1 min read

Искендер Матраимов. Фото: пресс-служба парламента

Депутат парламента Искендер Матраимов дал интервью газете «Азия-Ньюс», в котором рассказал о своей семье, бизнесе, а также об отношении к бывшему президенту Алмазбеку Атамбаеву и своих связях с нынешним главой государства Сооронбаем Жээнбековым. «Клооп» подготовил пересказ этого интервью.

 О скрытых налогах на 24 млн сомов

В Кыргызстане налоговая служба ежегодно проверяет каждую компанию — а самые масштабные проверки начались после 2008 года. Наши фирмы также проверяют уже не впервые, мы всегда платили налоги, от уплаты никто не уходил. Мы могли бы подать в суд на финпол из-за результатов проверки финпола и обжаловать их результаты, но решили заплатить налог и жить спокойно. Эта сумма [24 млн сомов] появилась из-за смены некоторых форм налогов.

Мы могли оспорить результаты проверки [финпола], но подумали о своем времени. А эти деньги [24 млн сомов] пойдут в бюджет. На самом деле, сейчас есть много вопросов, и не только к финполиции. Почему проверяется имущество и бизнес только нашей семьи? В Кыргызстане не только мы ведем бизнес, и не только мы работаем в госорганах. За последние полтора года мы уже устали от проверок. С начала года мы только и делаем, что занимаемся проверкой, [наша] работа остановилась. Поэтому мы оплатили 24 млн сомов налогов. У нас нет ничего, что мы бы скрывали и боялись [что это найдут].

О затянувшихся сроках проверки финполом их имущества

С одной стороны, финпол можно понять, потому что проверки должны проводиться тщательно. В то же время они нас истощили экспертизами, анализами, сверками, встречными проверками. Проверка сейчас политизирована. Когда моего брата Райыма уволили 23 ноября 2017 года, уже на следующий же день начались проверки. Причину знает только Алмазбек Атамбаев. Я бы сказал так: На [парламентских] выборах 2015 года мы помогли партии [СДПК] получить 45 тысяч голосов, а на [президентских] выборах 2017 года наши агитаторы помогли набрать больше 100 тысяч голосов.

Специальный сценарий был подготовлен сразу после президентских выборов, потому что у Атамбаева было много планов, будь то внеочередные выборы, другие выборы или же [парламентские] выборы в 2020 году. А мы, семья Матраимовых, стали жертвами этого теневого сценария. У нас не было никаких плохих мыслей, мы усердно работали ради партии. Наверное, мы стали не нужны Атамбаевым, у которых были другие планы.

Слева Искендер Матраимов и по центру его брат Райымбек на спортивном турнире в Кара-Суу

О бизнесе, Атамбаеве и его советниках

Бизнес моей семьи связан с торговлей, у нас есть торговые точки. Говорят, что супермаркет «Народный» в Оше принадлежит брату [Райымбеку], но он принадлежит моей семье. Мы брали большие кредиты в банках, договаривались с бизнесменами и открыли магазин. Из-за того, что Райымбек был госслужащим, он передал весь свой бизнес в доверительное управление. До того, как он начал работать в таможне, он передал бизнес нашему младшему брату [либо Руслану, либо Тилеку, либо Исламу]. Сейчас бизнесом управляет наш младший брат. В наших налоговых декларациях указано, у кого из нас есть бизнес.

До президентских выборов мы были семьей, которая тихо работала, занималась бизнесом и служила государству, не причиняя ему вреда.

Когда до инаугурации Сооронбая Жээнбекова осталось немного времени, Атамбаев дал распоряжение Сапару Исакову, чтобы тот уволил Райымбека. В то время, брат лежал в больнице, его не нашли и уволили по придуманной статье. Позже [Райымбек] из принципа подал в суд и доказал, что его увольнение было незаконным. Я связался с Исаковым и спросил, что послужило причиной увольнения. Исаков ответил, что [Атамбаев] сказал сделать это. Он также сказал, что устроит мне встречу с Атамбаевым.

Увольнение Райыма, очернение в СМИ — это только начало. Дальше команда Атамбаева пойдет на многие провокации.

Позже я встретился с Фаридом Ниязовым, тот тоже предложил устроить встречу с Атамбавым, но пропал. Позже я понял, что зря пошел к Ниязову.

Оказалось, что с 2015 года Ниязов старался не подпускать меня к Атамбаеву. Перед инаугурацией Жээнбекова, мне позвонил Икрам Илмиянов и узнал, могу ли я встретиться с Фаридом Ниязовым. Я согласился и встретился с ним. Тогда Ниязов сказал, что было бы хорошо, если бы я не пошел на инаугурацию, потому что Атамбаев тогда был совершенно без настроения, и он мог бы сказать что-то плохое на публике, просто увидев меня [среди приглашенных].

Ближайший соратник Атамбаева Фарид Ниязов

О Райымбеке Матраимове

Расцвет нашего семейного бизнеса пришелся на 2000-ые годы, но до этого мы его развивали 15 лет. Всего нас восемь братьев и сестер, и наш рассвет пришелся на 90-ые годы, после развала Советского союза. Я работал в госоргане, а младшие братья лепили кирпичи и продавали их. Наш отец занимался животноводством. Мы с детства выращивали быков, и первый капитал мы сделали на продаже скотины. Уже тогда Райым отличался — пока мы присматривали за одним быком, Райым успевал уследить за двумя-тремя. Например, мы отказывались лепить кирпичи, а он дожидался прохлады и работал всю ночь без сна. Потом мы начали продавать масло, железо, хлопок, сигареты.

И я, и Райымбек, и наши родственники, слава богу, обеспеченные люди. Иногда говорят, что Райымбек — самый богатый человек в Кыргызстане. Наверное, в этот момент наши миллиардеры смеются, потому что они знают, у кого какой бизнес.

Последние два года Райымбек ждал решения суда [по делу о своем увольнении], результатов проверки финпола и никуда из страны не уезжал. Сейчас он не планирует идти работать на госслужбу. В Турции ему предложили должность вице-президента в одном из больших холдингов, и возможно, он примет это предложение.

Райымбек Матраимов

Как его семья реагирует на публикации в СМИ о себе

Многие знают, что я мягкий человек, и я такой на самом деле. Сперва я тяжело это воспринимал, спрашивал себя, почему журналисты сами не расследуют, а лишь пишут то, что говорят другие. Многие люди уже поняли, что Атамбаев сейчас очерняет Сооронбая Жээнбекова с помощью темы о Матраимовых. Люди уже научились различать, где правда, а где очернение Атамбаева.

Заявления Исакова о повышении таможенных сборов после увольнения Райымбека оттуда — его шоу с Кубанычбеком Кулматовым. Если бы об этом говорил какой-нибудь человек, не знающий работу таможни, но Кулматов сам работал с братом [на таможне] три-четыре года. Именно он поставил Райымбека на южную таможню.

Об отношениях с Жээнбековым

Мы работали в госорганах 20 лет, но наши отношения близкими никогда не были. Мы уважаем друг друга, наши политические взгляды совпадают. Сейчас бытует мнение, что Матраимовы работают на госслужбе именно с приходом Жээнбекова к власти, но это не так.

Я состою на госслужбе уже более 36 лет, Райымбек тоже много лет работает, Тилек с 2012 года работает акимом [Кара-Суйского района], а [Ислам] устроился в финполицию 15 лет назад. И как тогда можно говорить, что Матраимовы устроились при Жээнбекове?

Перевод: Кайрат Замирбеков