Издание «Политклиника» опубликовало расследование, в котором выяснило, что цеха и территория убыточного завода в Каинды перешли компании, связанной с бывшей женой депутата Алиярбека Абжалиева.

Журналисты отметили, что сделка прошла на фоне операции спецслужб, а государство, владеющее 24,79% имущества, «фактически осталось ни с чем».

Кабельный завод

Кабельный завод Каинды, ранее бывший одним из крупнейших предприятий Кыргызстана, уже более 15 лет не приносит существенной прибыли.

«В 2018 году новые акционеры передали имущество завода другой компании в обмен на погашение долгов предприятия. После этого “Каиндинский кабельный завод” фактически остался без своих производственных мощностей (промышленных зданий и территории) и теперь существует только лишь на бумаге», – отмечают журналисты.

По их данным, новые владельцы имущества завода — кыргызская компания «Металл-Кен» с китайскими со-владельцами из компании Fujian Taihao International Trade — обещают запустить новое предприятие на его базе, не для производства кабелей, но для переработки металла.

Однако, как выяснили журналисты «ПолитКлиники», в сделке по передаче имущества оказалась замешана Гулсара Сулайманова, экс-жена депутата Алиярбека Абжалиева, свата экс-президента Сооронбая Жээнбекова — ее родственники передали ей имущество завода, войдя в состав акционеров убыточного предприятия.

Депутат Абжалиев утверждает, что не вмешивается в бизнес, который его бывшая жена ведет самостоятельно. При этом, источники из правительства прямо называют новое предприятие «абжалиевским».

Экс-супруга нардепа оказалась недоступна для комментариев. Позже на журналистов вышла депутатка парламента, попытавшись «договориться» от имени Абжалиева, чтобы «ПолитКлиника» не публиковала расследование про завод.

Сам «Металл-Кен» официально заявил журналистам, что компания реализует инвестиционный проект по строительству металлообрабатывающего завода. Его запуск планировался на третий квартал 2020 года, но был отложен из-за пандемии.

Тем не менее, новое предприятие планируют скоро запустить при поддержке нового правительства. Власти в свою очередь надеются, что компания, которая проинвестировала в производство 50 млн долларов, запустится в первом квартале 2021 года и трудоустроит 200 человек из Каинды и соседних населенных пунктов.

Фонд по управлению госимуществом Кыргызстана (ФУГИ), владеющий 24,79% акций завода, остался недоволен итогами передачи имущества и пытается через суд отменить итоги собрания акционеров.

Инвесторы и посредники

Новые владельцы имущества завода местная компания «Металл-Кен» и китайский со-владелец компания Fujian Taihao International Trade не стали выкупать акции завода, а решили приобрести производственные мощности и недвижимость предприятия.

Зампредседателя Агентства по продвижению и защите инвестиций Нурадил Баясов рассказал, что тогда инвесторам показывали несколько предприятий в Кыргызстане, но они выбрали завод.

Имущество передавалось с мая по август 2018 года с привлечением посредников — бывшей жены депутата Абжалиева и ее родственников. По данным расследователей, сама Гулсара Сулайманова оказалась со-владелицей «Металл-Кена», а муж ее сестры Айбек Турдубаев и брат Кушбак Сулайманов вошли в состав акционеров.

В середине мая 2018 года «Металл-Кен» приобрел часть имущества завода через договоры купли-продажи, а к середине июля Турдубаев и Сулайманов завладели контрольным пакетом и инициировали собрание акционеров. На нем было решено передать имущество завода «Металл-Кену» в счет погашения долга.

В августе 2018 года почти вся недвижимость завода перешла во владение родственнице акционеров и китайским инвесторам. Часть имущества была заложена в качестве долга, поэтому его передавал не только сам завод, но и компания, владеющая правом требования этого долга.

На момент передачи имущества этим правом владела компания Crannet Corporation. О ней нет почти никаких сведений, но компания с полностью идентичным названием зарегистрирована в офшорной зоне Британских Виргинских островов.

«Металл-Кен» не смогла получить самое важное – основное здание предприятия. Оно оказалось в пользовании кыргызской компании «Таргет Компани».

Сотрудничество с ГКНБ

Журналисты «Политклиники» отметили, что процесс переписывания имущества сопровождался операцией спецслужб в отношении пользователей основного цеха предприятия.

В мае 2018 года ГКНБ задержал учредителей «Таргет Компани» и арестовал главное здание завода в ходе операции против махинаций на возвращении НДС.

Расследователям стало известно, что в тот же месяц произошло другое событие, связанное с бывшей супругой депутата и спецслужбами. Компания «Аскарэнерго», которой Сулайманова владела вместе с Айбеком Турдубаевым, построила себе офис на территории ГКНБ.

Она начала поставлять электроэнергию в коттеджи спецслужб в западной части Бишкека, а позже и на территорию самого завода.

Журналисты «Политклиники» обратились в ГКНБ с вопросом о сотрудничестве с компанией экс-супруги Абжалиева.

«Настоящим сообщаем, что [ГКНБ] не обслуживается у “Аскарэнерго”», – ответили в ведомстве.

Таким образом, к концу 2018 года «Металл-Кен» оформилась как новый владелец цехов и территории «Каиндинского кабельного завода», оставив акционерное общество существовать только лишь на бумаге.

Суд с ФУГИ

Фонд по управлению госимуществом пытается оспорить законность собрания акционеров и вернуть имущество завода, но пока безуспешно.

Начальник управления ФУГИ по управлению акционерными обществами Тимур Малбашев сообщил журналистам, что в 2018 году новые акционеры сообщили ФУГИ дату готовящегося собрания, но затем провели его в другой день.

«Нас, как одного из акционеров, проинформировали. В решении не было указано, какие вопросы будут рассматриваться. Нас просто обвели вокруг пальца и провели собрание на следующий день. Позже мы узнали, что присоединилась китайская компания», — сказал он.

По словам Малбашева, государство владеет 24,79% акций, но не получило от этой сделки «ни копейки», так как предприятие уже «пустое» без своих производственных мощностей.

«Собрание акционеров прошло с нарушением закона, и мы судимся, говоря, что не согласны с этим. Единственный законный способ — отменить это решение. Есть только два пути: либо собрать и уговорить их отменить те решения, либо мы должны обратиться в суд и отменить итог его решением. На первый способ не согласились, а потом мы выбрали суд», — сказал он.

Депутат Абжалиев передал журналистам контакты бывшего представителя «Металл-Кена», который подтвердил некоторые факты передачи имущества и сказал о том, что ФУГИ сами не пришли на собрание акционеров.

Советское наследие

Завод в Каинды заработал в 1960 году и начал производить кабели, использовавшиеся, в том числе, и в военной промышленности. К середине 1970-х предприятие снабжало более 60 городов СССР.

Один из ветеранов предприятия отметил, что работать на заводе было престижно — зарплата и условия были высокими по меркам того времени, а устроиться туда можно было только «по блату».

«Работал по восемь часов — и обед, и душ были. Мы приходили и уходили в чистой одежде. Если смотреть на зарплату, то это было 170-180 рублей, 1971 год. Мы ежемесячно заполняли два холодильника, покупали продукты, привозили конфеты в коробках», – рассказал бывший станочник, проработавший на заводе 34 года.

Фрагмент из кинохроники «Советская Киргизия», найденный и опубликованный исследователями из организации «Лаборатория Си». Сюжет рассказывает о запуске нового цеха на кабельном заводе.

Первые существенные проблемы завода начались в 1990-е с распадом СССР. Подобные проблемы тогда испытывало большинство советских предприятий — позже часть таких заводов приватизировали, другие продолжили работать на государство.

Расследователи отмечают, что восстановить хронологию смены акционеров предприятия сложно. ФУГИ заявил, что документы на завод были потеряны в ходе революций в 2005 и 2010 годах, а отчеты акционерного общества на сайте фондовой биржи доступны не за все годы деятельности.

При этом ФУГИ известно, что в 90-е годы сотрудники предприятия получили 35% процентов акций, 4,95% были проданы на купонных аукционах. Это также подтверждают газетные архивы за тот период.

Исходя из информации фонда, интервью и газетных статей за конец 1990-х и начало 2000-х, оставшиеся 60,5% процентов акций меняли своих владельцев — от государства до неизвестных акционеров из России, юридических и физических лиц.

Согласно самому раннему общедоступному документу об акционерах завода за октябрь 2012 года, контрольным пакетом из 67% акций завладели трое акционеров из России, а ФУГИ имеет 24,79%.

После распада СССР предприятие работало в условиях свободного рынка, но к началу 2000-х уже не выдерживало конкуренции. Завод взял кредит на развитие, оставив в залог свое имущество, но затем не смог его выплатить, и долг остался.

По данным Агентства по привлечению инвестиций, с 2005 года «Каиндинский кабельный завод» не приносил прибыль.

Надежды на перезапуск

С 2011 по 2017 годы во времена президентства Алмазбека Атамбаева представители нескольких правительственных делегаций, посетивших «Каиндинский кабельный завод» говорили, что предприятие необходимо возродить.

В начале 2013 года после визита такой делегации правительство предложило другим госпредприятиям заказывать у завода продукцию. После этого пошли первые заказы, но на них сотрудничество ограничилось.

Чиновники надеялись, что после вхождения Кыргызстана в ЕАЭС в 2015 году, для кыргызского предприятия откроются новые рынки сбыта, но эти надежды не оправдались.

«Директор завода Бектур Калыков и правительство видели одной из проблем завода неконкурентоспособность — предприятие не может соревноваться с китайской продукцией, которая заполонила рынок настолько, что ей пользуются даже другие кыргызские государственные предприятия», – пояснили журналисты.

Тогда Калыков сказал изданию «Вечерний Бишкек», что многие «клюют» на дешевизну продукции, а остальное никого не волнует.

За месяцы до избрания президента Сооронбая Жээнбекова в ноябре 2017 года, было решено продать предприятие.

Зампредседателя Агентства по продвижению и защите инвестиций Нурадил Баясов рассказал, что переговоры с инвесторами продолжались с 2017 года, передача имущества новым владельцам состоялась в 2018 году.

«Возможно, что с новыми владельцами цеха предприятия вновь заработают, новая компания начнет приносить прибыль и пополнять бюджет за счет налогов, однако сейчас в истории видится немало серых пятен», – отметили расследователи.

После того, как журналисты начали интересоваться деятельностью завода, в ноябре 2020 года его посетила правительственная делегация, пообещавшая помощь компании с поставками оборудования и привлечением рабочей силы.

Автор: ПолитКлиника Медиа

Менторы: Эльдияр Арыкбаев, Атанас Чобанов, Владимир Тхорик

Фактчекер: Инна Кывыржик

Расследование создано при поддержке проекта TRACK, осуществляемого Интерньюсом в Кыргызстане, и является независимой работой редакции. Мнения, высказанные в данном материале, не обязательно отражают позицию Интерньюса и его партнеров.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!