Участник дуэта Ylvis, матерившийся по-кыргызски на норвежском телевидении, утверждает, что делал это, чтобы позабавиться над продюсерами и не думал оскорблять кыргызстанцев.

ВНИМАНИЕ: Этот материал, а также прикрепленные к нему видео- и аудиофайлы, содержат ненормативную лексику! Не читайте, если вы считаете это недопустимым для себя!

В интервью Kloop.kg Вегард Ильвисокер — один из участников норвежского дуэта Ylvis — сказал, что они использовали на сцене кыргызскую фразу “Кандай коток” (“Как хуй” в переводе с кыргызского) для того, чтобы позабавиться над продюсерами норвежского телешоу, в котором они выступали.

“Нам казалось, что будет весело сказать что-нибудь оскорбительное, и чтобы продюсеры при этом даже не догадались. Они до сих пор не знают, что у них это было в эфире”, — сказал Ильвисокер в телефонном интервью редактору Kloop.kg.

Дуэт исполнял в популярном норвежском ТВ-шоу песню “Жаным” (“дорогая” в переводе с кыргызского), которую они поют на смеси русского и кыргызского языка.

Выступление Ylvis на норвежском телевидении:

В изначальной версии песни не было матершинных слов, они использовались дуэтом родных братьев только на сцене.

Вегард признался редактору Kloop.kg, что после фразы “Кандай коток” он планировал также выкрикнуть на сцене русскоязычную фразу “В рот тебя ебал я”, но забыл эти слова.

Видео с этого выступления вызвало неоднозначную реакцию среди интернет-пользователей Кыргызстана, часть которых восприняла это как оскорбление.

“Не очень весело слышать, что люди злятся на нас, мы совсем не этого хотели добиться. Мы, конечно, осознавали, что существует риск, потому что тяжело переводить юмор”, — объяснил Ильвисокер в интервью.

Номер со словом “шлюха”

В песне “Жаным” дуэт Ylvis поёт о спасении кыргызской девушки из плена. Клип на эту песню снимался в 2012 году в горах Кыргызстана, где норвежцам очень понравилось.

“Я говорил [своим друзьям, что] стоит поехать в Кыргызстан. Это может быть немного необычно ехать в такую страну в отпуск, но на мой взгляд, это намного интереснее, чем ехать в “нормальные” курортные места”, — сказал Вегард.

Клип на песню “Жаным”, отснятый в Кыргызстане:

Обозреватель кыргызской службы радио “Свобода” Алмаз Ысман назвал клип и выступление норвежцев “неуместным эпатажем”.

“Думаю, если бы то же самое спели на норвежском языке и про Норвегию, реакция в зале наверняка была бы другой”, — написал Ысмын в своей статьей на веб-сайте службы.

Но у Вегарда Ильвисокера другая точка зрения:

“Если бы кто-то сделал что-то о Норвегии на другом языке, и внезапно начал бы кричать со сцены “хесткюк” (“хуй” на норвежском — прим. авт.) или что-то вроде этого — мы бы надорвали задницы от смеха, это было бы очень смешно”, — считает он.

Во время выступления на телевидении братья Ильвисокеры использовали автомобиль “Лада”, на котором был налеплен номерной знак с русским словом “Шлюха”.

Некоторые кыргызстанцы негодуют по этому поводу:

“как стыдно!они типа наших девушек называли ШЛЮХАМИ!!!” — написал дословно один из комментаторов на сайте “Свободы”.

Ильвисокер считает иначе:

“Нам хотелось сделать всё это смешным — со всеми этими танцорами и “Ладой”. И мы потом подумали — надо сделать что-то ещё, о чём продюсеры не догадаются. Что-то, что будет смешным для кого-то ещё в мире, не только для тех, кто смотрит шоу. И тогда мы повесили слово “Шлюха” на “Ладу”, и мы попросили кого-то найти матершинные слова”, — объяснил он.

Реклама Кыргызстану?

Некоторые пользователи Интернета считают, что, наоборот, норвежский дуэт сделал только рекламу Кыргызстану.

“Молодцы норвежцы!!! Мне очень понравилась их реклама нашей cтраны. Именно такие шоу-рекламы нужны по всему миру. В песне, как мне кажется, не матерные cлова, a плохое произношение кыргызских cлов норвежцами”, — написал пользователь Саджи на сайте радио “Свобода”.

Норвежский правозащитник Ивар Дале, проживший много лет в Кыргызстане, считает, что дуэт Ylvis — больше известный на своей родине комическими шоу и пародиями — не хотел обидеть кыргызстанцев.

“Ylvis — это норвежские комики и довольно известные. Обычно их программы очень смешные. […] А с этой песней лично считаю, что не совсем получилось. Не думаю, что они хотели обидеть кыргызстанцев, но то, что они добавили к этой версии на кыргызском языке значит не совсем понимают местную культуру”, — цитирует Ивара Дале радио “Свобода”.

Полная версия юмористического шоу “Big in Kirgisistan”, которое Ylvis сняли в 2012 году:

(Есть субтитры на английском)

Полное интервью Вегарда Ильвисокера редактору Kloop.kg Бектуру Искендеру:

Аудио (на английском, прослушивать только в стерео):

Текст:

Бектур Искендер: Вегард, ты блондин или брюнет в видеоклипе?

Вегард Ильвисокер: Я симпатичный. Тот, который брюнет. (Смеётся)

Б.И.: Мои поздравления с видео, оно было очень популярным в Кыргызстане на этой неделе. Вы можете сказать, как вам вообще пришла в голову идея снимать видео именно в Кыргызстане?

В.И.: Мы уже в течение 10 лет ведём юмористическое телевизионное шоу в Норвегии, и нам пришла в голову идея такого шоу, где мы были бы поп-звёздами. Но мы поняли, что в Норвегии это не получится, потому что мы известными другими вещами в Норвегии, что в США и других больших странах у нас нет шанса стать известными, поэтому мы решили выбрать какую-нибудь страну мира, для которой мы выглядели бы экзотично. И мы решили — надо выбрать какое-то место, далеко-далеко от нас, о котором мы ничего не знали бы. И в итоге мы выбрали Кыргызстан.

Б.И.: Но почему именно Кыргызстан?

В.И.: Это получилось случайно, на самом деле. Мы хотели поехать куда-то в эту часть света, в какой-нибудь из “-станов”. Мы просто посмотрели на глобус, это даже была не детальная карта, мы просто посмотрели на глобус, и решили — мы хотим поехать вот куда-то сюда, и ткнули пальцем. И это оказался Кыргызстан.

Б.И.: Ваше видео теперь популярно в Кыргызстане, но даже более популярно то видео, которое было отснято во время концерта, где вы выступаете на старой “Ладе”. И причина, по которой она популярна и почему собрала столько комментариев — это потому что вы используете некоторые матершинные слова из кыргызского языка. Ты знаешь смысл этих слов?

В.И.: Да, я знаю. Я очень расстроен одним — я должен был ещё кое-что спеть, но я не вспомнил это на сцене. После того, как мы говорим “Кандай коток”, я должен был сказать “В рот тебя ебал я”.

Б.И.: О, боже, серьёзно?

В.И.: Да, но я не вспомнил эти слова, и был потом немного расстроен. Потому что смотрите, всё это шоу — это было ради смеха. Это на национальном телевидении, и довольно много людей смотрит это шоу каждый год, может быть даже миллион зрителей, что довольно много для Норвегии. И нам хотелось сделать всё это смешным — со всеми этими танцорами и “Ладой”. И мы потом подумали — надо сделать что-то ещё, о чём продюсеры не догадаются. Что-то, что будет смешным для кого-то ещё в мире, не только для тех, кто смотрит шоу. И тогда мы повесили слово “Шлюха” на “Ладу”, и мы попросили кого-то найти матершинные слова.

Б.И.: Но что вообще за идея была с этими словами?

В.И.: Просто продюсеры до сих пор не знают, что у них прозвучали матершинные слова. Люди, которые всё это организовали, даже не догадываются, что мы в эфире у них матерились.

Б.И.: Кыргызская аудитория нашла это видео в онлайне, и теперь оставляет самые разные комментарии, в том числе некоторые недовольны и считают, что вы издевались над Кыргызстаном или кыргызской культурой. Что вы можете сказать по этому поводу?

В.И.: О, нет, нет! Это было просто, чтобы поприкалываться над норвежскими продюсерами. У нас было совсем мало времени, чтобы подготовиться к этому приколу, мы всё придумали в последнюю минуту. Нам казалось, что будет весело сказать что-нибудь оскорбительное, и чтобы продюсеры при этом даже не догадались. Они до сих пор не знают, что у них это было в эфире.

Б.И.: Но вы им планируете когда-нибудь рассказать, что вы матерились у них на телевидении?

В.И.: Да, мы скорее всего скажем это на нашем ток-шоу осенью. В Норвегии можно держать это в секрете столько, сколько мы захотим, а потом может быть мы скажем.

Б.И.: Что ты можешь сказать тем кыргызстанцам, которые злятся на вас за эти матершинные слова?

В.И.: Я осознаю, что нас могли неправильно понять. Но мне кажется, что довольно легко понять — это был скорее подарок людям Кыргызстана, не норвежцам. Если бы я хотел сказать что-то плохое о Кыргызстане, я бы не на кыргызском это сказал, я бы это сказал на норвежском. Если я хочу сказать что-то смешное кыргызстанцам, то я говорю это на кыргызском, и это как раз то, что случилось, это и была цель.

Б.И.: Ну а что ты можешь в целом сказать о Кыргызстане — какие чувства у вас оставила страна?

В.И.: Я бы, честно говоря, хотел бы вернуться туда, потому что мы там очень-очень классно провели время. Было для нас всё немного хаотично, потому что нам нужно было снимать клип. Мы там были восемь дней, но время в Кыргызстане было очень приятным. Люди смотрели наш клип и говорили, что может им стоит поехать туда в отпуск, но говорили немного с насмешкой. А я говорил: нет, серьёзно, стоит поехать в Кыргызстан. Это может быть немного необычно ехать в такую страну в отпуск, но на мой взгляд, это намного интереснее, чем ехать в “нормальные” курортные места. Просто суть в том, что в Кыргызстане мы встретили столько классных людей и увидели столько хороших мест — и мы никогда бы и не ожидали такого.

Б.И.: Что больше всего понравилось в Кыргызстане?

В.И.: В первую очередь, люди. Наверное, нам повезло — все дни были солнечными, была хорошая тёплая погода, а мы приехали из Норвегии, где холодно или дожди или ветры, и очень холодно. Мы поехали в горы, чтобы снимать видео, вокруг было очень красиво.

Б.И.: А кто вообще научил вас этим словам?

В.И.: Я, честно говоря, не знаю. У одной нашей подруги есть друг, который знает кыргызский. И я сказал ей, что у нас готовится шоу, и мы хотим поматериться по-кыргызски, и она мне отправила письмо, в котором написала список матершинных кыргызских слов, которые, как она написала, сказал ей один её пьяный друг. Так что был какой-то пьяный парень из Кыргызстана, который передал эти слова, а мы это сказали на телевидении.

Б.И.: Это видео стало очень популярным в Кыргызстане где-то два дня назад, но, в основном, обсуждают эти матершинные слова.

В.И.: Это, конечно, вызывает смешанные чувства… Приятно, что видео популярно, но… Если возможно убедить людей, что здесь не на что злиться, пожалуйста, сделайте это. Потому что логика, я думаю, проста — если бы мы хотели что-то сказать плохое о Кыргызстане, мы бы не сказали это на кыргызском. Это было бы всё равно, что во время войны забежать на базу противника голым и громко кричать.

Б.И.: Ну что ж, спасибо большое, это было очень интересное интервью, которое, наверное, тоже будет популярным — вы стали одним из самых обсуждаемых трендов в кыргызском Интернете.

В.И.: Правда, передайте как можно большему количеству людей, что это был скорее наш подарок кыргызстанцам, а не попытка оскорбить. Не очень весело слышать, что люди злятся на нас, мы совсем не этого хотели добиться. Мы, конечно, осознавали, что существует риск, потому что тяжело переводить юмор. Мы просто подумали, что если бы кто-то сделал что-то о Норвегии на другом языке, и внезапно начал бы кричать со сцены “хесткюк” (“хуй” на норвежском) или что-то вроде этого — мы бы надорвали задницы от смеха, это было бы очень смешно. Но я знаю, что и в Норвегии кому-то это могло бы показаться тоже оскорбительным, так что всем угодить никогда невозможно.