкулова считает, что суды часто оправдывают не только милиционеров и чиновников, но и самих судей.

«Есть случаи, когда судья был задержан с поличным за коррупционное преступление, но при этом выносятся оправдательные приговоры во всех трех инстанциях», — рассказала она на круглом столе в октябре этого года.

Рита Карасартова также следит за работой судов — она считает, что есть категории дел, по которым «запрещено» выносить обвинительные приговоры.

Например, говорит правозащитница, большинство дел против милиционеров по статье «Пытки» не доходит до суда. А по тем, что доходят, судьи чаще всего оправдывают правоохранителей.

Верховный суд молчит

Позиция Верховного суда об анализе «Клоопа» остается неизвестной — его представители целый месяц не отвечали на вопросы и запросы издания, а потом заявили, что «по указанным вопросам не имеются материалы или документы».

Для уточняющих вопросов связаться с председателем суда или его заместителем не получилось.

Публично позицию по приговорам хоть как-то озвучивал в июне этого года Качыке Эсенканов, занимавший на тот момент пост зампредседателя Верховного суда. Выступая в парламенте, он заявил, что по уголовным делам «в принципе не должно быть оправдательных приговоров».

«Раз следствие работает на основании закона, они должны довести дело до суда, если вина полностью доказывается. Не должно быть так, что невиновный человек находится под следствием, а потом его дело передается в суд. Этого не должно быть, но случается», — сказал он.

В Верховном суде заявление Эсенканова назвали «личным мнением», но при этом сами не стали озвучивать свою позицию по обвинительному уклону судебной системы Кыргызстана.

Авторы: Анна Капушенко, Савия Хасанова

Редакторы: Анастасия Валеева, Эльдияр Арыкбаев, Дмитрий Мотинов

Работа над этим исследованием стала возможна, благодаря проекту Internews «Медиа-К», который финансово поддерживают USAID в Кыргызстане в партнерстве с Всемирным банком и IDEM.

Выводы авторов материала могут не совпадать с мнением доноров.