В декабре 1917 года, спустя месяц после Октябрьской революции, временное правительство отменяет все законы, ограничивающие права женщин на территории бывшей Российской империи. Женщины получают права на образование, на имущество, свободный выбор профессии, расторжение брака и аборты. Вводится равная оплата труда и права женщин в гражданских и политических правах закрепляются в первой советской Конституции. Так начинается марксистский феминизм в странах Советского союза, подразумевающий мобилизацию женщин для построения экономически развитого государства.

*Марксистский феминизм (англ. Marxist feminism) — направление феминизма, видящее основы гендерного неравенства и угнетения женщины в институтах частной собственности и капитализма.

История феминизма в СССР четко разделяет временное правительство и сформированное советское правительство, потому что революционные изменения в правах женщин были введены именно под временным руководством.


В составе временного правительства была радикальная интеллигенция, которая поддерживала равноправие женщин и феминистические идеи. Заручившись их поддержкой, феминистки лоббируют права женщин.


Временное правительство принимает революционные законы, которые основываются на законодательной базе, подготовленной феминистками задолго до свержения царского режима. Все последующие законы регулирующие семейные и репродуктивные права женщин, были также основаны на законодательной базе предложенной феминистками.

Дальнейший тандем феминистского движения и советской власти стал невозможен из-за коммунистической идеологии восприятия женщин — советы рассматривали женщину не как самостоятельный субъект, а как объект государственной машины. Вся женская профессиональная и личная активность была ограничена рамками государства, в то время как феминистская идеология рассматривает женщин как свободных и самостоятельных личностей.

Феминистки вскоре были объявлены противоречащими целям классовой борьбы и признаны «остатками буржуазии». Женское движение подверглось гонениям, преследованиям и к 1918 году феминистические организации прекратили свое существование.


Исследователи отмечают, что из-за несоответствия феминистской идеологии марксистской, большевики приписали себе «дарование женщинам всей полноты гражданских прав» и исключили имена феминисток из советской истории.


На Первом Всероссийском съезде работниц в 1918 году Ленин объявил об отмене ограничений прав женщин. Слова коммунистического лидера, позже будут процитированы на заголовки газет западного мира как пример равноправия. Однако, нововведения по правам и положению женщин были преждевременны и не совпадали с реальностью. Женщина была свободной только на бумаге: в реальности государство не готово было обеспечить новое положение женщины в обществе социальной защитой и институтами.

Особенно это было заметно в странах Центральной Азии, где продвигаемая эмансипация женщин встретила агрессию и сильный отпор со стороны мужского населения. В досоветской Киргизии существовали такие нормы, как многоженство, продажа девочек с раннего возраста за калым (выкуп), передача женщины по наследству (по смерти мужа — его брату), умыкание, избиение, убийство и т.д. Имущественные и наследственные права принадлежали только мужчинам.

Советская идеология освобождения восточной женщины от домашних и материнских обязанностей в силу экономической и трудовой свободы сопровождалась жестокими убийствами и расправами. Регион был назван «отсталым» и требовал специфичного подхода:

«Женщины Востока» определялись как наиболее угнетенная категория в сравнении с европейской частью СССР. Основой этого гнета определялась специфика локального контекста: «В этом отношении женщины Средней Азии и Казахстана были угнетены в большей степени, чем женщины центральной России, ибо к классовому и семейно-бытовому гнету здесь присовокуплялся национальный гнет… Женщина была на положении домашнего обихода, вещи, частной собственности мужчины. Как вещь, ее покупали и продавали за калым (выкуп)»

*Татыбекова Ж.С. Великий Октябрь и женщины Киргизстана. Фрунзе: Кыргызстан, 1975

Образовательные юрты

Проводимые кампании женской эмансипации в европейской части СССР и Центральной Азии значительно отличались. В силу степного образа жизни и преимущественно сельского населения, большевики адаптируются и вводят «красные юрты», где обучают женщин грамоте, проводят кружки рукоделия и предоставляют медицинские и акушерские услуги. По всей территории Киргизской ССР в 1925 году всего функционируют пять передвижных красных юрт для женщин. Юрты пользуются популярностью — из-за мужской агрессии кочевницы предпочитают ходить в специальные женские образовательные места.


Тем не менее, учениц, активисток и женщин-делегаток продолжают избивать и убивать:


«В Кара-Суу (неподалеку от г. Оша) басмачи поймали двух женщин-активисток, проводивших агитацию за выборы делегаток на съезд, зверски убили их, а трупы повесили на мясном базаре».

«Вовлечение девочек-киргизок и женщин в школу проходило в очень трудных условиях. Манапы, баи и духовенство проводили усиленную агитацию среди киргизского населения, направленную против обучения женщины. Как вспоминает Турсун Усманова, работавшая некоторое время на юге Киргизии, однажды басмачи напали на школу в кишлаке Ичкилик Туя-Муюнской волости, избили учениц и часть девушек увезли с собой»

*Татыбекова Ж.С. Великий Октябрь и женщины Киргизстана. Фрунзе: Кыргызстан, 1975

Становление института материнства

А что делают киргизы с роженицами? Вследствие ли ранних и излишних половых наслаждений, или по узости таза, что, вероятно, происходит от постоянной верховой езды, роды у киргизок бывают большею частию трудные. Киргизы же ненормальные роды приписывают наваждению злого духа и потому бьют, пугают рожениц, тянут им язык. Понятно, что при таких диких понятиях и, наконец, при совершенном отсутствии акушерок и бабок, много беременных женщин умирает от родов или побоев. Много гибнет народу от тифа, от простуд, от сифилиса и других болезней от того только, что некому подать больным разумную медицинскую помощь”.

*Валиханов Чокан, «О мусульманстве в степи».

С 1918 года, программа «освобождения» советских женщин создает социальные институты по уходу за детьми: открываются детские сады и институты охраны материнства по всему советскому союзу. Печатаются и тиражируются книги, брошюры и плакаты по уходу за детьми, организуются встречи с врачами педиатрами.

В Киргизской АССР в силу кочевого и сельского населения, система охраны материнства и детства начинает начинает формироваться только к концу 1920-х годов.

В 1925 году открывается первый родильный дом в городе Фрунзе на 20 коек и детская консультация, которые в последующие годы будут только увеличиваться. В 1926 году в аппарате Наркомздрава Киргизской АССР утверждается самостоятельный отдел охраны материнства и младенчества, а в 1928 году выпускаются первые 29 акушерок. Учитывая кочевой образ жизни большей части населения, Наркомздрав организовывал и увеличивал число подвижных врачебных консультаций и родильных юрт.

Худжум — освобождение женщин Востока

После прихода советов, женщины Центральной Азии все еще переживали «двойную колонизацию» — этим термином называется двойная угнетенность женщин со стороны патриархата и бывших империалистических колонизаторов. Воспользовавшись ситуацией, большевики использовали марксистскую идеологию «суррогатного пролетариата», где женщины могли стать мощными союзниками в свершении мусульманской пролетарской революции в «отсталом» регионе. Путем пропаганды идеи гендерного равенства и освобождения, большевики добивались мобилизации женщин для фундаментальных преобразований в Центральной Азии.

8 марта 1927 года Женотдел начинает кампанию по «освобождению женщин Востока», которая носит название «Худжум» (в переводе с арабского — «наступление»). Главной целью кампании становится искоренение «устаревших» социальных обычаев: похищения женщин для принудительного брака, покрывание тела женщин, ранние браки, избиение, убийства, социальное изолирование и осуждение. Восточные женщины выводятся в публичное пространство, привлекаются к общественно-политической работе и производственному труду, трансформируется домашний быт.

Избавление от платка и паранджи становится символом освобождения и модернизации «отсталого» региона. Печатаются специальные плакаты, проводятся радикальные акции по сожжению паранджи, как освобождение от угнетения и рабства, криминализируются местные обычаи, которые ущемляют права женщин.

Сжигание паранджи. 1930 год

Женотдел планирует достичь освобождения центральноазиатских женщин за шесть месяцев к десятой годовщине Октябрьской революции. Однако на деле на воплощение кампании ушло тридцать лет.

Сталинское время

«Женщина не имеет права отказываться от радостей материнства»

*Специалист по вопросам брака и член высшего советского суда о запрете абортов.

В 1930 году Сталин объявляет «женский вопрос» решенным и закрывает женотделы по всей стране. Демографическая ситуация в стране становится хуже — Сталин рассматривает в этом «угрозу для нации». Советы поэтапно вводят платные услуги на аборт и возвращают ранее «буржуазный» образ матери и жены в пропаганду. В 1935 году с прилавков исчезают контрацептивы, в 1936 году — аборты приобретают нелегальный статус, ужесточается брачное законодательство и жестко регулируется сексуальное поведение.

23 ноября 1955 года советское правительство принимает решение о декриминализации абортов, что значительно легализует условия проведения процедур и тем самым снижает риски для здоровья и жизни пациенток. Количество абортов растет до середины 1960-х годов и достигает рекордной отметки в 7 миллионов случаев во всем Советском союзе. В 1980-х годах меняются медицинские предписания по проведению абортов — срок беременности был увеличен с 12 до 24 недель, в 1987 году разрешается прерывание беременности до 28 недель.

Оттепель. Диссидентский феминизм

Феминизм вновь зародился в конце 1970-х годов в Ленинградском СССР с выходом диссидентского альманаха «Женщина и Россия» под руководством редакторок Татьяны Горичевой, Наталии Малаховской и Татьяны Мамоновой.

Феминистские и официально запрещенные властями журналы говорили о проблемах и положении женщин, которые замалчивались в обществе. Самиздат освещал семейные проблемы, аборты, насилие, роды, положение бездомных женщин и женщин в тюрьме. Альманахи вызывали резкую реакцию со стороны советских властей, выпуски изымались, редакторки преследовались и в итоге были вынуждены эмигрировать в Европу.

Положение кыргызских женщин после распада СССР — национализация и радикализация

После распада СССР и 70 лет коммунизма в Кыргызстане образовался идеологический вакуум. В отличие от других постсоветских стран, которые возвратились к курсу современной государственности в поисках новой идеологии, у Кыргызстана не было такой возможности. Правительство взяло курс на национализм, возвращение к культурным традициям, которые и послужили основой для новой идеологии.

Сыйнат Султаналиева, в ЗИНе «Феминистские диалоги» (Бишкек, 2020) проводит анализ постсоветского периода в Кыргызстане и рассказывает о том, как кыргызстанки стали возвращаться к образу «покорной восточной женщины».

«Элиты стали открыто эксплуатировать знакомые структуры и инструментарий, хваля историю и изобретая прошлое, вспоминая старые имена и придавая им новый смысл, а затем навязывая их людям. Современным политическим лидерам и элитам советский национализм предоставил возможность продолжать использовать знакомый идеологический инструмент общественной мобилизации, при этом без необходимости поддерживать маскарад марксизма-ленинизма».

«Страна увидела с каждым из ее президентов парад из в основном, национальных героев-мужчин, пробирающихся в учебники истории, уроки “человека и общества” в школе, вплоть до символического капитала государственных праздников и наград. Эти герои должны были символизировать восстановление мужской привилегии, ранее бесцеремонно прерванной советским режимом в его стремлении освободить женщин в Центральной Азии — теперь женское место должно было отступить во владения “частного” из “политического”, оставаясь центральным только для биологического воспроизводства нации».

Султаналиева цитирует Ширин Акинер (экспертка по Центральной Азии):

«Концепция мужского опекунства (в отношении общества) была восстановлена как параметр как частной, так и общественной жизни». В общественном плане это представлялось окончательным восстановлением национальной идентичности, традиций и обычаев. Социализм кончился, женщинам пора было: «вернуться к своим “естественным” ролям в качестве матерей и домохозяек (удобно принимая на себя многие из заботливых обязанностей, которые государство более не могло или не хотело выполнять), позволяя мужчинам восстановить свое “естественное” положение в качестве главы семьи и кормильца после годов “неестественного”, разрушительного, обеспеченного государством гендерного равенства».

Курс на традиционализм показал свои результаты незамедлительно — с начала 1991 года показатель представленности женщин в экономическом секторе Кыргызстана стремительно падает: Занятость кыргызских женщин на рынке труда с 1991 по 2007 год снизилась с 81,6 % до 42,3 %. Показатель продолжает уменьшаться.

«Поскольку обещанные экономические вложения не пришли в страну после “шоковой терапии” экономических реформ ранних 90-х, введенных первым президентом страны Аскаром Акаевым, а семья президента начала приватизацию и присвоение успешных предприятий, народное недовольство режимом росло, дестабилизируя страну, и в итоге вылившееся в две революции в 2005 и 2010 годах. В сочетании с националистическим неприятием советского патернализма в эмансипации женщин в стране это привело к дальнейшему отказу общественности рассматривать вопросы женщин наравне с другими проблемами переходного периода».


После второй революции в стране усиливаются националистические настроения.


В 2010 году создается национально-патриотическое движение «Кырк Чоро» — группа вигилантов, которые становятся известными благодаря незаконной «борьбе» с нарушением нравственности девушек Кыргызстана. Участники движения проводят «рейды» в ночных клубах на предмет пребывания местных кыргызских девушек с иностранцами, срывают выступление украинской квир-группы Kazaky, угрожают задушить девушку, которая надела на собаку национальный головной убор. В 2020 году предполагаемые участники движения «Кырк Чоро» сорвали мирный женский марш за права женщин и применили к участницам насилие. Прибывшая милиция задержала мирных женщин, отвезла в отделение и оштрафовала за нарушение мирного порядка. Позже глава движения отверг участие «Кырк Чоро» в срыве мирного женского марша.

Нападение на мирный марш. Фото: Александра Титова

До этого участники движения сорвали выставку «Феминале современного искусства», которая была организована в память о 17 трудовых мигрантках, сгоревших в московской типографии 27 августа 2016 года. Вигиланты потребовали запретить перформанс с обнаженной активисткой и потребовали отставки директора музея ИЗО имени Г. Айтиева Миры Джангарачевой. Правительство в лице министерства культуры прислушалось к требованиям ультраправых, приняло отставку главы музея и сняло ряд экспонатов с пометкой «цензура».

Нападения на женщин со стороны так называемых «патриотов» начались много раньше. В 2012 году происходит череда нападений кыргызских мужчин-мигрантов на девушек-соотечественниц в России. Мужчины снимали видео, где избивали соотечественниц с требованием прекратить отношения с мужчинами других наций. Основной целью таких карательных групп мужчин-мигрантов стало «перевоспитание» кыргызских девушек.

«Несмотря на то, что были массовые протесты против насилия в этих видео, в кыргызском общественном дискурсе преобладали мнения, совпадающие с мнением “патриотов”. В диссертации, освещающей репрезентацию сексуальности кыргызских женщин-мигранток в кыргызских СМИ, Сыргак Кызы (2015) делает вывод, основываясь на тщательном дискурсивном анализе средств массовой информации, что кыргызские СМИ обесценили и маргинализировали сексуальное насилие, с которым столкнулись кыргызские женщины со стороны “патриотов” представляя их положение как “наказание” за “аморальный” сексуальный образ жизни, делая их ответственными за насилие, с которым они столкнулись».

*Сыйнат Султаналиева, ЗИН “Феминистские диалоги” (Бишкек, 2020).

В 2012 году феминистская группа активисток Bishkek Feminist Initiatives проводит марши за права женщин и кампании в СМИ, «направленные против консервативного влияния на женщин, что привело к дальнейшим реакционным попыткам ограничить личную и социальную свободу женщин, выражаясь сейчас заметным расколом в кыргызском общественном дискурсе».

26 января 2013 года правительством ужесточается наказание за «ала-качуу» — похищение женщин для насильственного вступления в брак. Увеличивается срок лишения свободы, теперь преступление карается лишением свободы от трех до десяти лет. Несмотря на дальнейшие поправки в законе и ужесточения наказания в последующие годы, в Кыргызстане сохраняется тенденция похищения женщин. В год поступает в среднем 200 обращений от девушек и их родителей, но до суда доходит лишь 5% обращений. Согласно данным ООН, в Кыргызстане совершается одно похищение девушки в час, а 35% браков в стране заключается по принуждению, в результате таких похищений.

5 октября 2016 года правительство запрещает проведение обряда нике (бракосочетания) с несовершеннолетними. Для родителей ребенка и священнослужителей предусматривается уголовное наказание в виде лишения свободы от трех до пяти лет. Закон обосновывается не допущением сексуального, физического и психического насилия над несовершеннолетними в раннем браке и получением девочками полноценного среднего и высшего образования.

8 марта 2019 года, фото: Гуляйым Айылчы

В 2019 году в Бишкеке движением Bishkek Feminists Initiatives проводится мирный марш за права женщин, детей и ЛГБТ сообщества, на который вышли сотни людей. На марше присутствуют неизвестные люди в штатском и снимают все происходящее на видео. Ультраправая организация «Кырк-Чоро» проводит в этот же день свой митинг, где объявляет женский марш за равноправие — гей-парадом. Реакция общественности была неоднозначной, но нерв воздействия на традиционное общество был найден — в последующие годы, марши против коррупции и неправомерных действий государства будет будут освещаться ультраправыми как гей-парады и проплаченные акции госдепартамента США.

В СССР был социалистический феминизм, который работал на фундаментальные изменения общества в целом. Женщины рассматривались как угнетенные неравным положением на профессиональном и бытовом уровнях. Брак, уход за домом и детьми, проституция по мнению сторонников этого течения, были способами эксплуатации женщин патриархальной системой. Дореволюционные феминистки, с помощью которых и были приняты первые советские законы о правах женщин, были стерты из истории СССР, как часть “буржуазного” прошлого.

Феминизм в современном Кыргызстане возник как ответ на бесконтрольную радикализацию населения и усиливающиеся последствия государственного курса на традиционализм, после распада СССР. Прикрытые традициями похищения девушек для принудительного брака, ранние браки, череда сексуальных, физических и психических насилий над женщинами побудило людей объединяться и отстаивать свои права. Несмотря на то, что женский голос на маршах и протестах поделил кыргызстанское общество на национальные, консервативные и либеральные группы, феминизм продолжает медленно, но верно идти вперед. Работа международных организаций способствует обеспечению прав женщин на экономическую и политическую свободу на правительственном уровне, общество обогащается новыми активистскими движениями и организациями, которые продвигают образование, гендерное равенство и феминизм в массы.

Источники:

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!