Детей уже не видно на плантациях, но учеников постарше насильно заставляют участвовать в тяжелых осенних хлопкоуборочных работах.

Оригинал опубликован на сайте Института по освещению войны и мира (IWPR)

Хлопкоуборочная кампания в Узбекистане началась в середине сентября, и в стране повсеместно принуждают людей к уборке хлопчатника.

В прошлом году правительство заявило, что приняло все меры, чтобы детский труд не использовался. Данный шаг стал ответом на бойкот со стороны основных западных производителей одежды и розничных продавцов с 2007 года, вызванный использованием труда восьмилетних детей при уборке урожая.

Местные обозреватели сообщают, что дети младшего возраста не заняты в уборке хлопка, но власти до сих пор принуждают старшеклассников в возрасте 15-18 лет к работе вместе со студентами университетов и колледжей, а также бюджетниками.

Уборка хлопка в Узбекистане, сентябрь 2013 г.

Учебный год начался 1 сентября и к середине месяца занятия в средних школах, колледжах, лицеях и ВУЗах прекратились, так как все классы были отправлены на поля.

16-летний ученик, давший интервью во время уборки хлопка в Букинском районе Ташкентской области, описал суровые бытовые условия тех, кто занят в хлопкоуборочной кампании.

«Почти все мы спим на матрасах на земле. У многих нет раскладушек или кроватей. Здание, в котором мы живем, находится в опасном состоянии. Полы в коридоре провалились, а стены грязные, – говорит он. – Мы встаем в пять утра и в семь уже в поле. Заканчиваем работать в пять-шесть часов вечера. До поля по два-три километра и мы возвращаемся пешком, так как транспорта нет. Выходных у нас нет».

Он добавил, что ежедневная норма сбора хлопка-сырца составляет 35-40 килограмм, при этом 230 узбекских сумов (около 10 центов), полученных за собранный килограмм, достаточно для оплаты питания.

«Никто здесь не зарабатывает деньги, большинство из нас работает за еду», – говорит он.

Питание состоит из картофеля, макарон, ячменя и капусты, редко мяса, и хлеба с чаем на завтрак.

«Пищу готовят на нерафинированном хлопковом масле, из-за чего у многих изжога или недомогание, – говорит школьник. – Я не могу есть такую еду, и поэтому покупаю все в местном магазине за свои деньги».

Чтобы избежать обвинений в принуждении к труду, власти ввели в этом году новую практику, когда каждого заставляют написать подписку о добровольном участии в кампании.

uzbek_cotton_harvest_2013_3

Наргиза, 17-летняя студентка лицея говорит, что перед отправкой на уборку хлопка, учителя собрали ее однокурсников и прочитали лекцию о патриотизме.

«Каждому раздали листы бумаги и попросили написать, что мы добровольно участвуем в уборке хлопка, – говорит она. – Нам сказали, что наше участие будет принято во внимание и может повлиять на нашу успеваемость. На этом же собрании нас предупредили, что если приедет комиссия и кто-нибудь станет задавать нам вопросы, мы должны сказать, что условия хорошие и мы здесь находимся добровольно».

«Комиссии», упомянутые Наргизой, это инспекционные группы Международной организации труда (МОТ), которым правительство в этом году разрешило провести мониторинг впервые за все время в знак доказательства отсутствия использования детского и других форм принудительного труда.

МОТ задействовала восемь групп по всей стране, но, по словам местных журналистов и правозащитников, им не удалось встретиться с проверяющими, которых надежно охраняют.

«В каждой комиссии есть официальное лицо от Узбекистана, закрепленное за ней, чтобы не допустить прямого контакта с ее членами», – сказал правозащитник из Ташкента.

Другой активист сказал, что узнал, что правительство поставило условие МОТ, чтобы они не контактировали с местным населением.

«Неясно, как можно связаться с членами комиссии», – сказал он, добавив, что косвенные попытки через иностранные посольства провалились, так как они тоже не могли связаться с инспекторами.

Ибрагим, житель Ташкента рассказал, как летом его заставили подписать добровольный отказ от претензий, когда его 15-летняя дочь подавала документы в колледж.

«Меня заставили написать заявление, указав, что я согласен с тем, что участие моей дочери в уборке хлопка является обязательным условием для ее поступления в колледж, – сказал он. – Они (приемная комиссия в колледже) отказались принять наши документы, пока я не подписал бланк. Я ничего не смог с этим поделать. Все колледжи и лицеи в городе ставят в одинаковые условия».

uzbek_cotton_harvest_2013_1

Немногие студенты или родители имеют храбрость не согласиться с такими условиями на месте. Как объяснил преподаватель колледжа из Ташкентской области, такое демонстративное неповиновение может вызвать угрозу будущей учебе студента.

Однако есть возможность избежать и участия в уборке хлопка и негативных последствий.

«В нашем колледже те, кто не хотел собирать хлопок, должны были заплатить 500 тысяч сумов (около 240 долларов США). Те, кто отказался позже, должны были заплатить половину этой суммы, – сказал преподаватель колледжа. – Откуп от хлопкоуборочной кампании в разных колледжах стоит по-разному, от 300 тысяч до 800 тысяч сумов».

Узбекистан является шестым крупнейшим в мире производителем хлопка, собирающим около 3,5 миллионов тонн в год.

Фермеры – это частные арендаторы, которые продолжают по советской системе использовать большую часть своих земель под выращивание не менее 1,5 тонн хлопка на гектар, в противном случае им придется ответить за последствия. Они должны продавать урожай государственным закупщикам по заниженным ценам, а государство затем продает хлопок на международный рынок с завышенной наценкой.

Даже привлечение собственных членов семьи не поможет фермерам собрать урожай своими силами, поэтому государство предоставляет дополнительную рабочую силу, привлекая студентов, учеников и бюджетников из городов.

Поскольку данный труд почти ничего не стоит государству, а ручной сбор в любом случае кажется наилучшим решением, фермеры не заинтересованы в приобретении хлопкоуборочных комбайнов, которые они не могут себе позволить.

Имена опрошенных не указаны из соображений их безопасности.

Данная статья подготовлена в рамках проекта Opening Public Space Through Media финансируемого МИД Великобритании.


1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Oni je svoey strane pomogayut. My kogda byli studentami i shkolnikami toje rabotali na selhozrabotah, tak govorya vospityvali v nas lubov k trudu i tem samym cenit trud drugih. I takoe bylo po vsemu Soyuzu. Uchenymi iz Evropy daje bylo dokazano chto fizicheskiy trud dlya shkolnikov i studentov ochen polezen. Ya dumayu etu statyu stoit peresmotret i izuchit obyektivno.

Comments are closed.