«Дойче Велле»: Вместо детей в Узбекистане убирать хлопок заставляют взрослых

Международная критика в адрес Узбекистана, где используется детский труд, похоже, начала действовать на властей. В отличие от прошлых лет, наблюдатели сейчас не видят детей собирающих хлопок. Теперь собирать хлопок заставляют взрослых.

Информационный сайт «Дойче Велле» сообщает, что в Узбекистане возрастают ежегодные сборы урожая хлопка, который является одним из основных экспортных товаров страны. Начавшаяся 3-4 сентября уборочная кампания, на этот раз отличается от предыдущих, отмечают наблюдающие за ней эксперты и правозащитники из Европы.

Сбор урожая – не детское дело

«Прежде всего, бросается в глаза усилия узбекских властей действительно не использовать детский труд на хлопковых полях» – говорит Умида Ниязова из правозащитной организации “Узбекско-германский форум по правам человека” (UGF).

“Каждый год выходят указы правительства о том, чтобы детский труд не применялся, но в этом году требования указа пока выполняются. Это интересное изменение”, – заявляет правозащитница.

«За первые десять дней были зарегистрированы лишь несколько случаи привлечения к уборке хлопка старшеклассников, но учеников младших классов не было» – заявила «Дойче Велле» руководитель правозащитной организации “Ассоциация за права человека в Центральной Азии” Надежда Атаева.

“Пока рано что-то говорить. Уборка хлопка завершится только в ноябре месяце, а может быть, продлится и до декабря, но на данный момент есть только сведения о массовом принудительном использовании труда взрослых”, – сообщила DW Джоанна Юарт-Джеймс из старейшей международной правозащитной организации Anti-Slavery International, борющейся с современным рабством в мире.

Принудительно собирать хлопок на полях заставляют прежде всего бюджетников – медиков, учителей, преподавателей университетов и сотрудников НИИ, а также военных и студентов.

“По оценке тех, кто помогает нам вести мониторинг, до 30-40 процентов персонала учреждений уезжают на поля на 2-3 недели. Затем их сменяет следующая группа сотрудников”, – объясняет Умида Ниязова.

Взрослое население и раньше отправлялись на сбор хлопка, но в этом году масштабы – огромные, утверждают наблюдатели.

Устное право, точнее – бесправие.

При этом вся кампания по отправке людей на хлопковые поля проводятся властями через устные распоряжения: очевидцы рассказывают, что никаких письменных распоряжений ни в государственные, ни в частные предприятия из органов власти не поступает. Все решается по устному требованию предоставить сотрудников.

Однако, это напрямую противоречит местному трудовому законодательству, указывают авторы регулярного бюллетеня UGF.

Стоит заметить, что в отличие от предыдущих лет, у людей практические нет никакой возможности отказаться от участия в сборе хлопка. По словам Умиды Ниязовой, «привлекают абсолютно всех» – вне зависимости от важности выполняемой ими работы.

“Получается, что в ответ на международную критику правительство пытается не изменить систему, а просто вместо детей переложить уборку хлопка на взрослых”, – констатирует правозащитница.

Оплата труда сборщиков хлопка, как сообщают правозащитники со ссылкой на источники в самом Узбекистане, в текущем году несколько выросла – с 100-125 до 150 сумов за килограмм сырца (около 6-7 центов в эквиваленте).

Одновременно, отмечают источники, власти обязали многие компании, чьи сотрудники задействованы в сборе хлопка, оплачивать их отсутствие из собственных ресурсов. Многих заставляют добираться до места сбора хлопка и жить там за свой счет, передает слова одного из очевидцев Надежда Атаева.

Автор: Михаил Бушуев
Оригинал статьи опубликован на сайте “Немецкой волны”.