Центральная площадь Бишкека после апрельской революции

Тимур Попов, оперативник спецподразделения «Альфа» при Госкомитете нацбезопасности, дал 21 января показания по революции 2010 года, во время которой погибли более 80 человек. Он обвиняется в том, что стрелял по демонстрантам.

Kloop.kg приводит рассказ Попова с его слов:

“7 апреля я занимал должность оперуполномоченного отделения «Альфа».

12 апреля мне предъявили обвинение в убийстве 88 человек. Следователь тогда подчеркнул место моего рождения — Украина. Он говорит: «Вы наемник». Я не стал тогда с ними спорить.

Позже выяснилось, что они ошиблись. Передо мной извинились и порвали обвинительный лист. Потом я отправился в Ош [имеется в виду этнический конфликт 2010 года — здесь и далее прим. ред.] и на события в Киргшелке [имеются в виду митинги Урмата Барыктабасова в августе 2010 года].

В сентябре мне опять предъявили обвинения.

Прибытие к зданию «Форума»

7 апреля где-то в 10:30 у нас было построение, где нам приказали находиться в полной экипировке. Мы сели в машины.

Куда мы ехали, я не видел. Машина была закрыта. Мы приехали в район пересечения улиц Льва Толстого и Алматинской.

Там было около 2000 человек. Мы встречали раненых сотрудников.

[Командир спецподразделения «Альфа»] Алмаз Джолдошалиев дал нам указание построиться в две шеренги. Генерал [Мурат] Суталинов [глава Госслужбы нацбезопасности] подошел и сказал не применять оружие.

Потом на нас начали нападать гражданские. Далее поступила команда «огонь в воздух».

Сотрудники в костюмах «робокоп» начали разбегаться. От машин мы были уже отрезаны. Нас прижали к стеклянному зданию. Стекла начали ломаться снизу и сверху.

Там были женщины, которых я попытался прикрыть, чтобы их не раздавили в давке. Потом мы оказались в промзоне, откуда прибыли в здание центрального аппарата.

«Альфа» подъезжает к Белому дому

В центральный аппарат мы прибыли примерно в 14:00. Там творилось что-то непонятное. Мы пытались выяснить, кто где. Звонили друг другу. Оказывали помощь, как могли.

Экс-глава ГКНБ обвиняется в расстреле демонстрантов 7 апреля 2010 года.
Экс-глава ГКНБ обвиняется в расстреле демонстрантов 7 апреля 2010 года.

Были слышны автоматные очереди. Ходили слухи, что побили наших водителей.

Потом было построение. После 16:00 Турдубек Алмаматов, зампредседатель ГКНБ, сказал нам, что «Альфа» выдвигается к Белому дому. Мы погрузились в два белых буса. Я ехал стоя и не видел, какой дорогой мы ехали.

На контрольно-пропускном пункте случилась заминка. Джолдошалиев сказал нам: «Ребята, ни в коем случае не применяйте оружие».

Потом началось распределение. Я оказался на западной стороне, чуть ближе к югу. Там мы обнаружили сгоревший ЗИЛ. Там было очень много людей, но попыток прорыва не было.

За территорией со стороны здания профсоюза я заметил человека в белом спортивном костюме. Он был вооружен автоматом. Я доложил об этом.

Потом стало известно, что на нас движется БТР (бронетранспортер). Он появился со стороны улицы Панфилова. Из него вылезли люди.

Далее БТР открыл огонь по Белому дому.

Прочитать интервью с человеком, который стрелял по Белому дому

Отступление

В десять часов [вечера] поступил приказ собраться у северной стороны Белого дома. Стоял вопрос о том, как нам уходить из Белого дома. Он решался около часа. Было решено покинуть Белый дом через кусты.

Захваченный митингующими БТР
Захваченный митингующими БТР

Мы вернулись в центральный аппарат, где нас встретил генерал Суталинов. Он сообщил, что руководство сменилось.

Нашей основной задачей в тот момент было не допустить разворовывания страны, особенно банковской системы. Было приказано стрелять на поражение при случаях мародерства.

В какой-то момент у меня на ноге произошел порез. Я не обратил внимания, когда. Но из-за того. что он не обрабатывался, нога распухла. На следующее утро нас отвезли в больницу.”

Фото Мурата Суталинова взято с сайта радио “Азаттык”.


1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Категорически против того, что происходит сейчас у нас, кого судят – молодых ребят, исполнявших приказы, которых Родина и обязует на присяге действовать по уставу, по приказу вышестоящего. Сами себе яму копают, кто теперь, не дай Бог, что случится, пойдет охранять и защищать эти органы власти. Если и пойдут – опять по приказу, то как минимум дважды подумают о возможных последствиях!

Comments are closed.