Показания командира спецназа СГО по апрельской революции 2010 года

Суд по 7 апреля

Суд зачитал 26 февраля показания сотрудника спецназа «Арстан» Службы госохраны Байыша Эсенбай уулу по событиям, произошедшим во время революции 7 апреля 2010 года.

Показания Эсенбай уулу приводятся со слов гособвинителя, зачитывавшего протокол допроса:

«6 апреля 2010 года примерно в 15:00 часов в дежурную часть из центрального аппарата СГО [Службы госохраны] поступила команда «боевая тревога». По этой команде я собрал личный состав в количестве 41 человек с вооружением: закрепленным табелем и штатным оружием. После чего прибыли на объект Борбор — здание центрального аппарата СГО по улице Киевской.

По прибытию доложил первому заместителю СГО Темирбаеву [Нурланбеку]. Он сказал, что в связи с событиями в Таласе объявлено казарменное положение. После этого личный состав разместился в клубе на объекте Борбор. Там ночевали до утра 7 апреля 2010 года.

7 апреля 2010 года с 8 часов утра нас разместили в подвале помещения СГО. Примерно в 12 часов дня мне на мобильный телефон, номер 0772 550420, позвонил со своего мобильного телефона Темирбаев, у него был номер 888777, точный код номера не помню. Он дал приказ о выезде личного состава с оружием.

Личный состав в количестве примерно 35 человек был усажен в один автобус СГО зеленого цвета. Далее я позвонил Темирбаеву и спросил куда выдвигаться, он ответил, что будет ждать нас на пересечении улицы Правда и проспекта Чуй.

Когда мы доехали туда Темирбаев ждал на своей автомашине «Джип» с госномером 08KG. Он сказал, чтобы мы ехали за ним. Вместе с ним мы доехали по улицы Алматинская и выше, примерно метров 50-100 до железнодорожного моста, где личный состав был высажен.

По прибытию на место мы увидели, что там были сотрудники ППС [патрульно-постовой службы], милиционеры и сотрудники одетые в форму «Робокоп». В общем было примерно 50 человек. Также рядом стояли сотрудники спецподразделения «Альфа» ГКНБ [госокмитета нацбезопасности].

Мы вышли из автобуса и мой личный состав построился. После этого к нам подошел Темирбаев и сказал, чтоб мы встали в шеренгу сзади милиционеров, у которых были щиты и они не пускали митингующих.

Митингующие пытаются прорваться на территорию Белого дома
Митингующие пытаются прорваться на территорию Белого дома

Выше от нас, с южной стороны, примерно метров в ста находилась многочисленная толпа митингующих, она двигалась в северном направлении, вниз по улице Алматинской. Нашей задачей было не пропускать митингующих, также к нам подходил председатель ГКНБ Суталинов [Марат]. Он тоже сказал, чтобы мы не пропускали митингующих.

О применении или неприменении огнестрельного оружия никто ничего не говорил.

Стреляли в воздух, чтобы напугать

Через 5-6 минут толпа митингующих вплотную приблизилась к нам и, окружив нас, начала закидывать камнями. Некоторые сотрудники, чтобы испугать толпу и не дать ей вплотную приблизиться, начали стрелять в воздух из огнестрельного оружия, в их числе был и я. Это заставило толпу отойти примерно на 10-20 метров, после чего сотрудники силовых структур начали убегать от толпы.

Мы и другие сотрудники силовых структур забежали в рядомстоящее многоэтажное здание швейной фабрики,часть сотрудников оказалась в тупике и заблокировалась в одной комнате. Часть сотрудников прошла через складное помещение во двор фабрики, я был в их числе, и дальше прошла на территорию промзоны, куда митингующие не пошли.

Когда сотрудники силовых структур убегали, многие получили телесные повреждения, потеряли свое оружие. Я лично получил телесные повреждения в виде ушибов от ударов камней и палки в области спины и ног.

После этого созванивались с другими сотрудниками силовых структур и примерно в 3 часа собирали личный состав. Нас собралось примерно 20 человек. Также вместе с нами собирались солдаты из президентского полка, их тоже было примерно 20-25 человек.

Когда я собирал своих сотрудников, рядом проехала автомашина «Джип», в которой находился председатель ГКНБ Суталинов. Увидев меня, он сказал, чтобы я со своими сотрудниками выдвигаться в дом правительства — это личная команда седьмого, то есть председателя СГО Бакиева [Жаныша].

Поехали в дом правительства

За нами приехал автобус. В дом правительства мы приехали примерно в 17:30, подъехали с северной стороны, со стороны парка Панфилова. По прибытию личный состав был расположен вблизи прилегающих территорий, возле юго-восточного угла здания дома правительства.

Когда мы приехали, я увидел, что возле забора территории дома правительства, в юго-восточном углу, была грузовая автомашина, которая горела. Также по периметру, с южной стороны забора дома правительства горело несколько автомашин. Весь дом правительства, по периметру, снаружи был оцеплен охраной из числа сотрудников силовых структур.

С южной стороны, на проспекте Чуй была многочисленная толпа митингующих. Я своих сотрудников предупредил, чтобы они не стреляли по митингующим в случае прорыва на территорию дома правительства через ворота и забор, стрелять только в воздух.

Сотрудники СГО на крыше

Также из числа сотрудников 7 человек под командой начальника 3-го отдела управления спецоперациями «Арстан» Байтокова [Расула] ушла на крышу здания дома правительства.

В их числе были: Байтоков, сотрудники Каримкеев, Арбаев, Матраимов, Тентиев, Ниязов, Камчыбеков, в тот день об этом я не знал. Об этом я узнал только недавно со слов Байтокова.

Приказ подняться на крышу здания дома правительства был со штаба, которым руководила охрана дома правительства. В штаб входили заместители председателя СГО Темирбаев, Дунганов [Данияр]. Со слов сотрудников, находившихся на крыше здания дома правительства, они 7 апреля 2010 года не стреляли по митингующим .

С их слов стреляли с южной стороны здания дома правительства с шестого и седьмого этажей. Также с южной стороны здания дома правительства слышались выстрелы из огнестрельного оружия. Стреляли снизу, с прилегающих территорий и с верхних этажей.

Сотрудники СГО тоже стреляли, когда толпа митингующих хотела прорваться на территорию дома правительства через ворота в юго-восточном углу, но куда именно стреляли я не знаю. Также стреляли сотрудники других силовых структур, после этого толпа митингующих отступала, потом обратно делала попытки зайти на территорию дома правительства, и так было несколько раз.

Говорили, что со стороны митингующих стрелял БТР [бронетранспортер]

Захваченный митингующими БТР
Захваченный митингующими БТР
и по нему стреляли со стороны дома правительства. Все это примерно продолжалось до 24 часов ночи, после чего поступил приказ от штаба оставить охрану дома правительства, что и было нами сделано.

Мы покинули территорию дома правительства совместно с сотрудниками других силовых структур через КПП на западной стороне. Прошли в сторону улицы Тоголок Молдо и по этой улице прибыли в центральный аппарат СГО, где пробыли примерно 30 минут. Затем по команде руководства СГО уехали на место постоянной дислокации здания СГО.

Сотрудники СГО, в том числе и я, находились на охране дома правительства с оружием, возле юго-восточного угла здания дома правительства в период примерно с 18 до 24 часов. В отношении митингующих сотрудники СГО производили выстрелы из огнестрельного оружия, куда именно я не знаю, лично я по митингующим не стрелял.

Что касается сотрудников СГО находившихся на крыше здания дома правительства, то я не знаю производили ли они выстрелы по митингующим.

Когда сотрудники СГО, в том числе и я, осуществляли охрану дома правительства с восточной стороны снаружи, в период с 18 часов по 24 часа с крыши дома правительства слышались одиночные выстрелы из снайперских винтовок. Какие виды я не знаю, звуки были из оружия калибра 7/62. Из снайперских винтовок стреляли с верхних этажей с южной стороны дома правительства. Я не видел как снайперы заходили в здание дома правительства.

Вооружение и позывные СГО

На вооружении у совета СГО находятся следующие снайперские винтовки: 3 единицы СВД [снайперская винтовка Драгунова] калибра 7/62, одна единица марки «Тигр» калибра 7/62 — эта винтовка не числилась на балансе у СГО, она была на хранении, это была винтовка председателя СГО Бакиева, 3 единицы контрснайперских винтовок марки ОСВ 96 калибра 12 и 7 миллиметров, за кем они закреплены я не помню.

Сотрудники 1 отделения 3 отдела Бердиев — начальник отделения, Бусулумов, Тентиев, Карикеев и начальник 2 отделения 3 отдела ОБО Байрамуков. Эти сотрудники обеспечивали контрснайперские мероприятия по прикрытию.

Из личного состава СГО отсутствовало примерно 40 человек, по следующим причинам: 11 человек, постоянно откомандированы в другие управления СГО, три человека из числа водителей не выходят на боевую тревогу, четыре человека находились в служебной командировке в США, в наряде у здания СГО находились три человека, старшим был Окошев, в отпуске находилось пять человек, пятеро сотрудников по приказу были в наряде по боевому прикрытию президента в его кортеже, два человека по заданию начальника СГО находились на прикрытии Мелиса Ишемканова [тогда бывший председатель наблюдательного совета Фонда развития].

Позывной у председателя СГО Жаныша Бакиева был «седьмой», Курманбека Темирбаева — бывшего руководителя аппарата президента Бакиева — «восьмой», за заместителем председателя службы госбезопасности Данияром Дунгановым был закреплен позывной «десятый». Мой позывной — «105», у снайперов СГО позывной «небо». Остальные отделы называются первый отдел, второй отдел.

7 апреля 2010 года я получил, закрепленное за мной табельное оружие пистолет ПММ №060169 с двумя полумагазинами по 12 патронов и штатное оружие — автомат Калашникова с двумя полумагазинами по 30 патронов.

Я использовал примерно 10 патронов от автомата Калашникова, когда по улице Алматинской выше железнодорожного моста стрелял вверх, в воздух, чтобы оттолкнуть толпу митингующих. Свое полученное оружие вместе с боеприпасами я сдал полностью в вооруженную комнату СГО за исключением вышеуказанных патронов.