Как я стрелял из БТРа по Белому дому — интервью водителя маршрутки

Захваченный митингующими БТР

Водитель маршрутного такси Абдраим Касымов принял активное участие в государственном перевороте 2010 года — он захватил бронетранспортёр у здания госкомитета национальной безопасности (ГКНБ) и поехал стрелять по Дому правительства, возле которого в этот момент шли ожесточенные бои.

Kloop.kg начинает цикл интервью с людьми, которые стали свидетелями важных исторических событий.

Абдраим Касымов рассказал корреспондентам Kloop.kg о том, как он прожил 7 апреля 2010 года.

У редакции не было возможности перепроверить на достоверность некоторые из заявлений Касымова. Если вы не согласны с его трактовкой событий и сами были свидетелем произошедшего, можете прислать нам свою версию на адрес eldiyar@kloop.kg.

Наиболее важные отрывки из интервью с Касымовым мы приводим дословно:

«С утра мы выехали на маршрут, с утра, по-моему, все было спокойно, а потом часам к 10 начался какой-то ажиотаж, людей очень много стало, и у меня маршрут пролегал по Алматинской-Чуй, очень много людей стало бежать в сторону Алматинской улицы.

Ну я так и просил: что вы? А они: там война, люди с милицией дерутся.

Я поехал дальше, сделал следующий рейс, поступил приказ отогнать машину в автопарк, в первый автопарк, чтобы их не разбили. Я отогнал машину, шел дождь, и я пошел домой автобусом, бусиков не было. Еле как дошел до дома, до детей.

Шел и думал: что делать? как быть? Бакиевский режим уже достал не только верх, но и простых людей достал, и я подумал — ни в какой партии я не состоял, ни в какую политику я не лез — что это моя обязанность пойти на площадь.

Пришел домой, оставил документы, водительское удостоверение, записку, написал свое ФИО, адрес и телефон, положил в карман и пошел с этой запиской на площадь.

Первые погибшие на площади

Когда пришел на площадь, там уже стреляли, там уже порядка 3-4 человек погибло.

На «Ауди» парень Чолпонбай заезжал в Белый дом — его расстреляли. На «Жигулях» ребят расстреляли, уже ЗИЛы и тракторы горели на площади, и получилось, когда видишь рядом гибнут люди, просыпается какое-то сознание.

Первое время я растерялся, был в шоке, видишь, рядом столько трупов лежит, столько раненых людей.

Новые власти Кыргызстана наградили Касымова за участие в апрельских событиях
Новые власти Кыргызстана наградили Касымова за участие в апрельских событиях

Я подумал, как найти выход из этой ситуации? Потому что ребята пробовали на КамАЗе пройти и убили водителей.

Потом родилась идея, что нужна бронетехника.

В Национальной гвардии мы не смогли ее взять. В толпе сказали, что на Ошском рынке стоит БТР — побежали туда. Поехали туда на маршрутке, не нашли этот БТР, когда вернулись, на площади порядка 30-40 человек было уже погибших и порядка 700-800 человек было ранено.

В толпе кто-то сказал, что в ГКНБ стоят два БТР. Мы пошли во двор ГКНБ, в это время люди уже штурмовали его, чтобы освободить лидеров оппозиции.

Как я захватил БТР

К БТР мы не могли подойти, поэтому когда уже освободили лидеров [оппозиции], вот эта толпа двинулась в сторону Дзержинского [имеется в виду бульвар Эркиндик — прим. ред.], тогда я подошел близко к БТР и спрятался сзади. Во дворе было пусто и никого уже не было.

В тот момент я подумал, что сотрудники ГКНБ, которые отстреливались, отвлекаются и смотрят в сторону улицы Дзержинского. В этот момент я подумал: есть 3-4 секунды! Рассчитал, разбежался, прыгнул в люк и закрылся.

Когда закрылся, сверху еще две гранаты упали на люк. Ну, я был уже внутри, и, думаю, уже все равно. Зажигалкой посветил, включил зажигание, завел БТР, выгнал его на Дзержинского.

Там, правда, мы в арык упали, люди мешали ехать.

Я крикнул, чтобы афганцы и баткенцы нашли пулеметчика.

Мне нужен был пулеметчик, так как я не умел стрелять. Я обратился к толпе, и ко мне прибежал маленький мальчишка, ну как маленький — лет 20-23.

И он сказал: «Байке, я стрелял с пулемета».

Я сказал: соединяй. Пока он соединял, мне показалось что перед глазами целая вечность пробежала, и я думал: что я буду делать дальше? Больше был такой пессимизм, что умру.

Потом, когда мы приехали на площадь, он сказал, что все подсоединил, но стрелять и умирать не готов. Я сказал, что его никто не заставляет.

Мальчишка ушел, сели афганцы-ребята.

Стрельба по Белому дому

Набрали экипаж, минут двадцать мы стояли, потом поехали на Панфилова-Чуй, оттуда задом поставили машину к зданию «Илбирс» и произвели две очереди в сторону Белого дома, по крыше.

Касымов на БТРе, 7 апреля 2010 года
Касымов на БТРе, 7 апреля 2010 года
Ребята хотели стрелять по милиционерам, я сказал, что в милиционеров не надо стрелять, потому что это молодые ребята. И я сказал: стреляйте по крыше.

Дали две очереди по крыше, обрушился град огня по БТРу.

Вокруг БТРа — я сам этого не видел — погибло и было очень много раненых, стреляли практически со всех стволов, произвели выстрел с гранатомета, попали в БТР.

БТР расстреляли полностью со всех орудий.

Наше, наверное, счастье и воля Аллаха, что мы живы остались.

Попали в низ брони, подкинуло в воздух. Колеса разорвало, аккумулятор сломался и стрелять мы не могли.

Потом я узнал, что был такой парень Анвар Орумбаев. Он вырвал с горящего КамАЗа аккумулятор. Мы его еле-как соединили и потом еще произвели выстрелы, после чего милиция уже побежала.

Мне иногда военные говорят, что они давали присягу, а я им говорю: внимательно прочитайте. Во-первых, вы давали присягу своему народу, только потом президенту и стране.

Если вы подняли оружие в сторону народа, то вы такие же убийцы, как Курманбек Бакиев».


3 КОММЕНТАРИИ

  1. Я сам служил в 89-91гг. в ВВ и часто потом задавал себе вопрос- смог бы я по приказу расстреливать толпу?Слава богу такого приказа не было.Хотя учения в Екатеринбурге были, типа вытеснение толпы с площади имени.1905г.Сложно это всё.

Comments are closed.