«Многое возможно только с участием России и Китая». Как политологи оценивают усиление партнерства стран ЦА?

Президенты стран Центральной Азии на саммите. Фото: сайт президента Кыргызстана.

В Кыргызстан в конце июля приехали все президенты стран Центральной Азии на IV Консультативную встречу. Мероприятие прошло на фоне войны России с Украиной. Несмотря на то, что в официальных речах президентов не было об этом ни слова, предложения по углублению сотрудничества между соседями невольно наводили на мысль о войне и возможном сокращении сотрудничества с Россией.

В целом, на фоне геополитической ситуации в мире этот саммит воспринимали как первый шаг стран Центральной Азии к тому, чтобы создать самостоятельный союз. Однако ощутимых результатов в виде пакета подписанных документов никто не увидел — даже декларативный Договор о дружбе и добрососедстве не подписали президенты Таджикистана и Туркменистана. Пресс-служба президента Кыргызстана Садыра Жапарова отрапортовала, что главы этих стран подпишут документ «после завершения внутригосударственных процедур в их странах».

«Клооп» поговорил с политологами о том, как они оценивают обещания президентов стран Центральной Азии об углублении совместного сотрудничества.

«Много точек соприкосновения»

Политолог Эмиль Жороев считает, что не стоило ожидать ничего серьезного от встречи, которая носит неформальный характер и называется «неформальной». Однако он добавил, что саммит стал по-своему важным из-за подписания Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве тремя президентами стран региона. По мнению политолога, именно из-за его важности Таджикистан и Туркменистан отложили подписание документа.

Эмиль Жороев. Фото: «Азаттык».

«Торопить события в Центральной Азии, мне кажется, нет никакого смысла. Глубокие форматы сотрудничества начинаются именно с таких документов. То, что две страны не подписали [договор] больше говорит о том, что они подошли к этому более внимательно и почувствовали себя не готовыми. Мне кажется, это больше позитивный момент», — сказал он.

По мнению Жороева, больший интерес представляют не подписанные документы, а заявления президентов.

«Я думаю, что [на саммите] было достаточно много точек соприкосновения. Это как раз вызовы про безопасность, экономический кризис и утверждение всех о необходимости углубления совместных экономических проектов», — сказал политолог.

Читать по теме: Афганистан, границы, экономика и дружба. Что обсудили президенты стран Центральной Азии на саммите в Кыргызстане?

Несмотря на то, что публично никто из президентов ничего не сказал о вторжении России в Украине, Жураев считает, что реакция на войну читается в речах президентов «между строк».

«Не называя имен, реакция на ситуацию, вызванную этой войной выражалась в этом саммите в том, что все президенты говорили о важности усиления сотрудничества, связанности. Все пять подписали, например, документ о том, как будут координировать свои действия на региональном уровне в отношении иных платформ их сотрудничества. Это довольно важный знак», — отметил он.

«Попытка найти пространство для маневров»

Политолог Медет Тюлегенов сказал, что от саммита изначально не было завышенных ожиданий. По его мнению, у Туркменистана и Таджикистана были свои причины, чтобы не подписывать Договор о дружбе.

Туркменистан, по словам политолога, уже долгое время придерживается политики нейтралитета и «ни с кем не собирается воевать, но и дружить не намерен».

Медет Тюлегенов Фото: АУЦА.

«Также у Таджикистана свои собственные проблемы, в первую очередь с Кыргызстаном. [Также стране есть] внутренние процессы, которые видимо помешали подписать [договор]», — пояснил он.

Эксперт подчеркнул, что озабоченность президентов войной России с Украиной проявлялась в «тональности» их речей. При этом, Тулегенов считает, что прошедший саммит не стоит воспринимать как попытку стран региона избавиться от влияния России Он считает, что президенты на саммите пытались неформально проговорить «интересы своих стран, учитывая, что роль России ослабла».

После вторжения российских войск в Украину в отношении России ввели ряд серьезных санкций. Это сделало Россию мировым лидером по объему наложенных санкций. Санкции ударили и по торговым партнерам России, в том числе и по Кыргызстану.

«[Президенты стран ЦА] пытаются не столько против России играть, а учитывая, что роль России изменилась, [стараются] найти независимое пространство для маневров. С кем еще, что еще, помимо России можно что-то делать […] Но в тоже время [страны ЦА стараются] сильно не обидеть Россию», — отметил он.

Тюлегенов подчеркнул, что пока рано говорить о попытке разрыва стран региона с Россией и том, что страны Центральной Азии пытаются создать некий самостоятельный союз. Он отмечает, что даже если на саммите и был сделан шаг к этому в виде подписания Договора о дружбе, то это «лишь первый шаг из тысячи».

«Говорить о союзе можно только как о процессе интеграции. То, что сейчас происходит в регионе не совсем правильно называть интеграцией. [Это скорее] укрепление сотрудничества в разных форматах. Также важно понимать, что произойдет с российскими проектами (ЕАЭС — прим.ред.). Потому что наслаивать один союз на другой особо не получится», — сказал он.

Также Тюлегенов отметил, что у стран региона много противоречий между собой. К примеру, приграничный вопрос между Кыргызстаном и Таджикистаном и вопрос заторов на кыргызско-казахской границе.

Политолог подчеркнул, что для интеграции странам Центральной Азии необходимо углублять сотрудничество в разных сферах и претворять подписанные договора в жизнь.

«Многое возможно только с участием России и Китая»

Политолог Александр Караваев считает, что заявления президентов, особенно главы Узбекистана Шавката Мирзиеева, не стоит воспринимать как заявку на основание аналога ЕАЭС, который создали по инициативе России. Он считает, что сейчас страны Центральной Азии заговорили о «развитии необходимого регионального формата отношений, который в прежние годы “провисал”».

Александр Караваев. Фото: RFE/RL.

«Впрочем, и сейчас перспективы не особо четкие, но масса тем этого масштаба отношений требует “выполнения домашнего задания”, которое висит едва ли не с момента независимости. Например, Соглашение об использовании водно-энергетических ресурсов реки Нарын — Сырдарья между Казахстаном, Кыргызстаном, Узбекистаном и Таджикистаном от 1998 года, которое предусматривает сбалансированный обмен водными и энергетическими ресурсами. Этого за них никто не решит, ни Москва, ни Пекин. То же самое относится к развитию сетей авто- и железнодорожных магистралей. Регион реально отстает в этом вопросе, отстает и инфраструктура от темпов торговли последних двух лет», — сказал он.

Караваев считает, что президенты в своих выступлениях на саммите намеренно делали акцент на собственном круге вопросов и не говорили о России и Китае — основных торговых партнерах стран региона.

«По сути, вся эта повестка “регионалистики” крутится внутри орбит интеграции ЕАЭС и ШОС. И других вариантов тут просто нет. Кроме того, такие лидеры “нового поколения” как Сердар Бердымухамедов, Садыр Жапаров и старшее поколение, в лице Рахмона и Мирзиёева не стремятся разворачиваться от Москвы. Скорее, они ищут там новые возможности в сложившихся условиях конфликта России и Запада», — сказал он.

По мнению политолога, несмотря на то, что на саммите прозвучало много инициатив, нет уверенности в том, что они будут реализованы.

«Во-первых, такой порыв (от стран ЦА — прим.ред.) был уже 1990-е, когда регион находился в сильной динамике. Ресурсов и политической гибкости тогда не хватило. Проще было “закрыться” как это сделал Каримов и Ниязов (первые президенты Узбекистана и Туркменистана — прим. ред.). Теперь наступил очередной виток новых инициатив. Что-то, конечно, будет реализовано, как например, свободные экономические зоны в приграничных регионах, но многое возможно только с участием Россия или Китая», — считает Караваев.

Следующая, пятая встреча глав государств Центральной Азии пройдет лишь в 2023 году в Таджикистане.

Над материалом также работал Виктор Мухин.